Ссылки для упрощенного доступа

18 Октябрь 2017, Бишкекское время 13:39

«25 лет Независимости»: Встреча с колумбийским борцом с наркокартелями


Александр Зеличенко

Вслед за объявлением Независимости в 1991-м в республику потянулись сановные делегации. Гостям хотелось знать, как в теперь уже самостоятельных странах обстоят дела, к примеру, с ядерными хвостохранилищами, есть ли военнопленные из других государств, беженцы... Кроме прочих, посетили специалисты ООН, контролирующие наркотики. На месте изучалась ситуация, давались рекомендации. Заодно, невзначай как бы, прояснялось, не производим ли мы зелье сами...

Как начальник республиканской Службы по борьбе с наркобизнесом, помогал. Сопровождал, организовывал встречи, давал пояснения. Было интересно - фактически впервые столкнулся с профессионалами международного класса...

Миссию возглавлял экс-министр юстиции Колумбии. Недюжинного ума и менеджерских способностей, с явными лидерскими качествами, он будто притягивал внимание. К тому ж обладал каким-то «нутряным» голосом, общался, будто чревовещатель.

Вертолёт доставил на Иссык-Куль. Составили представление о дикоросах конопли в Ак-Суу, Джеты-Огузе и Тюпе, нанесли самые большие поля на карту. На ночь остановились в госрезиденции. Здесь побаловали концертом, великолепным ужином. Осмелев от коньяка, решил пообщаться.

Разомлев от приема и проделанной работы, колумбиец в свою очередь также был настроен благодушно. Шустрая переводчица едва успевала. Говорили обо всем - красотах озера, так отличающемся от его родных гор Тянь-Шане, национальных традициях. В запале латиноамериканец вдруг оттянул водолазку, что плотно облегала горло и мешала свободно дышать...

Обнажился глубокий безобразный шрам, перечеркнувший шею крест-накрест. Перехватив тревожные взгляды и явно смутившись, ооновец тут же прикрыл его...

Но было поздно. Предвосхищая готовый сорваться с языка вопрос, он быстро заговорил своим необычным голосом:

«В Колумбии министру юстиции подчинены полиция и другие силовые структуры. Таким образом, когда вновь избранный президент, с которым нас связывала давняя дружба и карьера, назначил меня туда, пришлось возглавить борьбу с наркокартелями. К тому времени они обладали реальной властью – политической и экономической.

Коррумпировали верхушку страны, прикормили полицию, армию, суды, таможню. Кто не брал взяток - уничтожали. Казнили десятки честных офицеров, журналистов, прокуроров. В мафиозных разборках и перестрелках гибли люди, взрослые и дети. Менялась психология: работать на картели считалось престижным, о наркобаронах слагались исполняемые популярными певцами баллады, сочинялись поэмы. Используя слабость государства, в своих вотчинах они устанавливали собственные законы и порядки, наказывали и миловали.

Со всем этим надо было кончать. Опираясь на помощь соседей, изрядно натерпевшихся от кокаина, начали генеральное наступление на картели, арестовав дюжину «донов» среднего звена. Избавились от наркопредставителей в парламенте, наскоро почистили военных и силовиков...

Меня пытались купить. Не вышло, хотя ставки поднимались трижды. Пугали - отправил за границу семью. Через прирученную прессу и собственный телеканал компрометировали - не поверили. Но вскоре криминальная разведка доложила, что принято решение о физическом устранении.

Это превратилось в кошмар. Дважды на одном месте не ночевал. Отказался от семьи и друзей. Позабыл про концерты, любимый до того театр. Повсюду только под усиленной охраной. Но по-настоящему всполошился, когда вдруг пропал работавший под прикрытием разведчик, предупредивший о вынесенном приговоре. А после того, как ни о чем не подозревавший посыльный доставил в офис его аккуратно завернутое в золотую фольгу ухо, вызвал президент: «Больше не могу тобой рисковать. Отправляйся послом, за «железный занавес». Надеюсь, там картель не достанет».

Год в социалистической столице расслабил, подумывал даже жену и детей привезти. Ездил уже без охраны, по привычке меняя только маршрут передвижения. Однажды, в воскресный солнечный день, бездумно расслабившись, гулял вдоль набережной. И не заметил, как из остановившейся неподалеку ничем не приметной машины вышли двое, по виду местные.

Расстреливали практически в упор. Из револьверов. Как уцелел - переадресую вопрос к Всевышнему. Целили в голову, но свинец угодил в шею. Три пули навылет порвали плоть. Хирурги, в том числе и пластические, трудились надо мной полтора года. Рубец, что вы видели, лучшее, что можно было сделать. Представляете, что в начале было?!

Но, главное, навсегда потерял речь, возможность издавать нормальные звуки. То, что от природы мог делать даже младенец, отныне стало для меня недоступным. Как жить дальше?!

Вначале общался через письмо. Освоил язык глухонемых. Заинтересовался чревовещанием. Долгих пять лет усиленных тренировок, и вот я работаю на ООН...»

Тут визави вдруг резко поднялся и ушел. Даже не попрощавшись. В одиночестве, которое никто не решался нарушить, долго гулял по берегу, успокаивался... За полночь удалился в VIP-корпус.

Через день группа уехала. Больше мы не встречались...

Александр Зеличенко, директор Общественного фонда «Центрально-Азиатский центр наркополитики». Полковник в отставке, кандидат исторических наук.

Материал опубликован в рамках конкурса «Азаттык», посвященного 25-летию независимости Кыргызстана.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG