Ссылки для упрощенного доступа

18 Ноябрь 2017, Бишкекское время 12:43

Безотцовщина детей и страны: как справиться с угрозой религиозного экстремизма? Часть I


Эдиль Байсалов.

За последнюю неделю случилось немало событий, которые требуют серьезного анализа и просто заставляют завести давно откладываемый в обществе разговор. В первой части я хочу обсудить идеологическую работу. В следующих частях в продолжение темы борьбы с экстремизмом я продолжу обсуждение деятельности правоохранительных органов и религиозной политики государства.

Разговор следует начать с новости про 19-летнего паренька в Оше, который, вдумайтесь, оказывается уже несколько лет(!!!) вербовал религиозных экстремистов и отправлял их в Сирию. Силовики победно рапортуют: так вот и так, задержали, обыскали, арестовали. На прошлой же неделе нам сообщили про 22-летнего уроженца Лейлекского района Аскарбека, выехавшего из страны в декабре прошлого года и уже успевшего засветиться в видеоролике ИГИЛ с угрозами джихада против России. И как вы помните, в октябре страна была шокирована узнать в "плачущем смертнике-подростке" из еще одного ролика ИГИЛ, обошедшего все телеканалы мира, нашего соотечественника - 20-летнего жалалабадца Бабура.

Так что же такое происходит в нашей стране, друзья?

Почему дети, выросшие в годы независимости, сейчас оказываются в Сирии? Несут смерть другим. Погибают сами. Почему отреклись от себя, от страны и родных, от самой жизни?

Случай Бабура Исраилова, того самого плачущего смертника, заставит сжаться сердце любого из нас. Умерла мама. Отец отдал ребенка своей теще и больше с ним в жизни не общался, хотя и жил совсем недалеко. Бабушка воспитала Бабура одна. Затем умерла. Бабур отправился в Россию на заработки. Отправлял оттуда деньги. Потом перестал. Связь прервалась весной прошлого года. Пару месяцев назад рыдающего Бабура сажают в начиненную взрывчаткой машину. У лейлекского «джихадиста» Аскарбека Бакыбекова ситуация зеркальная: отец умер, мать - на заработках в России.

Сейчас в стране сотни тысяч молодых бабуров и аскарбеков, которые выросли и растут совершенно без присмотра и должного воспитания. В большинстве случаев родители уехали зарабатывать на жизнь. Много семей распадается и, как у нас принято, дети остаются на попечении матерей, а часто и вовсе практически чужих людей. Безотцовщина, как мы все знаем, может протекать и при живом и даже присутствующем родителе. Почему наши современные взрослые не могут дать прочную и целостную картину мира, мы порассуждаем чуть позже, но факт остается фактом: практически первый попавшийся на пути подростка "авторитетный взрослый" легко перехватывает его неокрепшие душу и сознание, представляет готовый набор легких ответов на извечные подростковые вопросы, и форматирует его в качестве пушечного мяса мирового "джихада".

Отцы семейств в современном Кыргызстане в абсолютном своем большинстве не уверены, что обладают истинами, способными помочь и разъяснить детям как жить, прожить и выжить в стране. Мы думаем, что дети не видят нашего двуличия, когда на словах мы осуждаем взяточников и коррупционеров, а сами подталкиваем детей стать таможенниками и налоговиками. Когда вроде бы, по идее, мы говорим детям, что быть бандитом – плохо, но они знают, что члены ОПГ являются уважаемыми людьми в стране. Когда мы вроде бы по привычке твердим про культ образования, но на деле, получается, заботимся лишь о получении детьми дипломов.

Очень горько наблюдать за разрушением системы школьного образования, главной функцией которой во всех государствах является как раз культурное воспроизводство. Но школа у нас деморализована и опустошена. Качественный состав учительства пополняется в последние годы кадрами средними и ниже среднего. Как может обучить математике и физике учитель, сам не усвоивший этот материал в школе, и с горем пополам закончивший, т.е. отходивший в университет, зачастую заочно и отрывочно? Практически полностью потеряна великая гуманитарная традиция кыргызской сельской школы: она больше не выпускает идеалистическую и национально ориентированную молодежь. В современную эпоху большие произведения советской литературы и национальное наследие коммунистической эпохи уже не могут отвечать запросам подростков, а новой адекватной программы с образцами новой для нас литературы так и не предложено. Светское образование предстает для подростка неким бесконечно отсталым и фальшивым продуктом, отвлеченным от реалий мира. Школу нужно только отсидеть, настоящее образование и ответы на тайны мира за ее пределами. Что говорить о внимании государства к школе, если вот уже много лет обеспеченность учебниками составляет 20-30%! Вместо решения реальных проблем образования, власть занимается то введением единой формы, то строительными прожектами. Каждый упущенный день обеспечения качества школьного образования отбрасывает нашу республику на годы назад.

Надо ли удивляться тогда, что в такой вот среде, когда общество разобщено и не имеет ни четких ориентиров, ни прочной опоры национально-культурной идентичности, религия практически становится единоличным поставщиком моральной системы ценностей, смыслов и образцов поведения. В недавнем репортаже телеканала «ОшТВ» рассказывается, что подростки целыми классами уходят со школ на жума-намаз, а в университетах срываются занятия. Что интересно, не нашлось ни школьного руководителя, ни представителя духовенства, осуждающих эту практику: каждый твердит лишь о том, что не могут никому якобы ничего запретить. И только молодой преподаватель ОшГУ Жолдошбек Ботоноев прямо называет халатность и попустительство властей в этом вопросе преступными и призывает «наконец, навести порядок в этой среде, если мы хотим сохранить страну».

Так, а что же наши власти? Помните, мы начали разговор с обсуждения трех молодых людей, подростками ставших жертвами религиозного экстремизма. Так вот, и наша страна, ведь ровесница Бабура и Аскарбека, и точно такая же жертва безотцовщины, как и они. Вот сейчас власти любят повторять, что принята, значит, Концепция государственной политики в религиозной сфере на 2015-2020 гг., как будто утвердив этот документ, сразу же одним махом решены все проблемы. Прочитайте же эту Концепцию http://www.president.kg/…/4901_podpisan_ukaz_o_kontseptsii…/ – там нет никаких ответов.

Который год наши учителя задают вопрос власти, разрешено ли ношение маленькими детьми хиджабов. Наши власти на этот вопрос отвечать отказываются. Трусят! Если избегает отвечать на этот вопрос Совет обороны, то что говорить о простых завучах? Все прекрасно знают, что эпопея с единой формой зачиналась в том числе и для исключения возможности религиозной эксплуатации детей, но в последний момент правительство в очередной раз проявило нерешительность. А ведь год из года ситуация ухудшается. Если раньше школа не могла противостоять религиозному головному убору, то сейчас она не решается удерживать подростков от намаза. Что дальше? Отменим учебу по пятницам? Откроем намазкана в школах?

Мы должны ясно отдавать себе отчет, что религиозных экстремистов плодят вовсе не мечети, а их упускают школы! Терроризм никогда не может запустить корни в сердце ученика, получившего полноценное светское образование. Наконец, в каждой школе каждому родителю, каждому чиновнику государственной и местной власти, каждому религиозному служителю должно быть объяснено: получение школьного образование – это не прихоть и не право каждого гражданина, а его обязанность. Обязанность родителя обеспечить каждым ребенком получение школьного образования по государственному стандарту. Это Закон Кыргызской Республики, и соответственно каждый родитель и религиозный служащий, нарушающий право ребенка на образование, должен незамедлительно привлекаться к ответственности. Повторюсь, здесь нет и не может быть двух разночтений. Если родитель систематически препятствует своему ребенку получать школьное образование, речь должна идти вплоть до лишения родительских прав.

Однако, я тут вовсе не агитирую сегодня же развернуть кампанию борьбы с «экстремизмом» против хиджаба или ношения бороды, по примеру наших более крепких соседей. Вот именно, что такие вещи должны проводиться не кампанейски, а подспудно и уверенно, раз и навсегда. Кавалерийским наскоком дело не решишь, наоборот, вредят каждый раз именно такие инициативы, когда без должной подготовки и решимости объявляются скорые цели, а затем при малейшем сопротивлении трусливо сворачиваются и публично сдаются позиции.

Мы не хотим войны! Но мы не можем не замечать, отмахнуться, сдаться в навязанной нам войне культур, ценностей. Хотя это даже не война, а уверенная оккупация под бравурные марши, когда мы сами выходим приветствовать новых культурных хозяев с хлебом-солью. Мы должны защитить не просто образ, но отстоять сами устои своей жизни. Наш народ пытаются перепрограммировать и в буквальном смысле переодеть по чужому подобию. К сожалению, в состоянии «безотцовщины» некому разбудить народ, защитить его от навязывания чужого и чуждого. Только изредка у народа срабатывают какие-то слабые рефлексы, и он старается отторгнуть вторжение в свою культуру. Нельзя откладывать на потом, но важно всем нам собраться с силами и укрепиться духом решимости защитить свои государственные институты от влияния чужеземцев. Тут можно согласиться с Кадыром Маликовым, который говорит, что нельзя запретами хиджабов побороть идеологию исламизма, предлагающего всеохватывающую морально-ценностную концепцию. Но К. Маликов не прав, когда предлагает в качестве альтернативы развивать умеренный ислам в качестве общественно-политической силы. Любой политизированный ислам будет в нашей стране тут же радикализирован. Мы слишком малы и не обладаем ресурсами поддерживать серую зону.

Продолжение следует...

Эдиль Байсалов

P.S. Орфография и стилистика автора сохраненв.​ Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции Радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG