Ссылки для упрощенного доступа

26 Сентябрь 2018, Бишкекское время 20:25

Умбеталиева: У кыргызстанского парламента нет полноты власти


Толгонай Умбеталиева.

В Кыргызстане после перехода на парламентскую форму правления уже дважды проходили выборы. Оправдал ли надежды этот политический институт?

Как оценивают парламентаризм в Кыргызстане вне его? Своим мнением с «Азаттыком» поделилась директор фонда «Развитие демократии в Центральной Азии», казахстанский политолог Толгонай Умбеталиева.

Парламентская демократия себя оправдала

«Азаттык»: В 2010 году Кыргызстан для исключения семейного правления и установления подлинной демократии перешел на парламентскую форму правления. Этот шаг себя оправдал? Каков ваш взгляд из соседней республики?

Умбеталиева: Думаю, надежды оправдались. После перехода на парламентскую форму снизились радикальные противоречия. Мы знаем, что стало с Акаевым, а потом и Бакиевым. Думаю, парламентская форма создает условия общественности для диалога. Народ видит, как соблюдаются его интересы, решаются проблемы. С этой точки зрения парламентаризм оправдал себя.

Во-вторых, в условиях парламентаризма укрепляются политические партии. Некоторые укрупняются. Они стали играть большую роль в политике и отказываться от уличных протестов. Раньше уличные лидеры не особо нуждались в профессиональных качествах. А теперь начал появляться профессиональный уровень. Можно договариваться без оружия и скандалов. Я думаю, это большое достижение.

«Азаттык»: В Кыргызстане высказывается критика по поводу того, что парламент зависим от президента и других политических сил, поэтому не может в полную меру выполнять свои истинные функции…

Умбеталиева: В этом случае надо анализировать решения. Надо смотреть, какие решения принимаются после переговоров. Если в них на первом месте стоят интересы народа, власти могут менять решения в зависимости от общественного мнения, это хорошо. Ну, а если превалирует позиция власти, то можно говорить, что парламент находится под контролем.

Сейчас я не вижу влияния народа во внешней политике. Здесь превалирует влияние политической группы, находящейся у власти. Но я не вижу здесь особых расхождений с общественным мнением. Например, если говорить о приграничном споре с Узбекистаном, то высказывание президента выразило мнение народа. Но главный вопрос заключается в том, насколько народ и парламент могут влиять на внешнюю политику. Я не вижу разницы во вкладе парламента Кыргызстана во внешнюю политику с парламентами других постсоветских государств. На самом деле, этот вопрос должен обсуждаться депутатами, народом и решаться, с кем или как интегрироваться.

Оппозиция теряет влияние

«Азаттык»: Когда в Кыргызстане создавали новую систему, как вы и говорили, для того, чтобы прошлая уличная оппозиция была в парламенте, ввели специальные законодательные нормы. Но в Кыргызстане многие недовольны тем, что считающиеся оппозиционными фракции молчат…

Умбеталиева: Конечно, это нехорошее явление. Отсутствие оппозиции – плохой сигнал для общества. В парламентской системе в особенности должен быть хороший противовес. Оппозиция должна не только критиковать власть, но и бороться за принятие решений. Они должны бороться за решения в интересах своего электората.

Замечаю возникновение оппозиции при решении важных вопросов. Мы даже видим ситуации, когда президент, не сумев протолкнуть свои инициативы, отказывается от них. Но в то же время есть вопросы, на которые партии не реагируют. В некоторые моменты мы видим борьбу гражданского общества, оппозиции, их силу. Но в остальные моменты они остаются в тени. Вот поэтому они кажутся безрезультатными. Оппозиция теряет свой вес. Вся слабость оппозиции заключается в этом. Они не высказывают свою позицию по всем вопросам, а реагируют только на большие события или на то, что в ее интересах.

«Азаттык»: В 2010 году после победы на выборах партий, наспех созданных богачами и влиятельными политиками, была надежда, что это только начало пути парламентаризма и что со временем ситуация исправится. К сожалению, ситуация повторилась и осенью прошлого года. Вам не кажется, что это еще один удар по имиджу парламентаризма в Кыргызстане?

Умбеталиева: Если принимать во внимание чувствительность кыргызского народа, то, если депутаты, вне зависимости от их материального положения, будут бороться за интересы народа, то их выберут и на следующих выборах. Здесь деньги не играют особой роли. В Кыргызстане ситуация такова, что если парламент будет плохо работать, то несмотря на богатство партии не пройдут на следующих выборах. Я не думаю, что избиратели будут голосовать за таких кандидатов. Сейчас им дали испытательный срок на то, чтобы посмотреть, как они будут работать. Есть надежда, что они не будут воровать, потому что уже сытые. Если надежды будут оправданы, то избиратели будут голосовать, богатые кандидаты или нет. Для народа важно, чтобы решались его проблемы. Также важно, чтобы это отвечало национальным, региональным и этническим интересам. Если эти интересы будут соблюдаться, то почему бы и не избирать их.

Мнение президента - решающее

«Азаттык»: Сейчас высказываются предположения, что премьер-министр уйдет в отставку. Избрание главы правительства – прямая функция парламента. Но превалируют мнения, что судьбу премьер-министра решает не парламент, а президент, иначе говоря, через свою фракцию. Это не значит, что парламент Кыргызстана зависит от президента?

Умбеталиева: Если в парламенте есть партия президента, ее члены, конечно, будут прислушиваться к мнению своего лидера. Поэтому я считаю, что для парламента решающим является мнение и влияние главы государства. Если это было бы не так, то премьер боролся бы за свою должность. В Кыргызстане не полностью парламентская форма правления. На самом деле, это президентско-парламентская система.

Нам еще далеко

«Азаттык»: В Казахстане недавно состоялись парламентские выборы, избраны новые депутаты. Какие слабые и сильные стороны у вашего парламента?

Умбеталиева: Во-первых, при формировании состава правительства наш парламент не играет никакой роли. Кабинет министров формирует президент, а парламент только номинально голосует. Конечно, у него есть и большие полномочия. Но если принимать во внимание предвыборную кампанию и то, что в парламент депутаты проходят только по согласию главы государства, то они не могут выступить против него. Иногда мы шутим, что парламент – это администрация президента. Иначе говоря, это вторая канцелярия, узаконивающая его решения. Ну, а в кыргызском парламенте есть живые, реальные партии, есть споры. Хотя политическое устройство не как в Европе, но на постсоветском пространстве кыргызстанский парламент наиболее авторитетный и сильный. В Казахстане парламент напрямую выполняет указания президента. А выборы – это декорация. Поэтому разница очень большая. Казахам до кыргызского парламента надо пройти еще очень долгий путь.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

XS
SM
MD
LG