Ссылки для упрощенного доступа

10 Декабрь 2018, Бишкекское время 03:21

«Завещание отца»: Как достойно дебютировать в мировом кино с кыргызским фильмом


Кадр из фильма "Завещание отца".

Принято считать, что люди у нас в стране несчастны, и смотреть на знакомые страдания еще и в выдуманной реальности нашему зрителю не нужно. Кино должно развлекать, а не становиться поводом для дополнительных размышлений. Потому на большом экране мы смотрим непретенциозное, поддакивающее ожиданиям аудитории массовое кино.

Оно у нас, к сожалению или просто к данности, в 9 случаях из 10 не ориентируется на хотя бы усредненные кинематографические стандарты и часто носит почти маргинальный характер.

В то же время в кыргызском кино существует параллельная вселенная – фестивальные фильмы. Обычно это авторское кино, в котором видны попытки размышлять, говорить о проблемах кыргызской жизни, рефлексировать над ней. Такие картины катаются по различным фестивалям и собирают награды по всему миру. Об этом пишутся новостные заметки, те растекаются по социальным сетям, люди рады, что наши где-то что-то получили. На этом у большинства знакомство с успехами этой половины кыргызского кино заканчивается. Как правило, посмотреть такие фильмы можно только через некоторое время на специальных показах (и то не всегда). Это грустно, потому что важно иметь доступ к этой нише – в Кыргызстане могут создавать интеллектуальное кино. Как минимум, предпринимать достойные попытки.

У фильма «Завещание отца» («Атанын керээзи») удивительная, почти трогательная, но далеко не уникальная история создания. По ней можно снимать фильм о фильме. Получится отличная иллюстрация того, как выживает искусство в современном Кыргызстане. Бакыт Мукул и Дастан Жапар уулу – режиссеры и сценаристы фильма на пути к победе в Монреале преодолели три года творческих изысканий и финансовых трудностей.

Премьера «Завещания отца» состоялась 31 августа в Квебеке на 40-ом Монреальском фестивале. Это одно из 15 престижнейших киномероприятий в мире, входящее в неформальный, так называемый класс «А», наряду с Берлинале, Каннами и Локарно. Ориентирован он не столько на канадский и североамериканский кинематограф, сколько на мировой. Ежегодно тысячи фильмов подают заявки на участие в пяти основных программах. В номинации First Films World Competition («Мировая программа дебютных фильмов») в этом году победил «Атанын керээзи». Это первая победа Кыргызстана в фестивалях класса «А» и единственный «Золотой зенит» в странах бывшего Советского Союза. Как бы ни звучали эти «самые», «первые», «единственные» достижения нашей скромной страны, нам стоит понимать и принимать их важность.

Картина уже был отмечена на некоторых азиатских фестивалях (там, правда, сидят свои, ну да ладно). «Завещание отца» также поборется за конкурсное место на «Оскаре» и «Золотом глобусе» в номинациях за лучшие фильмы на иностранном языке. Скорее всего, болеть за наших не придется – прохождение других картин в шорт-лист этих премий вероятнее. От этого «Атанын керээзи» для кыргызстанского зрителя менее значимым, конечно же, не становится.

Удивительно, как два человека без офиса, ресурсов, режиссерского и сценарного опыта (один – актер, второй – оператор), гуляя по бульвару Эркиндик изо дня в день, достойно дебютировали не только в национальном, но и мировом кинематографе. Заподозрить в Бакыте Мукуле драматическое начало, прямо скажем, дело неочевидное. За актером закреплено определенное амплуа – эстрадно-комическое. Воспринимать его игру в контексте напряженной ситуации совсем непривычно: в фильме Мукул в роли второго плана разыгрывает впечатляющий эпизод. А знать, что он еще и масштабно мыслящий автор – настоящее открытие.

Глобальный посыл «Завещания отца» кыргызстанцам знаком, к сожалению, слишком хорошо. Миграция захлестнула нашу страну и не собирается ее отпускать. Семья главного героя Азата переехала в Америку много лет назад. Их дом остался бесхозным. Репутация – запятнанной. Перед отъездом отец задолжал односельчанам немалую сумму (почему – история утаивает). Азат возвращается в родной айыл с целью вернуть долги отца.

Тема трудовой миграции присутствует в фильме не только через историю главного героя, но и через, казалось бы, отвлеченные эпизоды. Три женщины уезжают на заработки. Одна плачет – едет впервые. «Я оставила ребенка спящим, даже не попрощалась» - «Нам тоже было тяжело вначале. Потом привыкнешь, вы перестанете скучать друг по другу». Жуткий по своему смыслу диалог настолько реалистичен, что не может не вызвать эмоциональный отклик.

Все ровесники Азата уехали. Остались только его друзья – супруги Жоки и Айпери. Жоки и Айпери в картине выполняют почти ту же роль, что и Левин с Кити Щербацкой в «Анне Карениной» Толстого. Это образ молодой примерной и, главное, счастливой семьи. Совместное хозяйство, трудолюбие, взаимоуважение – в Жоки и Айпери воплощается рецепт кыргызского счастья. Они качают своего ребенка в бешике, передвигаются на араба, пьют жарма и едят горячие лепешки со свежим каймаком. А что еще, собственно, людям надо? Зачем куда-то уезжать? Можно трудиться здесь. Можно кормиться здесь. Можно детей растить здесь. Можно жить здесь. Можно и умереть здесь.

Заброшенный дом Азата – это не что иное, как заброшенный Кыргызстан. Мы бросаем наш дом, не следим за ним, не ухаживаем, не заботимся о нем. Мы уезжаем, не оборачиваясь. Мы забываем о нем, а вспомнив, находим его отверженным и опустошенным. Финальный кадр с выкрашенным в голубой цвет домом – символ надежды на, как это ни избито, светлое будущее нашей страны.

Название фильма, само по себе намекающее на тот сюжетный поворот, к которому авторы ведут зрителя напряженно и долго, через весь двухчасовой фильм, оправдывает себя во всех смыслах. Страшная тайна, которую главный герой не решается открыть до самого конца, оказывается вполне очевидной. Здесь, конечно, главный минус картины – форма временами опережает содержание. Фильм богат молчанием, иногда выразительным и красноречивым, иногда пустым и неловким. Чувствуется это четко – в картине встречаются целые пробелы, лакуны, ничем не заполненные белые участки. Вина на таком впечатлении лежит отчасти и на трейлере, динамичном и многообещающем. Ожидания, которые он образует, к середине фильма исчерпывают себя полностью.

Внешность главного героя фактурная – этим пользуется оператор, показывая нам его лицо часто и много. Во многом именно игра Ыймана Мукула (сына режиссера) задает тон всему фильму. В тот же момент, возможно, что он получился не таким сильным, как его задумывали из-за этой актерской работы. Ыйман вдумчив, флегматичен и даже статичен в самых разных ситуациях, что неплохо, но тяжело для зрителя. Во-первых, от однообразия эмоций на экране в течение почти двух часов по-настоящему устаешь, а, во-вторых, получая вместо целой палитры чувств одну-две, зритель от некого голода начинает додумывать сам, что ему могли бы показать в том или ином моменте. Если же, предположим, образ главного героя задумывался именно таким, как его показали, то из общего ряда выбивается, к примеру, речь – порывистая и даже немного нервная. Таким образом, Азат получился образом неоднозначным для восприятия, хоть и в целом удачным.

«Завещание отца» - фильм красивый. Его приятно смотреть и интересно рассматривать. Кадры выстроены часто художественно, иногда даже живописно. Высохшая местность вокруг заброшенного дома, вросшая прямо в окно яблоня, ряд мужских голов в калпаках на фоне белоснежных вершин гор – символизм присутствует в фильме незримо, но явственно.

«Атанын кэрээзи» - больше, чем хорошая картина. С рядом достоинств и недостатков, с далеко не гладким впечатлением после просмотра, с привычным, но актуальным посылом фильм может стать нормой удачного дебюта в кыргызском кино.

XS
SM
MD
LG