Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2017, Бишкекское время 03:49

Военно-политическая ситуация в Афганистане накаляется с каждой неделей, и, возможно, в какой-то момент страну ждет распад. При этом афганская земля может вновь превратиться в место противостояния США и России, как это уже было в конце XX века (правда, тогда вместо России формальной стороной конфликта был СССР). Страны намеками обвиняют друг друга: США Россию в поддержке талибов, Россия США в помощи все активнее действующей здесь террористической группировке "Исламское государство". Центральная власть в Кабуле выглядит все более бессильной и коррумпированной, а союз НАТО размышляет о том, чтобы вновь направить в Афганистан сухопутные подразделения.

Правительство Афганистана сегодня контролирует менее половины территории страны, причем во многих провинциях, где формально еще сохраняется власть официального Кабула, она давно стала номинальной. Об этом говорится в новом ежеквартальном отчете ведомства Специального генерального инспектора США по вопросам восстановления Афганистана (SIGAR). В конце 2014 года из Афганистана был выведен почти 140-тысячный натовский контингент Международных сил содействия безопасности (ISAF), действовавший здесь 13 лет. С начала 2015 года в стране в рамках гораздо более скромной небоевой миссии "Решительная поддержка" остаются около 13 тысяч иностранных военнослужащих, не участвующих в боевых действиях, а занимающихся только подготовкой Афганских национальных сил безопасности (ANSF), в которые включены вооруженные силы страны и различные полицейские службы.

Успеха эти усилия пока не принесли: боеспособность вооруженных сил, верных Кабулу, постоянно снижается, коррупция в их рядах растет, а солдаты и полицейские массово дезертируют или переходят на сторону тех или иных радикальных вооруженных группировок. В результате центральная власть в Кабуле, внутри которой идет жесточайшая фракционная борьба между сторонниками непримиримых врагов – президента Ашрафа Гани и премьер-министра Абдуллы Абдуллы, – начала уступать боевикам, талибам или джихадистам из "Исламского государства" одну территорию за другой.

Обыск на дороге в северном Афганистане. 28 апреля
Обыск на дороге в северном Афганистане. 28 апреля

Генеральный секретарь Североатлантического союза Йенс Столтенберг 30 апреля заявил в этой связи в интервью немецкой газете Welt am Sonntag о возможном расширении миссии "Решительная поддержка" за счет очередного увеличения числа военнослужащих НАТО в Афганистане. Возможно, последней каплей для западных союзников Кабула стала внезапная победоносная атака маленькой диверсионной группы талибов (10–12 человек) на гарнизон 209-го корпуса армии Афганистана на окраине города Мазари-Шариф, совершенная 21 апреля. В результате нее погибли не менее 200 афганских солдат (по другим версиям, намного больше), не сумевших оказать противнику никакого сопротивления. Расследование выявило, что позорное для армии страны поражение стало следствием коррупции и, вероятно, предательства на высшем уровне среди афганских генералов – например, из арсенала гарнизона перед атакой талибов бесследно исчезла чуть ли не половина оружия и боеприпасов. После этого в отставку вынуждены были подать министр обороны страны Абдулла Хабиби и глава штаба сухопутных войск Кадам Шахам Шайм.

24 апреля в Афганистан в связи с этим инцидентом прибыл министр обороны США Джеймс Мэттис. На совместной пресс-конференции с ним в Кабуле командующий американскими войсками в Афганистане генерал Джон Николсон вдруг вновь косвенно подтвердил сообщения о том, что талибов незаконно снабжает оружием Россия. В ответ на вопрос о достоверности этой информации генерал Николсон заявил: "Мы продолжаем получать сообщения о такой помощи". По словам анонимных источников газеты The Washington Post в Пентагоне, в последние полтора года Москва увеличила поставки талибам военного оборудования и оружия, включая тяжелые пулеметы, под предлогом того, что это оружие будет использовано талибами против террористической группировки "Исламское государство".

Джеймс Мэттис и Джон Николсон на пресс-конференции в Кабуле
Джеймс Мэттис и Джон Николсон на пресс-конференции в Кабуле

В середине февраля Джон Николсон, выступая в комитете Сената США по вооруженным силам, также заявил, что считает необходимым отправить в Афганистан еще несколько тысяч американских солдат, чтобы помочь афганским силам безопасности, не способным справиться с талибами самостоятельно. В своей речи в Сенате Николсон уже тогда впервые заговорил, что Россия, а также Иран и Пакистан поддерживают "Талибан", стремясь легитимизировать это движение, так как талибы якобы сражаются с террористами из "ИГИЛ", а власти в Кабуле этого не делают.

На последние обвинения Николсона немедленно отреагировал министр иностранных дел России Сергей Лавров, назвавший их "безосновательными" и "непрофессиональными". Глава российского МИД отметил, что нет ни единого факта, подтверждающего слова командующего американским контингентом в Афганистане о снабжении Москвой талибов оружием. При этом ряд российских дипломатов и журналистов в ответ намекнули, что не исключают: действующие в Афганистане американские частные военизированные компании, например, DynCorp, могут тайно поставлять оружие и боевикам "ИГИЛ". Во-первых, чтобы укрепить их потенциал против талибов, которых в Вашингтоне считают главным врагом в регионе, и, во-вторых, в пику Москве, чтобы перетянуть в Афганистан всех сочувствующих "Исламского государству" экстремистов с Ближнего Востока, из Сирии и Ирака, где они более опасны для американских интересов.

Бой с боевиками группировки "Исламское государство" в провинции Нангархар. Апрель 2017 года
Бой с боевиками группировки "Исламское государство" в провинции Нангархар. Апрель 2017 года

О том, что талибы в северных провинциях Афганистана якобы получают оружие не с юга, из Пакистана, а из России, через афганско-таджикскую границу на реке Пяндж, в последние месяцы несколько раз говорили депутаты парламента Афганистана, ссылаясь на рассказы местных жителей в приграничных районах, но без каких-то конкретных доказательств. Особенно громко эти обвинения стали звучать после того, как 15 февраля в Кабуле торжественно отметили 28-ю годовщину ухода из страны советских войск, а главное – после странного заявления специального представителя России Москвы в Афганистане Замира Кабулова, сказавшего следующее: "Интересы "Талибана" объективно совпадают с нашими, когда речь заходит о борьбе со сторонниками "Исламского государства" в Афганистане". Кабулов при этом признал, как отмечает та же газета The Washington Post, что у Кремля и талибов уже давно "имеются каналы для обмена информацией".

Москва в действительности очень сильно опасается развала Афганистана по "сирийской модели", на территории, контролируемые радикальными джихадистами и террористическими группировками. Это может стремительно дестабилизировать все государства Центральной Азии, соседей Российской Федерации, до сих пор воспринимаемых в Кремле в качестве "исторической сферы влияния России". Поэтому российские власти уже сейчас могут обдумывать все варианты предотвращения такого сценария, включая негласную отправку в Афганистан российских наемников – из пресловутой частной военной компании "ЧВК Вагнера", уже имеющей подобный опыт с начала российской военной операции в Сирии. Об этом, в частности, в феврале писало немецкое издание Die Zeit, в материале, основанном на интервью с автором объявления о наборе "добровольцев для службы Родине", в социальной сети "ВКонтакте". Автор объявления, представившийся как "Илья Иванов", рассказал, что речь идет не о службе в Сирии, а о другой стране, название которой легко угадать, потому что "в 80-е годы наша армия там уже была, там тоже пески и горы".

Мечеть в провинции Балх, разрушенная в результате нападения талибов. 26 апреля 2017 года
Мечеть в провинции Балх, разрушенная в результате нападения талибов. 26 апреля 2017 года

О сложившейся сегодня в Афганистане ситуации, которую он называет "деградацией на грани катастрофы", в интервью Радио Свобода рассуждает политолог-востоковед Аркадий Дубнов:

– Слабость правительства в Кабуле – это не новость, она лишь усиливается в последние 2–3 года, с тех пор как в результате так и не признанных легитимными президентских выборов в стране была сформирована фактически временная администрация, с введением поста главы исполнительной власти, который занял Абдулла Абдулла, конкурент президента Ашрафа Гани, не согласившийся с результатами выборов. С тех пор кабульскую администрацию серьезно трясет. Полная же деградация в Афганистане особенно наблюдается с прошлого года, и выражается она в том, что правительственная власть фактически перестала быть таковой – особенно в северных провинциях, граничащих со странами Центральной Азии. Там есть лишь номинальное представительство кабульской администрации, которая, что называется, скорее "держит флаг", чем что-то контролирует. Реальную власть представляют боевики. Но если раньше здесь был заметен "Талибан", то сегодня это "игиловцы". Например, только в приграничной с Таджикистаном провинции Кундуз их число достигает трех тысяч. Причем костяк их составляют не уроженцы Афганистана, а выходцы из государств Центральной Азии, с российского Северного Кавказа, и даже уйгуры, мусульмане из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая.

Если раньше здесь был заметен "Талибан", то сегодня это "игиловцы"

Все последние боевые сводки очень ярко это демонстрируют, в том числе и коррупцию в рядах правительственных структур, продажность и неустойчивость военных подразделений и офицеров Афганской национальной армии (АНА). В первую очередь я говорю о катастрофе (иначе нельзя назвать случившееся), произошедшей 21 апреля в Мазари-Шарифе, на севере, недалеко от границы с Узбекистаном, когда до сих пор не идентифицируемые точно боевики в количестве около 10 человек уничтожили больше чем 200 военных.

– ​Внутри правящего режима в Кабуле очень сильна вражда между группировками, партиями, фракциями. Как это сказалось на боеспособности афганской армии?

– Армия Афганистана существует официально – она есть, она финансируется, она вооружается. Но все ее вооружение продается боевикам и просто растаскивается. В провинциях боеспособность этих армейских подразделений становится все более и более сомнительной. Солдаты часто просто бросают свои подразделения и уходят, потому что они никак не мотивированы. Падает доверие к подразделениям афганских официальных структур со стороны местного населения. Потому что гораздо более популярными, гораздо более, наверное, хорошо финансируемыми становятся подразделения боевиков, в первую очередь "ИГИЛ", у которых, видимо, с деньгами гораздо меньше проблем. Поэтому они и подкупают и местных правительственных чиновников, и местных армейских чинов. Вот это исчезновение до 40 процентов арсенала 209-го корпуса под Мазари-Шарифом, которое обнаружилось накануне нападения, тому свидетельство.

Аркадий Дубнов
Аркадий Дубнов

– ​Кто сейчас в Афганистане обладает больше реальной властью в провинциях? Талибы – варвары и преступники, такие же, как и джихадисты из группировки "Исламское государство". При этом они враждуют и друг с другом. В чем причина этого их противостояния?

– Как ни печально, следует признать, надо называть вещи своими именами, что талибы – это тоже афганские национальные структуры, которые, конечно, подпитываются в первую очередь из Пакистана, и благодаря Пакистану и существуют. Их политической целью является исключительно борьба за власть в Афганистане, и однажды им уже этой цели добиться удалось. Они властвовали с 1996 по 2001 годы, создав "Исламский эмират Афганистан". Они по-прежнему пытаются повторить свой успех. И главный их противник – это администрация в Кабуле, поддерживаемая США и НАТО. Группировка "Исламское государство" – интернациональная сила, костяк которой в Афганистане уже давно перестали составлять афганцы, если они вообще его когда-либо и составляли. Там если и есть афганцы, то это, скорее всего, наемные боевики, которых гораздо больше прельщает финансовое обеспечение "ИГИЛ", нежели идеи "Талибана". Идеология "Исламского государства" выходит за пределы Афганистана. Мы помним карты, которые распространялись несколько лет назад, условно говоря, "штабистами-идеологами "ИГИЛ", где Центральная Азия и окружающие ее земли, в том числе и китайский Синьцзян, и северная часть Афганистана, относятся к так называемой "провинции Великий Хорасан". Экспансия для "ИГИЛ" – это обоснование всего его поведения. И именно эта идея мотивирует большое количество уроженцев этого региона вступать в ряды группировки.

Взятые в плен боевики группировки "Исламское государство". Провинция Нангархар, февраль 2017 года
Взятые в плен боевики группировки "Исламское государство". Провинция Нангархар, февраль 2017 года

– ​Почему талибы и боевики "Исламского государства" не могут вступить в союз, даже во временный, чтобы, допустим, свергнуть центральную власть в Кабуле, а потом уже выяснять отношения между собой? Почему они столь непримиримы друг к другу уже сейчас?

– Это не совсем так, они и сейчас кое-где тактически сотрудничают. Но на юге и юго-востоке Афганистана, в южных провинциях, они воюют друг с другом. Основная причина этой войны – борьба за наркотрафик, за первенство в производстве героина. Главным "производственными областями" которого являются Кандагар и еще ряд восточных и юго-восточных провинций. На севере же они гораздо более "дружелюбны" друг к другу. Единственной страдающей стороной этого "треугольника" является правительственная администрация, в первую очередь на том же севере.

Афганский крестьянин собирает опиум-сырец на своем тайном поле. Провинция Кандагар, апрель 2017 года
Афганский крестьянин собирает опиум-сырец на своем тайном поле. Провинция Кандагар, апрель 2017 года

Переливание боевиков из структур "ИГИЛ" в "Талибан", а чаще обратно, видимо, происходит. Поскольку "Исламское государство" пока прямо не угрожает политической власти в Кабуле, как кажется правительству Ашрафа Гани, то эта группировка и не может быть их главным противником, несмотря на то что американцы объявляют, что они сражаются в первую очередь с "ИГИЛ". Поэтому для Кабула главный противник – это "Талибан", внутренняя, военно-политическая, оппозиционная, реально существующая структура, популярность или поддержка которой в народе достаточно значима. Трудно сказать, чем она больше объясняется – может быть, простым страхом, может быть, предрасположенностью многих людей подчиниться более перспективно сильному. Но это факт, – полагает Аркадий Дубнов.

Facebook Forum

XS
SM
MD
LG