Ссылки для упрощенного доступа

22 Сентябрь 2017, Бишкекское время 08:38

Кыргызская рулетка-199­0 или Как был избран первый президент


Аскар Акаев (на переднем плане) и Абсамат Масалиев. 27 октября 1990 года.

Говорят, что теория вероятности вполне применима при игре в рулетку. Если это так, то выборы первого президента (учтите: именно президента, а не Первого секретаря Центрального комитета Компартии) еще остающегося советским Кыргызстана в 1990 году во многом напоминали именно игру в рулетку с высоким уровнем вероятности избрания самых разных деятелей - от Чингиза Айтматова до Бекмамата Осмонова.

СССР на глазах разваливался, впереди была полная неизвестность, поэтому роковой шарик судьбы мог остановиться на любой красной цифре. Еще свежи были тяжелые раны ошских событий, общество бурлило в невероятной степени, и в такой ситуации надо выбрать лидера, ставить на кого-то, кто бы мог повести за собой страну по правильному пути. Да, у нас был и туркменский, и узбекский, и таджикский варианты политического развития. И вполне реальный шанс возглавить страну был и у А. Масалиева, в то время фактического руководителя республики, и у А. Жумагулова, главы кабинета министров, и у Ж. Аманбаева, и у Н. Исанова, А. Муралиева, Б. Осмонова. А выборы главы страны тогда находились в руках депутатов последнего созыва Верховного Совета Кыргызской ССР. И они начали в буквальном смысле играть в некую политическую рулетку. Я назвал бы ее великой кыргызской рулеткой-1990, игрой в судьбу, в выбор будущей парадигмы развития.

И эта непредсказуемая игра пошла - раз уж оперировать терминами азартных игр - по правилам не русской, и не китайской, а скорее, американской рулетки с ее двойным зеро. Дело в том, что американская рулетка дает преимущество в выигрыше почти в два раза больше, благодаря дополнительному нулю, так называемому двойному зеро, хотя роковой шарик судьбы мог остановится именно на красном цвете цифры 2, и страну мог возглавить кто угодно: потенциальный диктатор типа Сапармурада Туркменбаши или некий кыргызский Каримов либо Рахмон, либо просоветский Нур Мухаммед Тараки Афганистана, которого свергнул бы проамериканский Хафизулла Амин, а того - опять же просоветский Наджибулла… Но не будем забывать, что в теории вероятностей существует еще и понятие бесконечности, которое не говорит нам ни о чем в плане игры в рулетку. Словом, судьба Кыргызстана напоминала жизнь при мерцающей свече на ветру - то все ясно, то все еще зримая картина окуталась в полный мрак. Впереди ожидала неизвестность, прежняя стабильность жизни и защищенность под сенью могущественной державы на глазах исчезали. Страх и надежда в те дни жили в обнимку…

Последний съезд Компартии Киргизской ССР состоялся 30 августа 1990 года во Фрунзе, после него партия, «честь и совесть эпохи», фактически перестала существовать и выполнять свою руководящую роль. Зато появились новые партии, на первом этапе довольно формальные и, скорее, похожие на политические кружки по интересам: «Асаба», «Ош аймагы», КДК, ДДК, «Единство Кыргызстана» и другие. Забегая вперед, можно отметить, что к 1995 году Министерство юстиции Кыргызстана зарегистрировало 15 партий, самыми крупными из которых считались партия Коммунистов ( лидер А. Масалиев), «Ата Мекен» ( лидер О. Текебаев), Социал-демократическая партия Кыргызстана (лидер А. Атамбаев) и другие.

…Памятным оказался день 22 октября 1990 года, когда открылась сессия Верховного Совета Киргизской ССР. День был совершенно необычный, на улицах митинговали, проходила даже голодовка, а в руках людей были лозунги типа: «Мы за президентское правление!», «Свободу печати!», «Кто в ответе за ошские события?» и другие.

Поскольку общество жаждало новизны и демократических преобразований, все начали думать о том, кто мог бы эту тяжелейшую ношу взять на себя и достойно выполнять миссию главы республики. Это целая история, если вдаваться в детали и нюансы. Тем не менее, следует отметить, что первым пришло в голову имя Чингиза Торекуловича Айтматова. Об этом достаточно подробно, с описанием всех деталей и переговоров написал А. Эркебаев в своем труде «Приход к власти Аскара Акаева». Много интересных подробностей можно узнать из книги А. Акаева «Трудная дорога к демократии», книге мемуаров А. Джумагулова «Что отдано взамен» и других.

Но Чингиз Торекулович Айтматов наотрез отказался от предложения быть выдвинутым на президентство. Начались поиски подходящего претендента, кучкование депутатов Верховного Совета, шушуканье регионалистов, групповщина... Весьма позитивную роль сыграли те члены парламента и общественные деятели, особенно группа «114», которые решили выдвинуть на главную должность страны нового, непартийного, прогрессивно мыслящего человека. В итоге все остановились на кандидатуре академика Аскара Акаева, в то время президента Академии наук республики, физика-электронщика, уже четко обозначившегося на политическом небосклоне в качестве депутата Верховного Совета СССР. Его знали как одного из первых публичных критиков А. Масалиева, как депутата, несколько раз весьма удачно выступившего с трибуны союзного парламента и тем самым обратившего на себя внимание.

22 октября 1990 года открылась вторая сессия Верховного Совета Киргизской ССР. Но это была совершенно другая сессия, а на ней - другая общественно-политическая атмосфера. Пропустим ненужные подробности, но отметим, что на вышеупомянутой осенней сессии ВС на пост главы советского Кыргызстана первым выдвигался А. Масалиев (его кандидатуру представил А. Джумагулов), затем - А. Джумагулов, кандидатуру которого предложил Дж. Сааданбеков. Список пополнил Дж. Аманбаев, в то время первый секретарь Иссык-Кульского обкома партии.

В результате тайного голосования никто из кандидатов не набрал необходимого минимума - 175 голосов из 349. После отборочного тура на окончательное голосование были допущены только два кандидата: А. Масалиев и А. Джумагулов, но никто из них не набрал необходимого минимума. За самого главного претендента - А. Масалиева - отдали голоса всего 171 депутат, то есть ему не хватило всего 4 голоса, чтобы стать первым в истории Кыргызстана президентом.

Говорят, что история порой ведет себя, как капризная баба. То, что это так, мы не раз убеждались на примере постсоветского Кыргызстана. В те октябрьские дни история действительно повела себя весьма своеобразно. По логике вещей, стать главой Кыргызстана должен был бы А. Масалиев, реально первое лицо страны (так происходило и в других республиках), либо глава правительства А. Джумагулов. Но власть не досталась ни первому, ни второму. На следующий день сессия ВС продолжила свою работу, и на президентскую должность выдвигались уже новые лица: А. Акаев, С. Аблесов, Э. Дуйшеев, Н. Исанов, А. Муралиев и Б. Осмонов.

Голосование пришлось проводить в два тура. В первом туре наибольшее число голосов набрал А. Акаев - 147. Второе место занял Н. Исанов - 74. Во втором туре пальма первенства была у А. Акаева. Он набрал 179 голосов, превысив на 4 голоса необходимый минимум в 175. Так А. Акаев стал первым президентом республики. Это было 27 октября 1990 года.

Об этом судьбоносном событии в истории Кыргызстана еще напишут, но хотелось бы отметить, что с этого дня вектор развития республики начал круто меняться. Никто тогда не знал, что ждет страну, каким себя покажет президент-академик, представитель точных наук, электронщик. Но бесспорно то, что это был очень важный, поистине исторический день. День начала новой, вернее, новейшей национальной истории Кыргызстана. Самое интересное было впереди…

Став президентом академику А. Акаеву пришлось в буквальном смысле слова учиться всему: управлять страной, стать политиком, заниматься и интригами, и экономикой и проводить самые болезненные реформы, бороться за свою власть. У него это получилось, да и он был типичным отличником, окончившим школу с золотой медалью, ленинградский технический вуз с отличием (ЛИТМО), защитившем кандидатскую в том же Ленинграде, а в свои 36 ставшим доктором наук. В первые годы президентства судьба ему особенно улыбалась. Ему везло везде и всюду. Первая половина 90-х была лучшим временем правления Аскара Акаева, но, к сожалению, позже он стал меняться.

Так закончилась великая кыргызская политическая рулетка начала 90-х.

Итак, был ли Акаев, как писал великий русский поэт Андрей Вознесенский по совсем другому поводу, «случаем досады» («Ты--случай досады. Играй без меня»), ложной и рискованной ставкой, и играть нужно было без него? Как история повернулась после, в бурные 90-е, в памятные 2000-е? Об этом поговорим в следующих рассказах.

XS
SM
MD
LG