Ссылки для упрощенного доступа

19 Октябрь 2018, Бишкекское время 09:42

Другой народ, другая власть, другой президент


Здание Жогорку Кенеша Кыргызстана.

Предвыборная пора – не лучшее время для анализа итогов работы. Вполне объяснимая логика борьбы серьезно, иногда неузнаваемо искажает действительность, а азарт порождает психологический фон, закрывающий реальную картину, подменяющий ее эмоциями, предвыборными мифами.

Но, тем не менее, или как раз потому важно именно сейчас попробовать трезвым взглядом и в выходящем за рамки политики масштабе увидеть происходящее. Хотя бы для того, чтобы сделать правильный выбор на предстоящих выборах главы государства.

По мере приближения момента, когда уйдет в историю президентство Алмазбека Атамбаева, постепенно становится видимой вся картина предпринятой трансформации, прорисовывается вектор изменений.

При этом речь пойдет не о привычных, уже не раз отмечавшихся позитивных и негативных результатах работы президента Атамбаева. Они известны, о них говорят каждый день. У Алмазбека Атамбаева хватает сторонников и без меня, а уж в критиках, в силу самобытности фигуры нынешнего президента и того, что он делает, тем более нет недостатка.

Важно, и именно во время выборной президентской кампании, обратить внимание на глубинные, не всегда заметные повседневному глазу процессы, те процессы, что на самом деле и в конечном итоге порождают всю ту пестроту событий, которая и кажется нам реальной жизнью.

Другая власть

Как это не покажется парадоксальным, но именно борьба за пост главы правительства была эпицентром нынешней президентской кампании, ее ключевой интригой. Ни для кого не секрет, что практически все реальные, а не карнавальные кандидаты в президенты, что бы они ни говорили публично, хотят либо трансформировать президентские полномочия до степени полного контроля исполнительной власти, либо надеются обменять свои голоса на премьерский пост при новом президенте.

Отсюда понятно, почему выбрана тактика упреждающей смены правительства. Дан более чем понятный сигнал: никому из кандидатов в президенты не надо рассчитывать, что будет торг за президентский пост. Возможности для политических компромиссов и игр теперь существенно ограничены. По сути дела поставлен ультиматум: либо реальная, открытая борьба за голоса, либо нечего делать в предвыборном поле. Думаю, мы быстро увидим, какие решения будут приняты кандидатами в президенты. Реакция тех из них, кто находится в стенах парламента, показывает, что они услышали месседж президента.

Политическому бомонду дан и другой четкий и недвусмысленный знак: правительство выводится из зоны превышающей конституционные полномочия опеки со стороны президента и парламента. И теперь только от тех, кто получил мандат исполнительной власти, зависит: смогут ли они удержать такой статус.

Эти два вывода чрезвычайно важны, поскольку они демонстрируют последовательность и волю не допустить реванша сторонников усиления президентских полномочий, сделавших на этот счет открытые заявления в рамках своих предвыборных намерений.

Но нынешняя смена правительства, помимо реализации закрепленной последним конституционным референдумом корректировки политической конструкции, несет на себе и ряд других знаковых смыслов.

При всей лапидарности процедуры презентации программы нового правительства трудно не заметить, что по своей концепции и содержанию она существенно разнится от всех предшествующих программ, включая знаменитую программу правительства Бабанова. Впервые предпринята попытка не просто ситуативной реакции на текущие проблемы, а программирования работы правительства на основе стратегических подходов.

Программа правительства Сапара Исакова по существу является стартовой частью долгосрочной стратегии развития страны. И именно потому в состав правительства на ключевые позиции за последний год были введены люди, понимающие и несущие на себе идеологию развития. Именно потому на протяжении нескольких месяцев шла напряженная работа в ряде определяющих, с точки зрения будущего, министерств по выработке стратегического подхода к развитию в их сферах компетенции. Утверждением нового премьер-министра, заместителей главы правительства и ряда министров ключевых зон развития, принятием пятилетнего плана работы правительства этот процесс окончательно завершен.

Такой подход, инициированный и реализованный президентом, накладывает особую ответственность на новое правительство, поскольку речь идет не только и не просто о судьбе отдельных людей, входящих в его состав. Они должны сделать первый, самый трудный шаг.

Нельзя не сказать и еще об одном важном выводе, который следует из происшедшего. Приход правительства Сапара Исакова на фоне массированной критики и слива компромата против него, стал знаковой суммирующей иллюстрацией успеха президента Алмазбека Атамбаева, завершающего свое пребывание на посту главным, пожалуй, его политическим итогом – выдворением за кулисы кыргызской политики того поколения властной элиты, которое несет на себе философию политической коррупции и коррумпированных чиновников. Нельзя не заметить, что нынешний состав правительства, пожалуй, самый «чистый» в плане присутствия в нем бизнесменов и коррупционеров.

Меняются не только персоны, меняется и сама практика формирования правительства. Можно сказать, что впервые его состав продиктован не прихотями политических компромиссов, а потребностями и логикой предстоящей этому правительству работы. Это серьезный шаг к преодолению самого опасного из изъянов конституции 2010 года – порочному механизму формирования исполнительной власти в результате торга фракций, сформированных из покупателей депутатских мандатов, порочной практики расплаты министерскими портфелями за финансирование выборных кампаний так называемых «политических партий».

Безусловно, эта система еще не преодолена до конца, и эта миссия станет одной из определяющих содержание парламентских выборов 2020 года.

Замечу, кстати, что нет никакого смысла в досрочных выборах Жогорку Кенеша, о чем активно говорят, особенно те, кто сегодня оказался за стенами парламента. По той простой причине, что нужно время и немалое для формирования тех новых политических субъектов, которые примут в них участие. А возможно и для изменения самой системы комплектации высшего представительного и законодательного органа власти в сторону обеспечения реального представительства интересов социальных групп и сообществ и ответственности депутатов перед своими избирателями. Досрочные выборы парламента, какими бы мотивами они не объяснялись – это путь к закреплению нынешней псевдопарламентской конструкции, и той политической коррупции, которую она породила.

Смена парадигмы президентства

Особенно важным представляется в этой связи смена парадигмы президентства. Так произошло, что сами по себе конституционные положения о статусе президента не обеспечили фактического его изменения. Можно по-разному это объяснять, но очевидно одно: изменения нужны. Институт президента должен быть наполнен иным целевым и функциональным содержанием.

Это очень трудный процесс. Не только потому, что есть тот, во многом неудачный опыт, который у нас был. Не только потому, что всенародное избрание порождает много соблазнов у того, кто занимает президентское кресло. Не только потому, что президент вынужден «перекрывать» пробелы других ветвей власти, вполне понятные для эпохи их становления. Беда в том, что над нами довлеет наследие советской эпохи и жизни в составе империи, общественные представления о президенте, его роли в жизни общества и страны остаются прежними. Даже наиболее продвинутые в сторону демократии и современных систем общественного управления представители элиты ассоциируют президента с неким лидером нации, делегируя ему тем самым полномочия, которых у него нет и не может быть. У нас за все отвечает президент и во всем виноват президент. И это очень удобная позиция, поскольку для всех остальных она снимает ответственность за происходящее. Достаточно либо молчать, как парламент, либо критиковать, как оппозиция.

И если уж не отказываться вовсе от существования такой должности, как президент страны, - что было бы, по нашему мнению, наилучшим решением, - то надо понять и определить, чем должен заниматься президент, что кроется за конституционной фразой «глава государства» и «олицетворение единства народа и государства».

В качестве возможной модели можно было бы предложить статус института президента как института стратегического управления, обеспечения национального единства, стабильности, национальной безопасности и развития страны, поменяв соответствующим образом функциональное наполнение деятельности президента.

В непосредственное ведение президента в таком случае сконцентрируются вопросы управления Национальным советом устойчивого развития, Советом безопасности, Генеральным штабом, Конституционным комитетом, Государственной кадровой службой с подчиненной ей Академией управления, Институтом стратегических исследований.

Президент должен быть своего рода интерфейсом взаимодействия государственных и общественных структур, работая с Ассамблеей народа Кыргызстана, Союзом местных самоуправлений, другими признанными институтами общественной соорганизации, используя при этом ресурсы внебюджетных фондов развития, фонда «Мурас», фонда развития духовной культуры "Ыйман", фонда поддержки сообществ. Нормативно должна быть закреплена ответственность и полномочия президента по инициации разработки стратегических планов развития, доктрин безопасности, мониторинга реализации и корреляции Национальной стратегии устойчивого развития.

Совместно с институтами гражданского общества должна быть определена роль и форматы участия президента в содействии развитию гражданской инициативы, реализации гражданских программ.

Все это могло бы найти отражение в конституционном законе «О президенте Кыргызской Республики»

Удивительно только то, что все эти вопросы не становятся в центр повестки дня выборной кампании. Мы опять хотим, чтобы президент, дублируя правительство и местные органы самоуправления, занимался всем и вся в стране, а потом будем ставить ему в вину низкий рост ВВП и плохие дороги в регионах. Мы опять хотим избрать отца нации, позволить ему вернуться к президентской модели власти, а потом с упоением и страстью сносить его.

Кыргызский мир

Больше всего вызывает недоумение отношение к инициативе президента Атамбаева о разработке долгосрочной национальной стратегии развития. «Зачем, - спрашивают, - он разрабатывает долгосрочные планы, если срок президентства заканчивается?». «Наверняка, - делают предположение, - намерен остаться у власти».

Понять: почему люди так думают – нетрудно. Труднее ответить на вопрос: а почему они сами не делают этого? Почему, пусть даже в пику президенту, не появляются идеи, образы будущего, стратегии развития? Пока сделали это, и понятно почему, только Аскар и Бермет Акаевы.

Алмазбек Атамбаев стал первым человеком на этом посту, который понял, что основополаганием для нациестроительства, для определения долгосрочной стратегии развития страны является не привнесение политических или экономических модернизаций, а формирование национальной картины мира и национального образа будущего.

При этом речь не идет об упрощенном понимании как некоторого видения будущего, этаких картинок из 2040 года, описывающих процветание. Формирование картины мира – это огромная и трудная работа элит и системы образования по восстановлению самостного, идентичного кыргызского общенационального и одновременно личностного мироощущения и мироотношения. Не определившись в этих фундаментальных основах, мы не можем сказать, что и каким образом надо делать, не можем начать путь и будем обречены на существование в рамках чужих проектов мироустройства.

После 25 лет неудач если не к политикам, то, по крайней мере, к думающей части нации пришло наконец осознание, что нельзя жить по чужим моделям. Кыргызский мир и кыргызский деятельностный этнотип существуют и разворачиваются в другом отношении к окружающему миру, нежели, скажем, европейский. Они не основаны на идее и цели перестраивания мироустройства, которые сегодня лежат в основе развития западного мира.

Это означает, что либо мы должны сменить отношение к миру и сменить деятельностную парадигму, чтобы обеспечить развитие, превратиться, образно говоря, в европейцев, лучше всего – немцев, либо мы должны определить такой тип производящей деятельности и экономики, такие деятельностные ниши, которые будут адекватны кыргызскому мироотношению.

Это означает, что мы должны сделать выбор между консюмеризмом и природосообразным потреблением как философией жизни.

Это означает, что мы должны определить, в чем будут выражаться наши представления о целях развития и наши критерии развития: в цифрах темпов роста объемов производства или роста числа счастливых людей.

Наиболее остры и социально проявлены серьезные разрывы в прикладных идеологических конструкциях, осваиваемых обществом. Системно не выстроенное, ресурсно не обеспеченное собственно кыргызское миропонимание и идеология жизни, система верований явно проигрывают в битве гигантов, разворачивающейся на наших головах: я имею в виду, идеологии либерализма, исламского мира и евразийства в его российском толковании. По сути дела и кыргызское общество уже расколото по этим идеологическим основаниям, и сознание большинства людей существует как эклектичный набор порой несовместимых представлений.

Это серьезная опасность для кыргызского мира, поскольку он всегда определялся нормосообразностью, то есть проникновение других культур не происходило на уровне фундаментальной онтологии и не затрагивало мироощущение кыргызов, а интеграция происходила на уровне норм и правил, которые бы обеспечивали новый набор правил для целей выживания. Так, в частности, развивались отношения кыргызов с суннитским исламом, или с коммунистической идеологией, имевших арсенал норм и правил очень адаптивных для бытийства самих кыргызов.

Сегодня же кыргызское общество ставят перед жестким, не только идеологически, но и политически, экономически, витально доминированным выбором. И это может привести к утере идентичности.

За последние годы начата серьезная работа в этом направлении. Возникли и двигаются немало элитных групп, восстанавливающих и продвигающих кыргызский концепт картины мира в тех или иных его зонах. Своего рода апогеем этих общественных настроений, этой осмыслительной работы кыргызских интеллектуальных элит стала уникальная инициатива президента Атамбаева о запуске программы восстановления смыслов и исторической траектории Алтайской цивилизации, первым шагом которой стал прошедший в нашей стране международный форум.

Тут наметился огромный и многоуровневый фронт работ.

Особенно важная роль отводится системе образования, цель, функция и идеология формирования картины мира в которой, сегодня практически полностью отсутствуют, либо трактуются крайне редуцированно и примитивно, в духе советской школы.

Поэтому одной из важнейших задач стратегии развития становится сохранение и укрепление систем поколенческой трансляции кыргызской ментальности. Эти проблемы являются ключевыми для нации, и именно они должны и будут определять все, что будет происходить в экономике, политике, культуре, внешнеполитическом позиционировании Кыргызстана.

Все эти вопросы определяют реальное содержание происходящих в обществе процессов. А их решение - суть той работы, которая ведется сейчас по инициативе и при непосредственном участии президента в рамках подготовки долгосрочной Национальной стратегии устойчивого развития. И этой работы хватит всем нам и Алмазбеку Атамбаеву еще на долгие годы.

Президентские выборы - хороший повод обсудить не те или иные фигуры кандидатов, а ключевые вопросы жизни нации и ее будущего. Тот, кто будет избран, кем бы он ни был, примет на себя ответственность за реализацию этой работы совместно с обществом, совместно с элитами, совместно со всеми гражданами. А чем еще должен заниматься президент страны?

На мой взгляд, главная задача и основной смысл предвыборной кампании как раз и должен заключаться в том, что обществом будет разработана повестка дня для того, кто будет избран.

Валентин Богатырев

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

XS
SM
MD
LG