Ссылки для упрощенного доступа

28 сентября 2020, Бишкекское время 11:53

Свердлоу: Смерть Азимжана Аскарова - черное пятно на репутации Кыргызстана


Стив Свердлоу.

Правозащитник Азимжан Аскаров, осужденный на пожизненный срок лишения свободы по делу о июньских событиях, умер 25 июля. Предварительная причина смерти – правосторонняя пневмония. Это трагическое событие вызвало резонанс на международном уровне.

Профессор по правам человека Университета Южной Калифорнии Стив Свердлоу в интервью «Азаттыку» заявил, что смерть Аскарова – это черное пятно на репутации Кыргызстана на международной арене. По его мнению, история с делом правозащитника должна была закончиться его освобождением, но агрессивное игнорирование призывов правозащитного сообщества привело к смерти Азимжана Аскарова.

«Азаттык»: С самого начала пандемии коронавируса многие международные организации обращали внимание на состояние заключенных, в том числе Азимжана Аскарова. Они призывали освободить его по состоянию здоровья и по возрасту. Как вы думаете, почему официальные власти Кыргызстана не отреагировали?

Свердлоу: Дело Азимжана Аскарова - пожалуй, самое большое черное пятно на репутации Кыргызстана за многие годы. Я лично свидетель того, как 10 лет кыргызские власти упускали возможность скорректировать свой путь, прислушаться к международным организациям, следовать закону, международным нормам и освободить этого очень мужественного и очень важного гражданина Кыргызстана – Азимжана Аскарова.

Если говорить, почему они не реагировали во время пандемии, нужно просто вернуться к самым истокам этого дела и вспомнить, что Азимжан Аскаров был задержан не за преступления, в которых его обвиняли. А именно за то, что он всю свою сознательную жизнь боролся за права человека, документируя злостные нарушения со стороны милиции и силовых структур на юге Кыргызстана. За это он очень дорого расплатился – своей жизнью.

Десять лет заключения были местью за его отважную, мужественную правозащитную работу. К сожалению, это отражает, насколько далеко Кыргызстан находится от принципов демократии и прав человека. Было очень много возможностей прислушаться к закону, к своей Конституции и его освободить.

«Азаттык»: Международное сообщество с 2010 года призывало пересмотреть дело правозащитника и восстановить справедливость. Власти Кыргызстана отвечали. Можно ли сказать, что дело Аскарова поставило Кыргызстан в правовую дилемму?

Свердлоу: Тут дилеммы нет, потому что все международные авторитеты, все механизмы ООН, а также все нормы Конституции и законодательства Кыргызстана указывали на правильное решение.

Это огромный ущерб репутации Кыргызстана.

Дело началось с пыток при его аресте во время июньских событий 2010 года. И всегда меня и других правозащитников и, я думаю, многих людей в Кыргызстане удивляла степень агрессии и степень агрессивного игнорирования международных норм и человеческих ценностей по делу Аскарова. Это оставит очень большое пятно на репутации Кыргызстана. Но, прежде всего, сегодня я думаю о его близких – сыновьях, жене. Конечно, и о правозащитниках, которые многие-многие годы боролись за него в судах. Это - Толекан Исмаилова, Нурбек Токтакунов. И международное сообщество, и местное гражданское сообщество в Кыргызстане – все объединились вокруг этой борьбы за свободу Азимжана Аскарова. Мы скорбим и выражаем соболезнования его семье.

«Азаттык»: Кыргызстан гордится имиджем демократического государства. Насколько серьезный ущерб смерть Аскарова может нанести ущерб тому имиджу?

Свердлоу: Это черный день для Кыргызстана. Это огромный ущерб репутации Кыргызстана. И, конечно, и партнеры в международном сообществе всегда возлагают огромные надежды на потенциал истинной демократии в Кыргызстане и, конечно, очень часто есть чему радоваться в части прав человека. Это, конечно, в первую очередь, сильное гражданское общество. Но я могу сказать, что дело Азимжана Аскарова - это другой опыт. Как я говорил, поведение властей отличалось жестокостью по отношению к этому правозащитнику – представителю узбекского меньшинства.

Я вам признаюсь: я никогда этого не понимал, почему его так ненавидели. Но потом я вспоминал, как он боролся, раскрывал нарушения прав человека со стороны милиции и силовых структур. Особенно, на юге Кыргызстана. Это тот случай, когда месть закончилась не праздничным днем освобождения, а самым трагичным концом – смертью в заключении. Я очень надеюсь, что и президент Кыргызстана, и парламент, и все ответственные лица скоро сделают заявление и очень серьезно подумают над ответственностью страны за этот случай, за эту смерть, подумают над тем, какие действия предпринять, чтобы признать этот трагический случай, выплатить компенсацию этой семье. Но это уже не вернет к жизни Азимжана Аскарова.

«Азаттык»: В Кыргызстане ситуация с коронавирусом очень сложная и уже очевидно, что заключенных в тюрьмах тоже затронула эта пандемия… Какая еще опасность в таких условиях грозит тем, кто содержится в закрытых учреждениях?

Свердлоу: Конечно, нужно обращать внимание на то, что политзаключенные, такие как Аскаров, очень старые. Ему было 69 лет. Конечно, очень много заключенных под угрозой, особенно те, кто в возрасте, которые уже болеют в ужасных условиях. COVID-19 – это огромная проблема, с которой нужно справляться. Конечно, с учетом ужасающей ситуации в Кыргызстане надо немедленно предпринять действия, чтобы защитить этих людей, многих надо переводить на домашний карантин.

Мы все удивлялись пассивности властей по поводу ситуации Азимжаном Аскаровым. В тюрьмах есть и другие заключенные. Сейчас на ум приходит Равшан Жээнбеков. Этот случай должен стать уроком для Кыргызстана. Никогда не должно быть политзаключенных. Это черный день, как я уже говорил. Нужно предпринять действия, особенно, во время пандемии и спасать жизни людей.

  • 16x9 Image

    Элиза Кененбаева

    Журналист Пражского офиса радио "Азаттык", ведущая молодежного телевизионого проекта "Азаттык+" (2011-2014). Закончила Кыргызско-Российский Славянский университет.

XS
SM
MD
LG