Ссылки для упрощенного доступа

14 апреля 2021, Бишкекское время 19:16

«Экономика Кыргызстана вернется к своему допандемическому уровню не раньше 2023 года»


Глава представительства Всемирного банка в Кыргызстане Навид Хасан Накви. Ноябрь 2020 года.

Глава представительства Всемирного банка в Кыргызстане Навид Хасан Накви письменно ответил на вопросы «Азаттыка». Он рассказал о распределении помощи, выделенной Кыргызстану на борьбу с коронавирусной инфекцией, экономической ситуации и уровне бедности в республике.

«Азаттык»: Какую сумму Всемирный банк напрямую выделил Кыргызстану на борьбу с коронавирусной инфекцией в 2020 году? Какая ее часть в качестве кредита и какая – в качестве гранта?

Навид Хасан Накви: В ответ на пандемию COVID-19 Всемирный банк выделил Кыргызской Республике экстренную помощь в размере 22,15 млн долларов для удовлетворения неотложных потребностей в области здравоохранения.

9 млн. долларов

Компонент «Непредвиденные расходы на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций» по Проекту «Повышение устойчивости в Кыргызстане»

12,15 млн. долларов

в рамках механизма ускоренного финансирования на цели борьбы с COVID-19

1 млн. долларов Грант из Фонда экстренной помощи для борьбы с пандемией

Доставлено в КР по состоянию на март 2021 г.

(на общую сумму $12 307 332)

  • Малые предметы медицинского назначения и дезинфицирующие средства - 68 130 долларов
  • Малое медицинское оборудование (электрокардиографы, ларингоскопы, ингаляторы и др.) - 396 560 долларов
  • Лабораторные реактивы, расходные материалы, а также материалы для ПЦР-тестов - 769 589 долларов
  • Средства индивидуальной защиты (СИЗ) - 1 656 303 долл.
  • Лекарства - 2 567 890 долларов
  • 266 больничных коек - 83 948 долларов
  • 40 автомобилей - 582 917 долларов
  • 84 единицы оборудования для дезинфекции и переработки медицинских отходов - 823 144 долл.
  • 27 единиц диагностического оборудования - 931 083 долл.
  • 26 машин скорой помощи - 1 529 800 долларов
  • 342 комплекта оборудования для респираторной поддержки - 2 897 968 долл.

Кроме того, Всемирный банк выделил 138 миллионов долларов на проекты помощи бедным и уязвимым слоям населения, а также предприятиям малого и среднего бизнеса. В данную сумму входят: Проект экстренной поддержки микро-, малым и средним предприятиям (50 миллионов долларов); Проект «Система предоставления социальной защиты и план действий в чрезвычайной ситуации» (50 миллионов долларов), Дополнительное финансирование Проекта поддержки местных сообществ CASA-1000 (в условиях COVID-19) (21 миллион долларов) и дополнительное финансирование Третьего проекта сельских инвестиций (17 миллионов долларов).

Всемирный банк предоставляет средства Кыргызской Республике на особых условиях: 50 процентов – в виде грантов, 50 процентов - высокольготные кредиты (сроком на 38 лет, с шестилетней отсрочкой платежей, 0,75% за обслуживание кредита).

«Азаттык»: Всемирный банк контролирует использование средств, которые выделяет в качестве помощи?

Навид Хасан Накви: В соответствии со статьями соглашения Всемирный банк должен «принимать меры для обеспечения того, чтобы поступления от любого кредита использовались только для целей, на которые предоставлен кредит, с должным вниманием к соображениям экономии и эффективности и без учета политических или иных обстоятельств или прочих влияний или соображений неэкономического характера». В соответствии с этим требованием и другими применимыми правилами, Всемирный банк принял положение о закупках для заемщиков по инвестиционным проектам, в котором регулируется закупка товаров, работ, неконсультационных услуг и консультационных услуг, финансируемых полностью или частично Всемирным банком.

Кроме того, агентства-исполнители обязаны регулярно представлять финансовые отчеты во Всемирный банк с подробной информацией о затратах, понесенных по компонентам и категориям расходов. Также исполнительные агентства обязаны хранить все подтверждающие документы и предоставлять их по запросу специалисту Всемирного банка по финансовому управлению или аудиторской фирме во время реализации проекта.

«Азаттык»: У общественности имеются вопросы, связанные с освоением грантов и кредитов, выделяемых международными организациями и финансовыми институтами. Например, высказывается мнение, что большая часть средств тратится на оплату услуг экспертов, консультантов и организационную работу. В то же время на саму работу остается небольшой бюджет. Есть мнение, что на консультационные услуги тратится 15% средств проектов Всемирного банка. Можете прокомментировать этот вопрос?

Навид Хасан Накви: Не существует обязательных инструкций или пороговых значений для распределения средств между категориями закупок, такими как товары, работы, неконсультационные услуги и консультационные услуги. Фактически, заемщик, то есть правительство Кыргызской Республики, несет ответственность за подготовку плана закупок во время подготовки проекта, а Всемирный банк рассматривает и выражает свое согласие с планом закупок до завершения переговоров по выделению кредита. Далее, план закупок, одобренный Всемирным банком во время переговоров, включается в юридическое соглашение и становится юридически обязательным для исполнения. В случае внесения изменений заемщик представляет обновленную версию плана закупок в банк для рассмотрения и утверждения. План закупок и все его обновления публикуются на внешнем веб-сайте Всемирного банка.

«Азаттык»: Перейдем к другим темам. Летом 2020 года Всемирный банк выражал обеспокоенность по поводу того, что COVID-19 может стать причиной увеличения числа бедных на 600 тысяч человек. По вашим подсчетам, оправдались ли эти опасения по итогам года? Вырос ли в Кыргызстане уровень бедности?

Навид Хасан Накви: Кризис COVID-19 отрицательно сказался на трудовых доходах населения, которые являются основным фактором сокращения бедности. В сочетании с падением покупательной способности из-за инфляции, эта ситуация привела к уязвимости населения перед экономическими последствиями пандемии. По оценкам, уровень бедности в Кыргызской Республике в 2020 году вырос с 20,1% в 2019 году (национальные данные), в результате чего за чертой бедности оказались еще 700 тысяч человек - это огромная цифра для страны с населением в 6,6 миллиона человек.

«Азаттык»: Всемирный банк в своем анализе после начала пандемии коронавируса прогнозировал снижение ВВП Кыргызстана на 2,8%-4,4%. Но по итогам года снижение составило 8,6%. А в первые месяцы 2021-го по сравнению с этим же периодом прошлого года снижение составило 7,6%. Какой прогноз дает Всемирный банк относительно экономики Кыргызстана в этом году?

Навид Хасан Накви: Согласно прогнозам, в 2021 году реальный ВВП вырастет на 3,8% по мере восстановления экономической активности в сфере услуг и строительства, а бюджетный дефицит сократится до 3,9% от ВВП. В 2022–2023 годах прогнозируется рост на уровне, в среднем, 4–4.5% при условии значительного улучшения ситуации с пандемией, сохранения политической стабильности и улучшения внешних условий. Ожидается, что после стабилизации обменного курса инфляция снизится до 5,4%, а в среднесрочной перспективе дефицит бюджета снизится до 3% от ВВП. Экономика вернется к своему допандемическому уровню не раньше 2023 года.

«Азаттык»: Как известно, госдолг Кыргызстана приблизился к 5 миллиардам долларов. Внешний долг - 4 миллиарда 217 миллионов долларов, из них 677,43 миллиона приходится на Всемирный банк. Ежегодно Кыргызстан направляет 300 миллионов долларов на обслуживание госдолга. В ближайшие годы эта сумма достигнет 400-500 миллионов. По прогнозу Всемирного банка, каковы будут возможности правительства республики в части выплат кредиторам?

Навид Хасан Накви: Пик платежей по обслуживанию долга наступит в ближайшие годы. Согласно базовому сценарию (который предполагает рост реального ВВП в среднем в 4–4.5%, уровень инфляции в пределах целевого диапазона НБКР в 5-7%, разумную ситуацию с бюджетом и стабильность обменного курса) Правительство Кыргызской Республики в состоянии обслуживать свои долговые обязательства. Анализ устойчивости долговой ситуации КР показывает, что риск долгового кризиса является умеренным.

По базовому сценарию такие показатели, как приведенная стоимость внешнего государственного долга к ВВП, приведенная стоимость внешнего государственного долга к экспорту, обслуживание внешнего государственного долга к экспорту, а также обслуживание внешнего государственного долга к доходам, находятся ниже ориентировочных пороговых значений. Оценка долговой ситуации при сценариях с учетом шоков, касающихся темпов роста, первичного дефицита бюджета, экспорта, снижения курса национальной валюты и комбинированных шоков, также показывает, что, в целом, показатели находятся ниже ориентировочных пороговых значений. Это означает, что внешний государственный долг оценивается как устойчивый с умеренным риском долгового кризиса.

Важно отметить, что правительство Кыргызской Республики придерживается осмотрительной политики управления долгом в соответствии со Стратегией управления долгом на 2020-23 годы. Правительство заключает соглашения только на льготные кредиты с грантовой составляющей не менее 35 процентов.

  • 16x9 Image

    Эрнист Нурматов

    Журналист бишкекского бюро «Азаттыка». С 2010 по 2017 год работал региональным корреспондентом в Ошской области. Выпускник факультета журналистики Ошского государственного университета.

Смотреть комментарии

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.

XS
SM
MD
LG