Ссылки для упрощенного доступа

21 Ноябрь 2017, Бишкекское время 16:03

Министр экономики Темир Сариев рассказал «Азаттыку» о том, чего добилась страна за пять лет после революции 7 апреля.

«Азаттык»: Господин Сариев, вы сыграли большую роль в апрельских событиях. Вот уже прошло пять с того времени. Как вы считаете, чего достигла страна за это время?

Сариев: Начнем с «Азаттыка». В свое время – в 2009-2010 годы – только «Азаттык» давал высказаться всем сторонам – оппозиции, властям. Почти все остальные СМИ находились под контролем властей. И поэтому наше самое большое достижение в том, что общество стало открытым. 10 апреля 2010 года было принято решение образовать Общественную телерадиокорпорацию. ОТРК финансируется из госбюджета, но управление в нем общественное. Кроме того, было много других изменений для обеспечения открытости и свободы. Я считаю, это большое достижение. Свобода не приходит сама по себе, за нее надо бороться. Мы обеспечили конкуренцию власти.

«Азаттык»: Под конкуренцией вы подразумеваете парламентскую систему правления?

Сариев: Во-первых, мы перешли на парламентскую форму правления. Во-вторых, в парламенте есть политическая конкуренция. Мы закрепили место парламентской оппозиции в Конституции.

«Азаттык»: Вы говорите, что сделали центральный телеканал общественным, но при Бакиеве он тоже был таковым. Вы считаете, что ОТРК дает слово оппозиции?

Сариев: Оппозиции дается эфирное время. Если вы посмотрите внимательно, то увидите, что рейтинг ОТРК возрос. Телеканал освещает все события, происходящие в стране.

«Азаттык»: Однако у оппозиции другое мнение…

Сариев: Напрасно они так говорят. Если нас возмущает то, что происходит в парламенте, это уже другое дело. Чего там не хватает? В первую очередь, парламентской культуры. Во-вторых, вызывает тревогу разрозненность парламента. А в-третьих, нам не хватает парламентского опыта. Однако законодательно место оппозиции закреплено. Например, треть состава Счетной палаты составляет оппозиция. Такую же часть ЦИКа представляет оппозиция. Кроме того, Наблюдательный совет ОТРК состоит на треть из представителей оппозиции. Парламентская оппозиция руководит двумя комитетами – по бюджету и финансам и по обороне и безопасности. У оппозиционеров есть своя трибуна. Если они хотят что-то сказать, то говорят. Самое главное, мы идем по пути развития.

«Азаттык»: Когда говорят о Бакиеве, то всегда отмечают, что он привел к власти своих детей, родственников, приватизировал энергетическую отрасль, поднял тарифы на электроэнергию. Как вы думаете, насколько было тогда оправданно идти с оружием против власти? Если сейчас сделать так же, то события могут повториться? Как вы считаете?

Сариев: По правде говоря, в то время не то, чтобы быть в оппозиции, было опасно даже подойти и поздороваться с оппозиционерами. В то время журналистов избивали, убивали. Президент во время своего визита в Европу напомнил о событиях тех лет. Тот же Геннадий Павлюк, которого связали и выбросили с шестого этажа. Сыргак Абдылдаев был жестоко избит. Убивали и политиков. Все боялись. Мы свергли такую власть.

У нас был план – провести реформы и на их основании провести выборы в парламент. При Бакиеве не было открытости и свободы. В 2010 году он ввел понятие «согласительной демократии». Ее разрабатывали, а потом и вошли в нее семь человек – он сам, его сын, брат и приближенные. Они бы подмяли под себя две ветви власти – парламент и правительство. Предполагалось, что если вдруг президент не сможет исполнять свои обязанности, то эти семь человек решали бы, кто будет управлять государством.

«Азаттык»: Как вы думаете, была ли дана справедливая, правовая оценка событиям 7 апреля 2010 года?

Сариев: Суд еще не завершился, подаются апелляции. Есть и судебные процессы по другим моментам. Максим, Жаныш Бакиевы должны ответить перед судом. Думаю, все оценки впереди.

«Азаттык»: Вы говорите, что мы переживаем детские болезни. Из-за чего это происходит? К этому привела созданная после конституционной реформы система? В обществе высказываются мнения, что эта система породила безответственность, и звучат предложения перейти или на сугубо парламентскую или исключительно президентскую форму правления. Как вы думаете, существующая система дальше будет развиваться или нужны еще какие-то меры?

Сариев: Если изучить историю стран, имеющих большой опыт парламентской демократии, можно увидеть, что все происходило там не в один день. Им потребовалось 200-300 лет. Они тоже ошибались. Они тоже переживали то, что мы переживаем сегодня. Нам нужен такой опыт. Нам нужна культура парламентской системы. Она должна укорениться. Невозможно всего добиться за один день.

Я выше говорил: когда мы были в оппозиции, перед нами стояла цель установить справедливую систему управления, если мы придем к власти. Если бы этого не случилось, мы повторили бы судьбу стран Ближнего Востока, Украины. Но, к счастью, у нас есть сила духа, и народ может объединиться перед лицом угрозы. Риск был, но мы его преодолели.

Во-вторых, некоторые говорят, что нужен сильный президент. Но мы уже два раза это проходили. Парламентская система трудная. Решения принимать нелегко. Но если решение неправильное, то его можно исправить.

«Азаттык»: А что надо делать – продолжать жить так дальше или все-таки двигаться вперед?

Сариев: Думаю, надо поддержать только часть предлагаемых депутатами изменений в Конституцию, которые позволят провести полноценную реформу судебной власти. А с остальным надо подождать хотя бы до 2020 года.

«Азаттык»: Господин Сариев, вы сейчас работаете в правительстве. Депутаты предлагают внести изменения в Конституцию, касающиеся усиления роли исполнительной ветви власти. Насколько это необходимо? Правительство настолько слабое?

Сариев: Депутаты вносят свои предложения. Если открыть эту книгу, то там очень много страниц. Их могли обвинить в том, что президент предлагает увеличить свои полномочия, получить право на переизбрание. Однако в этом случае, наоборот, они пытаются конкретизировать некоторые права парламента, дать некоторые полномочия правительству. Конституция – не догма, ее можно менять. Однако как политик, как участник апрельских событий я скажу, что мы должны потерпеть. Если требуются срочные изменения, надо согласовать их с обществом и потом принимать, а по остальным вопросам надо проявить терпение.

ВК

Перевод с кыргызского

XS
SM
MD
LG