Ссылки для упрощенного доступа

27 Май 2017, Бишкекское время 17:55

Смена власти, гонения, культы личностей и плачевная экономика. Итоги 2016 для Центральной Азии


Экономический спад внес в регион свои коррективы, один из старейших правителей в регионе – президент Узбекистана Ислам Каримов – скончался, война в Афганистане достигла южных границ региона, а также увеличилось количество задержаний и арестов по обвинениям, связанным с терроризмом.

Прошедший год для стран Центральной Азии стал более интересным, чем предсказывали.

В этом году также усилились и политические гонения на оппонентов действующей власти в странах региона: правозащитников, политическую оппозицию, независимую прессу. В то же время в странах начали расти культы личностей их правителей.

Из-за снижающейся экономики Таджикистан и Туркменистан становятся все ближе и ближе к статусу "несостоявшегося государства", которое не может самостоятельно поддерживать свое существование.

Узбекистан

Главной новостью 2016 года для Центральной Азии стала смерть президента Ислама Каримова, официально объявленной 2 сентября. Его кончина открыла множество вариантов развития для будущего страны.

На посту президента Каримова сразу же сменил его премьер-министр Шавкат Мирзиеев еще до всеобщего голосования 4 декабря. Внешняя политика Мирзиеева в регионе направлена на постепенное восстановление отношений с соседями, пострадавших от 25-летнего правления Ислама Каримова. Центрально-азиатские партнеры пока довольны преобразованиями в стране.

Произошло это вовремя – несмотря на отрицание узбекистанских властей, экономика страны нуждается в сторонней финансовой поддержке. Получить четкую информацию по стране затруднительно, но по сообщениям изнутри в стране нехватка наличности, бензина, перебои с энергией и задержка зарплат.

Мерзиеев сделал много обещаний, конвертируемость валюты – одно из них. На черном рынке к сому – национальной валюте – доллар стоит в два раза дороже, чем по официальному банковскому обменному курсу. Мерзиеев заявил, что страна ищет иностранных инвесторов, но пока кроме России никто интереса не проявил.

Мерзиеев пробыл на посту премьер-министра 13 лет. Несмотря на надежды на прогресс, похоже, что политические и социальные реформы внутри страны не входят в список дел новой администрации.

Казахстан

Несмотря на шаткое положение в начале 2016, Казахстану удалось устоять. Экономика страны в большей степени зависит от экспорта нефти. После резкого падения цен в августе 2015, национальная валюта обрушилась по отношению к доллару в два раза. Тогда правительство отпустило тенге в "свободное плавание". По валютным ипотечникам это ударило в первую очередь. В начале января начались небольшие протесты, но властям удалось отвлечь от них внимание объявлением о досрочных парламентских выборах.

Объяснили это тем, что для выхода из экономического кризиса Казахстану нужны новые депутаты, с новыми идеями. В итоге состав правительства почти не изменился: в составе Парламента те же три партии, с почти тем же количеством мест. По данным казахского сервиса Радио Свобода, 43% депутатов старого созыва сохранили свои мандаты.

Однако уже в апреле в стране начали шириться протесты против поправок в Земельный кодекс: они разрешали передачу сельхозземель в аренду иностранцам на длительный срок и, возможно, продажу земли.Со снижением покупательной способности в стране на фоне кризиса, у людей возникли опасения, что земли может выкупить Китай. Несмотря на усилия властей, протесты не удалось остановить – к концу мая протесты охватили всю страну.

Стабильность Казахстана оказалась также под вопросом. В начале июня западный город Актобе охватила странная волна насилия. Группа молодых людей ограбила оружейный магазин и обстреляла военный пост. Большинство нападавших "ликвидировали". Власти Казахстана заявили, что это было террористическое нападение, организованное исламистами, хотя убедительных доказательств этому не нашлось.

К концу года ситуацию в стране властям удалось стабилизировать. Тенге держится на примерно на одном уровне в 340-330 к доллару. Перезапуск нефтегазового месторождения в близи Каспийского моря, который власти долго откладывали, обещает создание новых рабочих места и хоть какую-то прибыль в казну, крайне необходимую для Казахстана.

Кыргызстан

Кыргызстану тоже удалось удержаться на ногах, несмотря на то, что страна испытывает финансовые трудности. Хоть падение мировых цен на нефть и газ сыграло Кыргызстану на руку как потребителю этого сырья. Большие проблемы в стране были с поиском иностранных инвесторов для горно- и золотодобывающей отрасли, но с этим киргизы живут почти два десятка лет.

Несмотря на то, что Кыргызстан присоединился к ЕврАзЭС в 2015, торговые отношения между ее членами – Россией, Арменией, Беларусью и Казахстаном – постепенно снижались. Единственное, чем стал полезен Союз стране – облегчил трудовую миграцию в Россию. Примечательно, что в отличие от других зависящих от римесс центрально-азиатских стран, объем денежных переводов в Кыргызстан вырос.

Однако президент республики Алмазбек Атамбаев чуть было не нанес себе и своей (технически) бывшей партии Социал-демократов значительный урон. В декабре он поддержал проведение референдума о внесении изменений в Конституции страны, хотя в последней версии, написанной в 2010 году после революции, закреплено, что никаких изменений не позволено вносить до 2020 года.

Вопрос о спорном референдуме сначала второпях внесли на одобрение парламента, не дав людям до конца понять и обсудить суть поправок. По сообщения киргизской службы Радио Свобода, лишь немногие понимали, за что они голосуют на избирательных участках.

Планы на референдум разделили бывших политических союзников, пришедших к власти после свержения Бакиева в 2010. В итоге правящая коалиция парламента развалилась.

Референдум признали состоявшимся, однако меньше половины избирателей пришли проголосовать. В скором времени вопросы о референдуме вновь встанут ребром, особенно с президентскими выборами, которые пройдут в конце 2017.

Странам Центральной Азии удалось пережить 2016 год, но поводы для беспокойства все еще есть. Хоть у Казахстана дела немного наладились, остальные страны в 2017 ждут серьезные вызовы.

Туркменистан

В 2016 Туркменистан оказался на пороге глубочайшего экономического кризиса. Природный газ – почти единственное средство к существованию для этой страны, но его стоимость сократилась в два раза менее, чем за три года. В начале прошлого года Россия расторгла соглашение с Туркменистаном, оставив в качестве потребителей лишь Иран и Китай, которые не приносят значительной прибыли в казну.

По соглашению, Иран оплачивает первые $3 млрд за импорт газа товарами и услугами. Однако в этом году страна закупила около восьми или девяти млрд м3туркменского газа, цена которого не превысила тех самых трех миллиардов. Под конец года Туркменистан потребовал от Ирана выплатить $2 млрд долга, существование которого Тегеран отрицает.

Китай в свою очередь предоставил Туркменистану кредит на развитие крупного газового месторождения Галкыныш и строительство трубопровода для транспортировки газа в Китай. Предполагается, что в 2017 году Ашхабад экспортирует около 30 млрд м3 газа. Тем не менее, публике не разглашалось, сколько именно Китай за него будет платить. Предположительно до $200 за 1000 кубометров, часть выручки от которых уйдет в оплату мульти-миллиардного долга Китаю.

В 2016 году в нефтегазовом секторе начались массовые увольнения, а по неофициальным оценкам около половины трудоспособного населения сейчас не имеют работы. Задолженности по заработной плате в стране стали обычным явлением, также сообщается, что правительство урезает зарплаты занятого населения, чтобы оплатить престижные проекты, которые не особо значимы для самого населения. В стране также нехватка продуктов первой необходимости: муки, сахара, масла. За ними люди выстраиваются в длинные очереди, выходящие за сами магазины.

Вдоль 744-километровой границей с Афганистаном у страны также возникли проблемы с безопасностью, сообщают афганские правительство и медиа. В Туркменистане какие-либо угрозы отрицают. В России настолько озаботились этим вопросом, что даже отправили в рабочую поездку Сергея Шойгу, министра обороны РФ. Этот визит стал первым с распада Советского союза.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов отрицает наличие проблем и утверждает, что страна до сих пор переживает свой "золотой век".

Официальная политика нейтралитета, которая позволила изолировать страну от остального мира, не позволяет попросить о международной финансовой помощи. Правительство создало среди народа образ всемогущей и самостоятельной державы, которой никогда не потребуется помощь извне.

Как Ашхабад будет оправдываться перед населением за необходимость в иностранных займах без признания проблем. Учитывая изоляцию страны в течение четверти века, неизвестно, кто сможет помочь.

Таджикистан

В уходящем году таджикистанский президент Эмомали Рахмон почти не отличился от своих коллег из Туркменистана, прошлых и настоящих. В декабре 2015 Парламент Таджикистана присвоил Рахмону титул "основателя мира и национального единства, лидера нации". Уже в мае после всенародного конституционного референдума, были приняты поправки к Конституции, которые позволили ему избираться неограниченное количество раз. На Западе результаты осудили.

В течение 2016 года таджикистанские власти также усиленно боролись с всевозможными даже предполагаемыми политическими оппонентами. Крупнейшая оппозиционная партия страны – "Партия исламского возрождения Таджикистана" – пробывшая в составе парламента 15 лет, была признана экстремистской еще в 2015 году. В 2016 лидеры партии были осуждены и приговорены к тюремным срокам, ровно так же, как и защищавшие их адвокаты.

Также усилились и кампании против независимых СМИ. Многие журналисты покинули страну, минимум две независимые газеты закрылись. Кажется, что это лишь вопрос времени, прежде чем в стране закроют любые негосударственные СМИ.

С экономикой в Таджикистане никогда особо хорошо и не было. С самого своего образования страна зависела от доноров финансовой помощи. Но, как и в Туркменистане, госсредства тратят на малопонятные вещи, вроде самого большого в мире флагштока. Недавно Рахмон также одобрил строительство крупного города на малозаселенной территории на севере Таджикистана. Отсутствие водных ресурсов в местности власти почему-то не остановило.

После неудачных попыток привлечь иностранных инвесторов, банковский сектор к концу года оказался в кризисе. Властям необходимо где-то найти около $250 млн, чтобы выкупить долг второго крупнейшего в стране банка "Тоджиксодиротбанк". В течение всего года вкладчики испытывали трудности со снятием наличных денег.

Также Таджикистан больше всех в мире зависит от так называемых римесс (денежных переводов от трудовых мигрантов заграницей). Большую часть денег мигранты присылают из России, где из-за своих экономических трудностей, подобные переводы сократились вдвое.

Тем временем семья Эмомали Рахмона продолжает консолидировать правительственную власть. Одна из дочерей президента в январе прошлого года была назначена главой администрации президента, однако уже в мае она заняла освободившееся место в Сенате. Сын президента, 19-летний Рустам, по-прежнему занимает пост главы Антикоррупционного агентства, но к выборам в 2020 он вполне может сменить своего отца на посту главы Таджикистана – благодаря весеннему референдуму порог к вступлению в должность снизился с 35 до 30 лет.

Вполне вероятно, что Таджикистану удастся удержаться на плаву благодаря влиятельным друзьям. В стране расположена российская военная база, а Китай, западный регион которого плотно населен мусульманами и граничит с Таджикистаном, сделает все возможное, чтобы воспрепятствовать распространению религиозного экстремизма из Афганистана.

Брюс Панниер

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора материала.

Настоящее Время

XS
SM
MD
LG