Ссылки для упрощенного доступа

24 октября 2020, Бишкекское время 12:20

Генсек Антикоррупционного совета: Народ почему-то не ощущает на себе результаты борьбы с коррупцией


Нурипа Муканова.

Сооронбай Жээнбеков накануне вновь провел заседание Совета безопасности, темой которого стала борьба с коррупцией в Кыргызстане.

Из выступления главы государства стало ясно, что он вполне доволен результатами антикоррупционной борьбы, которая стала его главной программой на период президентства. Генеральный секретарь Антикоррупционного делового совета Нурипа Муканова делится мыслями, как на самом деле обстоит ситуация с коррупцией и почему эта риторика президента все еще жива.

«Азаттык»: Жээнбеков сказал, что в Кыргызстане ведется «бескомпромиссная борьба», которая находится на «особом контроле». А какую оценку текущей борьбе с коррупцией дали бы вы?

Нурипа Муканова: Эх...

«Азаттык»: Сложный вопрос?

Народ поверит в «непримиримую» борьбу с коррупцией только в том случае, если все будет открыто и прозрачно.

Нурипа Муканова: Тяжелый. Может и ведется «бескомпромиссная борьба» с коррупцией и коррупционерами... Но почему-то народ на себе этого не ощущает. Если спросить о борьбе с коррупцией любого на улице, наверное, каждый ответит, что не видит этого. Потому что на поверхность выходят абсолютно другие факты. Вчера ГКНБ сам озвучил, что самыми коррумпированными являются правоохранительные органы, судебная система, таможня. Но об этом говорится, я не знаю, с какого года. Зная это, можно же хоть один сектор очистить и показать: вот смотрите, вот этот сектор освободился от коррупции. Но этого же не происходит! Постфактум выявляются коррупционные схемы, но они настолько живучи... А кто их делает живучими? Только те, кто имеет рычаги принятия решений в своих руках. Только те, кто работает в государственной власти.

«Азаттык»: Как раз на Совбезе Жээнбеков рассказал, что за последние годы раскрыты «многие коррупционные схемы», пресечена деятельность «целых коррумпированных преступных группировок». Можно ли считать это показателем борьбы с коррупцией, если коррупции по факту меньше не стало?

Нурипа Муканова: Народ поверит в «непримиримую» борьбу с коррупцией только в том случае, если все будет открыто и прозрачно. Много коррупционных схем выявлено, но люди-то об этом не знают. Люди знают, что эти коррупционные схемы живут, они на себе это ощущают. Я была сторонницей открытия счета для поступлений от борьбы с коррупцией. Но я с первых дней говорю: «Озвучьте, пожалуйста, откуда эти деньги поступают? Кого вы разоблачили? Кто вернул народные деньги на этот счет? Сделайте его открытым!».

«Азаттык»: И, скорее всего, большая часть - это доначисление налогов…

Нурипа Муканова: Да. Не известно, сколько поступило и от кого поступило. И такое ощущение, что деньги просто перетекают из одного кармана в другой. Но это никак нельзя назвать борьбой с коррупцией! Помните, сколько счетов было у [Аскарбека] Шадиева? Сколько у него было незаконного имущества, это был огромный список?! И тут этот список исчез, не понятно, что возвращено государству. Это уже не смешно, это издевательство над народом. Вы покажите, что вернули народу, как использовали эти деньги. И может быть, тогда маленький процент веры зародится в сердцах людей. Но этого нет, к сожалению. А то, что они борются с «ветряными мельницами», флаг им в руки...

«Азаттык»: Имеет ли все еще антикоррупционная риторика Жээнбекова ту поддержку и доверие, которые были у него в самом начале президентского срока?

Нурипа Муканова: Я думаю, что не имеет. Какая может быть вера, когда три бывших министра были сняты с должности из-за коррупции и, вдруг, эти люди каким-то образом погасили свою судимость и идут на выборы? Это что за риторика?

«Азаттык»: Тогда почему Сооронбай Жээнбеков продолжает гнуть эту линию и выставлять антикоррупционную борьбу как свою основную программу? Почему он не придумает что-нибудь новое, проще говоря?

У нас развит непотизм, клановость. Кто что сделал для клана, для семьи, для племени - это главный критерий назначения на должности.

Нурипа Муканова: Это вопрос не ко мне. Задайте лучше президенту. Я думаю, что вопрос коррупции остается для народа очень актуальным. Все понимают, что мы оказались в такой глубокой яме «благодаря» коррупции. Они понимают, что народ доверчивый, что он верит…

«Азаттык»: Все-таки верит?

Нурипа Муканова: Верит не риторике, а верит, что можно что-то сделать с коррупцией, что ее можно изжить из нашей жизни. Поэтому эта риторика еще присутствует.

«Азаттык»: В своей речи президент практически возложил всю ответственность за коррупцию в стране на коррумпированных чиновников, которые, цитирую, «противопоставляют себя всему государству». Действительно ли речь идет о саботаже или президент все прекрасно знает?

Нурипа Муканова: Давайте поставим вопрос так: кто назначает этих коррупционеров на должности? Кто их назначает и кто их снимает? По законам одно, на практике - совсем другое. У нас развит непотизм, клановость. Кто что сделал для клана, для семьи, для племени - это главный критерий назначения на должности. В первую очередь - на политические должности. Если ответственность лежит на коррумпированных чиновниках, главные вопросы в том, кто их назначает и почему эти люди пришли во власть?

«Азаттык»: Ответ, вроде, очевиден, но президент перекладывает всю ответственность на чиновников. При этом он говорит, что борьба с коррупцией под его личным контролем. Кто в таком случае должен нести ответственность?

Нурипа Муканова: В итоге ответственен народ. Мы допускаем существование этой системы. Народ виноват в том, что допускает к власти людей, которые решили обогатиться за счет этого же народа. Все же понимают, что чем больше они обогащаются, тем беднее становится страна. Мы продаем свою рабочую силу за бесценок просто чтобы выжить, понимаете?

XS
SM
MD
LG