Ссылки для упрощенного доступа

17 Июль 2019, Бишкекское время 12:56

«Журналист выполнил свою работу». Реакция финпола на расследование СМИ


Через полтора месяца после выхода в эфир расследования «Азаттыка» финполиция опубликовала первые итоги проверки по выводу из Кыргызстана сотен миллионов долларов. Своим сообщением финпол подтвердил информацию о том, что через двух физических лиц и одну компанию с 2010 года на счета в банках поступали, а далее выводились огромные по масштабам Кыргызстана средства.

Почему такие финансовые операции оставались вне поля зрения правоохранительных органов все эти годы? Почему проверка началась только после публикации расследования «Азаттыка»? Почему финпол требует документы у журналиста, обозначившего проблему, а не обратится самостоятельно в соответствующие органы или финансовые учреждения?

Это лишь часть вопросов, которыми задались представители медиасообщества после публикации результатов проверки Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями.

По теме: «АКА Петролеум», глава финпола и причастность экс-президента

Издание Kaktus.media обозначило несколько проблем, которые увидело в расследовании ГСБЭП. Согласно одному из тезисов, озвученных изданием, «судя по пресс-релизу, для осуществления других проверок ГСБЭП самостоятельно принять решение не сможет - нужно обязательно какое-нибудь расследование в СМИ и ожидание, что журналисты передадут оригиналы платежных документов». Главный редактор «Кактуса» Дина Маслова считает, что результаты проверки финпола по публикации в СМИ указывает на плохую координацию государственных органов.

Дина Маслова.
Дина Маслова.

«Публикации независимых СМИ уже многие годы очень четко показывают системный кризис в госуправлении. Мы часто видим реакцию госорганов на наши публикации, но не видим системных решений проблем, чтобы работа СМИ не превращалась в день сурка. Это говорит о том, что госорганы, отреагировав на публикацию, потом не делают выводы. В случае с проверкой ГСБЭП стало понятно, что у нас плохая координация между госорганами из-за отсутствия системы управления, низкой квалификации кадров или же потому, что это кому-то выгодно. То есть с 2011 года осуществлялись сомнительные операции, и их никто не видел. И только сейчас начата проверка. Масштабы этой управленческой дыры даже сложно посчитать», - отметила Маслова.

Операции, связанные с переводами за рубеж сотен миллионов долларов, ранее уже были зафиксированы Госслужбой финансовой разведки. Об этом еще в начале июня сообщил глава ведомства Гуламжан Анарбаев. На совещании в правительстве 4 июня он заявил, что в 2014 году заключение ведомства по озвученным в расследовании фактам вывода денег было передано МВД, в 2016 году заключение также повторно было передано Государственной службе по борьбе с экономическими преступлениями. По его словам в заключении фигурировали указанные в журналистском расследовании компании, фамилии, суммы выведенных из страны средств.

Из этого следует, что ГСБЭП располагала информацией, но проверка началась только после публикации «Азаттыка». А если бы не резонансные расследования СМИ? Дина Маслова отмечает роль СМИ в процессе устранения проблем в государстве, вместе с этим отмечая и слабую работу государственных органов в этом направлении.

«Журналист – это watchdog общества. Указывать на проблемы в государстве, в том числе на коррупцию, и требовать подотчетности государственных органов перед обществом – не право, а обязанность, суть профессии. И чем более свободны СМИ, тем глубже и лучше они могут говорить о проблеме коррупции, тем лучше могут стимулировать борьбу с ней. Поэтому давление на СМИ в любом виде - от дискредитации до судов - можно расценивать как нежелание бороться с коррупцией. Задача государственных органов – проверять и устранять проблемы, вырабатывать превентивные меры, чтобы не допустить их впредь. И это не право госорганов, а их обязанность - так работать и отчитываться об этом перед налогоплательщиками. Когда госорганы не понимают свой роли, то проблемы и не могут решиться. Соответственно, их становится больше, и у СМИ поле деятельности становится безграничным. Из этого можно сделать вывод, что СМИ выполняют свою роль гораздо лучше госорганов», - считает Маслова.

Государственные органы обязаны реагировать на информацию, озвученную в СМИ, которая касается возможных нарушений. ГСБЭП отреагировала на расследование «Азаттыка». Также ведомство должно было провести проверку и после получения сведений из Финразведки в 2016 году. Порядок работы с такого рода информацией озвучил экс-глава отдела по борьбе с коррупцией и должностными экономическими преступлениям ГКНБ КР Максат Мамытканов.

«У государственных органов есть полномочия, согласно которым на

Максат Мамытканов.
Максат Мамытканов.

любой стадии, в любой момент в интересах государства, безопасности и с соблюдением закона они должны реагировать на такие вещи. Когда создавали Финансовую разведку, мы создавали ее, чтобы соблюсти законность и паритет интересов. Потому что сведения, которые банки передают в Госслужбу финансовой разведки, проходят первичный анализ и если появляются подозрения по финансовым операциям, подозрения по поводу того, что они подпадают под определенные категории, которые могут иметь риски, она информирует соответствующие государственные органы, так как сама не может проводить расследование. Если в 2016 году Финразведка передала эти сведения, то надо выяснить, какой ответ дала на это финполиция. По этим данным должны быть проведены соответствующие мероприятия. Если же проверка не была проведена, то надо задать вопросы органам, почему этого не было сделано», - отметил Мамытканов.

Кроме того, он добавил, что полномочия органов следствия позволяют им запрашивать и получать нужную информацию в Государственной службе финансовой разведки, которая располагает такими сведениями.

«Азаттык» обратился в Государственную службу по борьбе с экономическими преступлениями с вопросами по поводу переданных Финразведкой сведений в 2016 году. В ведомстве обещали предоставить информацию позже.

Стоит напомнить читателю, что Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями в пресс-релизе по итогам проверки указала, что «на сегодняшний день следствием получены от Али Токтакунова банковские документы на общую сумму 22 721 312 долларов США, однако основной пакет документов, озвученных и показанных в видеосюжете журналистского расследования, до сих пор не предоставлен». Поэтому ГСБЭП «настоятельно требует» от журналиста предоставить все озвученные в расследовании документы.

Медиаэксперт Гульнура Торалиева в свою очередь придерживается мнения, что автор расследования «Азаттыка» Али Токтакунов не обязан тратить свое время на сотрудничество с правоохранительными органами. Она считает, что журналист выполнил свои обязанности в интересах общества, а дальнейшую работу должны выполнять следователи.

Гульнура Торалиева.
Гульнура Торалиева.

«В конкретном случае я считаю, что Али Токтакунов свою работу выполнил и не обязан тратить свое время, выделенное ему на профессиональную деятельность, на работу с правоохранительными органами. Хотя я видела кучу мнений о том, что он должен сотрудничать и что это в интересах общества. Но как журналист он выполнил свою работу в интересах общества. Причем сделал это, в достаточной степени рискуя своей безопасностью. Потому что тема достаточно чувствительная», - поделилась Торалиева.

Несмотря на относительную свободу прессы в Кыргызстане, говорить о полном отсутствии препятствий для СМИ пока не приходится. В рейтинге свободы прессы, опубликованном организацией «Репортеры без границ», Кыргызстан занял 83 позицию среди 180 государств. До лидерства еще далеко, и немаловажную отрицательную роль в этом играют неподъемные иски против журналистов. Не скупятся в требованиях по возмещению морального ущерба и объекты журналистских расследований. Кроме того, никто не гарантирует и безопасность журналистов-расследователей.

Медиаэксперт, журналист Азамат Тынаев считает, что разоблачение преступности среди людей, наделенных властью – самый опасный и трудный вид журналистской работы.

«Мы должны воспринимать журналистов-расследователей как авангард

Азамат Тынаев.
Азамат Тынаев.

общества, ведь только благодаря им мы получаем возможность узнавать о коррупционных проявлениях. Разоблачение беловоротничковой преступности – самый трудный и опасный вид журналистской работы. Потому что коррупционеры умело используют имеющиеся у них возможности, связанные с властью, которой они наделены. А в сочетании с финансовыми ресурсами и широкими связями их позиции становятся очень прочными, так что вывести их на чистую воду и добиться справедливого правосудия является делом очень трудным. Поэтому смысл журналистских антикоррупционных расследований должен быть обязательно и в том, что сами власти также самоочищались и вели борьбу с коррупцией не на словах, а на деле», - отметил Тынаев.

В 2015 году в Кыргызстане был впервые опубликован рейтинг министерств и ведомств по реагированию на сообщения граждан в СМИ. Тогда финпол занял в нем одно из последних мест. Конечно, список устарел и, к сожалению, больше не публиковался. Но правоохранительные и надзорные органы обязаны не только реагировать на сообщения в СМИ и заявления граждан, но и сами выявлять преступления. Поэтому стоит вновь задаться резонным вопросом: Как такие огромные суммы от имени нескольких людей циркулировали в банках и переводились за рубеж в течение 7-8 лет, а проверка была проведена только после того, как журналист указал на это обстоятельство?

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG