Ссылки для упрощенного доступа

18 Ноябрь 2017, Бишкекское время 09:04

Мельконьянц: Россия наверняка заинтересована в контроле над НПО в КР


Григориq Мельконьянц.

О чем говорит заявление генсека ОДКБ Николая Бордюжи, что в Кыргызстане «НПО очень много, они влияют на общественное мнение, нужно учитывать этот фактор»?

Не является ли это знаком того, что Москва намерена взять под контроль неправительственные организации и в Кыргызстане, как уже сделала это у себя?

С этими вопросами «Азаттык» обратился к исполнительному директору ассоциации «Голос» Григорию Мельконьянцу.

Мельконьянц: Так как Россия рассматривает страны Центральной Азии как сферу своих интересов, она наверняка заинтересована в том, чтобы в этих странах аналогично российскому принимались так называемые законы «об иностранных агентах». Тогда организации, которые получают любое иностранное финансирование и так или иначе критикующие власть, вносятся в специальный реестр и подвергаются жесткому прессингу и контролю для того, чтобы сделать их работу невозможной и тем самым прекратить их деятельность или максимально эти организации ослабить. Поэтому, на мой взгляд, здесь предпринимается попытка применить российский опыт. Россия неоднократно заявляла, что готова делиться таким опытом и не только со странами бывшего Советского Союза. Я знаю, что такой опыт передавался и Китаю. Поэтому у постсоветских стран есть интерес принять эти ограничительные законы со ссылкой на «большого брата».

«Азаттык»: Законопроект «Об иностранных агентах» в парламенте Кыргызстана тоже был подготовлен двумя депутатами. Однако он пока не принят. Против документа выступил и Минюст. Как вы думаете, может ли надавить Москва на Кыргызстан для принятия закона после вхождения КР в Евразийский экономический союз в мае этого года?

Мельконьянц: Думаю, в Кыргызстане с большой вероятностью этот закон будет принят, если не будет какого-то сопротивления этому со стороны гражданского общества. Потому что российская практика показывает, что с принятием этого закона некоторые организации прекращают свою деятельность, другие подвергаются преследованиям, многократным проверкам, огромным штрафам. Конечно же, это не будет помогать развиваться гражданскому обществу. Основная проблема этого закона – негативная оценка обществом. Из-за термина «иностранный агент» эти организации будут восприниматься как нечто враждебное, и работать им будет очень сложно.

«Азаттык»: К чему привел закон, приравнивающий НПО к иностранным агентам, с момента его принятия и до сегодняшнего дня? Как вы можете охарактеризовать ситуацию?

Мельконьянц: Трудно сказать, как это отразилось на всех организациях. В целом это отразилось негативно, часть организаций были вынуждены ликвидироваться. Потому что работать в таком статусе они не смогли. Часть организаций перестали получать иностранное финансирование и максимально сократили свою деятельность, ее стало намного меньше, чем раньше. А другая часть организаций продолжает получать иностранное финансирование, но подвергается различным нападкам и проверкам. К сожалению, непонятна дальнейшая судьба этих НКО, потому что сейчас законом устанавливаются ограничения на их деятельность. Например, организации, которые получают иностранное финансирование, никаким образом не могут осуществлять контроль за выборами.

«Азаттык»: Как заявил генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа, НПО в Кыргызстане очень много. Можно сказать, что это один большой сектор. Тысячи человек обеспечиваются работой за счет неправительственных организаций. Они борются не только за права человека, чистые выборы и открытость бюджета, но и реализуют социальные проекты. У самого кыргызского правительства, часто получающего финансовую поддержку из России, нет средств на поддержку проектов НПО. После того, как неправительственные организации приравняли к иностранным агентам, Россия усилила финансирование?

Мельконьянц: Российское государство выделяет средства, но увы, их объемы не идут ни в какое сравнение с теми, которые организации теряют, отказываясь от иностранного финансирования. Это, во-первых. А во-вторых, эти средства государство выделяет на краткосрочные проекты. Иностранные доноры давали средства на два-три года и более на какие-либо среднесрочные проекты. В российской практике существует государственное финансирование от нескольких месяцев до года, что, конечно же, сужает рамкт планирования для НКО и увеличивает их зависимость от государственных органов, которые по сути эти организации контролируют.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал интервью здесь

XS
SM
MD
LG