Ссылки для упрощенного доступа

16 июля 2020, Бишкекское время 09:30

В Кыргызстане сокращается производство муки. Фермеры винят правительство и контрабанду


Повышение цен на мукомольную продукцию заставило фермеров вспомнить о своих посевах. Тем более что в чрезвычайных условиях начал наблюдаться дефицит муки и зерна, в то время как спрос на эти изделия повысился.

Министр сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации Эркинбек Чодуев на брифинге 11 апреля заявил, что в этом году в стране стало больше желающих заняться фермерством:

– В прошлом году 63,3 тысячи гектаров остались не освоенными. В этом году данный показатель уменьшился на 4,3 тысячи гектаров. Сейчас сельхозпроизводители стараются по мере своих сил засеять пшеницу. Нехватки семенного материала на сегодня не имеется. Но крестьяне больше просят семян пшеницы. По нашему прогнозу, в этом году будет засеяно на 5 тысяч гектаров пшеницы больше, чем в 2019-м. Министерство окажет помощь в методологическом плане, создании необходимых условий, поиске семян и удобрений. Ожидается к тому же помощь от доноров.

Эркинбек Чодуев также привел данные по размеру кредитов, выдаваемых аграриям, площадям посевов, которые подверглись заморозкам, и озвучил достижения сельского хозяйства. В информации министра привычно мелькали большие цифры, то есть весенние полевые работы проходят в привычном темпе.

Фермеры: Семян нет

Между тем сельхозпроизводители в один голос утверждают, что приведенные министром сведения далеки от сегодняшней реальности. При том, что пахотные земли и техника готовы, ощущается нехватка семенного материала.

Житель Джумгальского района Нарынской области Руслан Тажиев говорит, что искал семена пшеницы по всему району, но безуспешно. По его словам, он даже связался с бишкекскими складами, но тоже не получил внятного ответа:

– Учитывая сегодняшнюю ситуацию, многие хотят посеять пшеницу, но по всему району нет семян. А в условиях карантина сельчане не могут искать их по всей округе. Раньше каждое село получало по 1 тонне зерна. Сейчас такого нет. Если правительство сейчас обеспечило фермеров семенами, осенью мы вернули бы их зерном, было бы здорово.

Прошлой осенью стоимость зерна не поднималась выше 13 сомов за килограмм. Сейчас эта цена взлетела до 24-25 сомов, а где-то и до 31 сома за килограмм. Но аграрии согласны и на эти цены, лишь бы найти, что сеять.

На юге страны сельхозкампания этого года дается тяжелее прошлогодней. Житель Лейлекского района Баткенской области Бакытбек Сабыров в этом году засеял пять гектаров, на что потратил все свои сбережения - в надежде, что осенью сможет оправдать свои затраты:

– В связи с карантином многие сеют пшеницу, проблем с семенным материалом у нас не было, но стоимость была высокой. Если в том году это было 18 сомов, то сейчас – 28 сомов за килограмм. Лишь цена на ячмень осталась прежней – 15 сомов за килограмм.

Но семена - не единственное, что создает проблемы аграриям. В регионах наблюдается нехватка ГСМ, к тому же солярка, продаваемая в городе по 42 сома за литр, в сельской местности вырастает в цене. Кроме того, возникают сложности с приобретением запчастей для сельхозтехники - из-за карантинных мер и перекрытых дорог.

Почему стало меньше посевов?

Выращивание пшеницы для кыргызстанских сельхозпроизводителей уже давно не является делом прибыльным, так как собираемый осенью урожай не оправдывает затрачиваемый на протяжении нескольких месяцев труд. Эрик Муканбетов из Тонского района Иссык-Кульской области говорит, что в этом году решил выращивать на своих двух гектарах люцерну, потому что в регионах корм для скота ценится выше пшеницы:

– В прошлом году я получил с двух гектаров чуть меньше трех тонн зерна, перемолол тонну на 10 мешков муки. По деньгам же вышло, что килограмм зерна был продан за 12 сомов. Если я и остальное пустил на мельницу, то сейчас мне не хватило бы зерна даже на один гектар. В селе нет зерна, но от пшеницы прибыль не получишь, ведь и аренда техники подорожала.

Кыргызстан лишь на 30% самостоятельно покрывает свои потребности в зерне, все остальное завозится извне. Поэтому цены на местном рынке определяют Казахстан и Россия. В прошлом году, когда в этих странах случилась засуха, и пшеница уродилась неважно, в Кыргызстане цена муки за год поднялась на 20%.

В 2020 году Казахстан, ссылаясь на пандемию COVID-19, установил ограничения на вывоз зерна за пределы страны, в том числе в Кыргызстан. Глава Ассоциации мукомолов КР Рустам Жунушев говорит:

– Казахстан включил нас в категорию третьих стран. Но такие действия противоречат нормам ЕАЭС, в который входят обе страны. Сейчас, если казахстанский сельхозпроизводитель хочет продать нам зерно, то 30% от этого объема он должен по низкой цене реализовать фонду устойчивости. В итоге продавец ту разницу, которую он потерял при продаже своего урожая, закладывает в стоимость продукта, который отдает нам. Поэтому, соответственно, и мука дорожает.

По мнению специалистов, занимающихся проблемами агропромышленного комплекса, правительство КР, учитывая необходимость обеспечения продовольственной безопасности, должно оказать поддержку тем фермерам, кто производит продукцию первой необходимости. Так, эксперт Торогул Беков считает, что выращивающих пшеницу фермеров необходимо субсидировать:

– Тут необходимо сделать несколько важных шагов. Во-первых, нужны дешевые кредиты для производств, ориентированных на выпуск сахара, растительного масла и зерна. Во-вторых, должны быть субсидии на семена пшеницы, потому что если на рынке зерно стоит 8 сомов за килограмм, то хорошие семена для посевов продаются уже по 15 сомов. А вот эту разницу в 7 сомов должно компенсировать правительство, только тогда будет хороший урожай. Третье – вопрос сбыта. Государство должно по выгодной для местных аграриев цене выкупать у них пшеницу, чтобы обеспечить армию, больницы, тюрьмы и склады Фонда госматрезервов. И стоимость должна быть как минимум на уровне завозного зерна. Только тогда фермеры будут, не боясь, засеивать свои поля.

А что мукомолы?

В 2015 году в КР насчитывалось 62 мукомольных предприятия, но к 2020-му таковых в стране осталось всего 32. Из них 19 приостановили свою работу, сейчас продолжают работу лишь 11 компаний. По словам Рустама Жунушева, причиной этого является членство КР в ЕАЭС и то, что из Казахстана и России в страну зерно завозится контрабандным путем:

– Когда комбинаты перестали работать, фермеры не знали, куда сдавать зерно. В итоге на следующий год они просто меньше ее посеяли. И таким образом мы стали зависимы от ввозимой пшеницы. Минсельхоз заявляет, что «в 2019 году было собрано 600 тысяч тонн зерна, из которых половина пошла на муку, а оставшиеся 300 тысяч - на корм». Но я с этим не согласен, так как, по моим подсчетам, мукомольные компании произвели лишь 167 тысяч тонн продукции, а все остальное – это завезенная контрабандным путем мука.

За пять лет в Кыргызстане в два раза сократилось производство муки. Если в 2014 году эти показатели были на уровне 350,6 тысячи тонн в год, то в 2019-м объем составил чуть меньше 200 тысяч тонн.

О том, что произведенная за рубежом мука завозится в страну нелегальными путями, без никаких отчислений в казну, в Жогорку Кенеше заявил депутат от фракции СДПК Чыныбай Турсунбеков. По его словам, в стране сейчас имеется дефицит муки, и теперь власти фактически зависимы от контрабандистов. При этом он подчеркнул, что это не голословные обвинения, что он может ответить за каждое свое слово:

Чыныбай Турсунбеков.
Чыныбай Турсунбеков.

– Экономика Кыргызстана была ориентирована на контрабанду и зависела от нее. Сами видите, что у нас производство стоит даже не на втором - на пятом месте. И вы фактически призываете этих контрабандистов, прося: «Завезите муки, надо ее раздать». Но они и без ваших просьб привезут ее, потому что контрабанда нужна им. Просто из-за того, что Казахстан ввел запрет на вывоз муки, они сейчас молчат.

По данным Ассоциации мукомолов, в страну ежемесячно попадает незаконным путем до 35 тысяч тонн муки. А ежегодная потребность Кыргызстана в этом продукте – 600 тысяч тонн. В 2019 году отечественные мукомолы произвели лишь 162 тысячи тонн муки, а разница между этими цифрами составляет почти 400 тысяч тонн.

Доктор экономических наук Толонбек Абдыров считает, что нынешние меры правительства еще больше ослабят мукомольную промышленность, которая держится из последних сил:

– Сотрудничество с контрабандистами говорит о слабости властей. То есть о том, что наше правительство не умеет договариваться с другими странами. А если это так, кабмин должен уйти в отставку. Абсолютно не исключено, что после стабилизации ситуации контрабандисты начнут выдвигать свои требования. Но закон, несмотря ни на что, должен соблюдаться.

Принятый сразу в трех чтениях законопроект

Повышение цен на муку и ее дефицит заставил Жогорку Кенеш принять срочный законопроект. Инициатор поправок – депутат Экмат Байбакпаев - пояснил, что документ был разработан в целях поддержки отечественных мукомолов и пресечения потока контрабанды муки. Для этого депутаты отменили налог на добавленную стоимость (НДС) для ввозимого зерна.

Такая норма работала с 2015 года, но в 2017 году ее отменили по причине того, что «это позволило заполнить склады лишь крупных компаний». В этот раз ряд депутатов парламента выразили недовольство сроком действия преференций, а именно – отмены НДС до 2025 года. Депутат Эльвира Сурабалдиева выразила мнение, что для стабилизации ситуации хватило бы и двух лет:

Эльвира Сурабалдиева.
Эльвира Сурабалдиева.

– Во-первых, если соглашения в рамках ЕАЭС четко соблюдались, а, во-вторых, была обуздана контрабанда, то необходимости в сегодняшнем законопроекте не было бы. Да, мы должны поддерживать отечественных производителей, но пять лет – это слишком большой срок. Двух лет было бы достаточно.

При этом высказываются мнения, что даже если сейчас этот законопроект немного улучшит сложившуюся ситуацию, то в будущем он приведет к негативным последствиям, потому что зависимость от импортного зерна будет сохраняться.

В 2015 году, когда принимались такие же поправки, озвучивались версии, что закон принимается в интересах крупных мукомольных компаний. Это мнение существует и сейчас.

Академик Жамин Акималиев говорит, что выделение из бюджета страны 800 млн сомов мукомольным предприятиям и принятый 16 апреля законопроект направлены на финансовую поддержку зарубежных стран:

– Мы подсчитали, что отмена НДС лишает наш бюджет дохода в 650 млн сомов. Те, кто завозит зерно и муку, это олигархи, среди которых немало депутатов нынешнего созыва. Они пролоббировали этот законопроект в своих интересах. Почему они вместо этого не помогают нашим фермерам? Почему никто не призывает сеять и выращивать больше пшеницу, не агитирует за это? Мнения о том, что «наше зерно некачественное» – это выдумки вот этих коррупционеров и олигархов. Кыргызстан издавна обеспечивал зерном всю Среднюю Азию.

По мнению наблюдателей, разразившаяся пандемия коронавируса еще раз показала, что КР не в состоянии самостоятельно обеспечить себя мукой и зерном. Из-за нехватки семян по всей стране пшеницей засеяно практически столько же площадей, сколько и раньше. Если в будущем возникнут ситуации, подобные сегодняшней, то КР останется зависимой от импортного зерна.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Смотреть комментарии (2)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG