Ссылки для упрощенного доступа

16 мая 2021, Бишкекское время 13:29

Мнение. Знаковые события?


Мы привыкли воспринимать прокуратуру как репрессивный орган, который в отношении подсудимого требует вынести преимущественно обвинительный приговор. Поэтому произошедшее недавнее событие в Первомайском районном суде страны, когда прокуратура отказалась поддержать обвинение в отношении Омурбека Текебаева и Дуйшенкула Чотонова, стало для многих потрясением. Обоснование у прокуратуры было такое: «… в связи с тем, что по предъявленному обвинению собранных доказательств было недостаточно» Как следствие суд оправдал их за отсутствием состава преступления, и марафон уголовного дела, начатого еще в 2017 году, наконец, завершился.

Не скрою, я тоже был удивлен. Естественно, подавляющее большинство кыргызстанцев восприняли данное событие как следствие воли президента страны и, наверное, в этой версии есть доля истины. Но, думается, решение главы государства не принимается с бухты-барахты. Оно формируется множеством факторов, в том числе мнениями представителей общества, международных институтов, и, надеюсь, объективным подходом к имеющимся фактам.

В то же время данное событие мне показалось знаковым. И вот почему.

20 апреля сего года на совместном заседании профильных комитетов парламента генеральный прокурор Курманкул Зулушев в своем отчёте о состоянии законности в Кыргызстане в 2020 году заявил, что им будут предложены изменения в кодексы через призму защиты прав и свободы человека.

В этой связи хочу сделать небольшой экскурс в прошлое.

По-моему, личность человека оценивается не по его словам, а по поступкам. Когда Генеральным прокурором КР назначили Курманкула Зулушева, все вспомнили 2013 год и связали его назначение с тем, что он в бытность судьей в составе коллегии Бишкекского городского суда, оправдал Садыра Жапарова, Камчыбека Ташиева и Таланта Мамытова, обвиняемых в захвате «Белого дома». Между тем никто не обратил внимание на то, это было поступком человека, имеющего свое мнение о законности, ведь Курманкул Зулушев принял такое решение вопреки воле власть имущих того времени, и как разумный человек он не мог не осознавать того, что это может для него не кончиться добром.

Поэтому, наверное, неудивительно, что сегодня именно генпрокурор ставит во главу законности защиту прав и свобод человека.

В порядке примера: он сообщил, что им будет предложено упразднить понятие «сотрудничество со следствием». Трудно переоценить значение такого заявления. Я не знаю, о чем думали авторы статьи «Сотрудничество со следствием» и те, которые голосовали за него, но то, что они возродили стукачество 30-х годов прошлого столетия со всеми вытекающими из этого последствиями, это факт. Согласно этой статье человек привлекался к ответственности по показанию подозреваемого, который во избежание наказания мог дать показания против любых людей, даже не имеющих отношения к этому преступлению. Будем надеяться, что указанный пример и другие изменения в кодексе, которые будут внесены в парламент, станут показателями новой политики главного надзорного органа.

Я рекомендовал бы обратить внимание прокуратуры также на статью «Незаконное обогащение». Эта статья во многих странах используется как один из главных инструментов против коррупции. В необходимости данной статьи нет сомнений. Важно, чтобы данная статья не превратилась в политическое оружие. Опасность таится также и в том, что расплывчатость, неконкретность, непонятность диспозиции дает возможность вольного ее толкования, которым, к сожалению, начали пользоваться следствие и суды.

Например, 8 апреля 2021 года пресс-служба ГКНБ опубликовала в СМИ сообщение о том, что судья Джеенбекова М. Б., «не имея соответствующих законных источников дохода, приобрела многочисленные объекты имущества, в том числе элитную недвижимость и ряд коммерческих объектов […], а также дорогостоящие земельные участки, расположенные в так называемом «золотом квадрате» Бишкека». Пресс-служба Бишкекского городского суда ответила ГКНБ, что «… она была назначена на должность судьи Бишкекского городского суда 29 апреля 2016 года указом президента, тогда как данное имущество было у нее и членов ее семьи еще до назначения на данную должность…»

Казалось бы, в данном случае не должно было возникнуть никаких разночтений. Диспозиция статьи указывает на то, что речь идет о приобретении в собственность имущества должностным лицом. Следовательно, речь может идти о приобретении должностного лица во время исполнения им должностных обязанностей. Однако, посчитали (следствие толкует эту норму по-своему), что неважно, когда был приобретено имущество в собственность: во время исполнения должностных обязанностей или в любое другое время. В диспозиции указанной статьи есть также норма касательно передачи должностным лицом имущества близким родственникам. А этом случае следствие также посчитало, что земельный участок, где был построен жилой дом на долевых условиях и который принадлежал мужу судьи по договору дарения, можно считать передачей должностным лицом (женой) в собственность мужу. Несуразица? Да. Но так толкует следствие!

Данный пример указывает на то, что прокуратуре и законодателям необходимо еще раз изучить указанную статью, применить описательную диспозицию, которая прямо бы определила субъективные права и юридические обязанности сторон с подробным их описанием, или же статью необходимо дополнить примечаниями. То есть, статью необходимо «разжевать» с целью исключения ее произвольного толкования, ибо тут также речь идет о правах и свободах человека. Надеюсь прокуратура и господа депутаты примут во внимание вышесказанное и внесут соответствующие изменения или дополнения в статью 323 Уголовного кодекса.

В порядке предложения. Примечания, например, могли бы быть следующего содержания:

1. Под приобретением должностным лицом в собственность (пользование) имущества в настоящей статье подразумевается приобретение имущества (пользование) в период работы должностным лицом.

2. Под официальными доходами, подтвержденными законными источниками за два года (за пять полных лет) в настоящей статье понимаются доходы, сведения о которых в соответствии с Законом Кыргызской Республики «О декларировании доходов, расходов, обязательств и имущества лиц, замещающих или занимающих государственные и муниципальные должности» представляются должностным лицом в органы Налоговой службы Кыргызской Республики за соответствующие предшествующие годы работы должностным лицом.

3. Превышением в настоящей статье признается превышение стоимости имущества должностного лица над размером официальных доходов такого лица на сумму более пяти миллионов сомов.

4. Под передачей имущества близким родственникам признается имущество, приобретенное должностным лицом с последующей его передачей близким родственникам.

Не менее значимым и неожиданным событием недели стало заявление председателя ГКНБ Камчыбека Ташиева, который, комментируя прекращение дела о незаконном обогащении Райымбека Матраимова, сказал: «Есть же еще и права человека, мы не можем просто держать человека под арестом, нам за это тоже надо отвечать…» Не затрагивая сути дела, мне хотелось бы сделать акцент на следующем: подобное заявление дорогого стоит. Возможно, я ошибаюсь, но я не помню, чтобы руководители правоохранительных органов, тем более ГКНБ, в качестве аргумента своих доводов, ссылались на права и свободы человека. Хотя любые вопросы, касающиеся прав и свобод человека, должны рассматриваться через призму законности. Права и свободы человека принадлежат человеку по рождению и признаются в качестве абсолютных и неотчуждаемых. Будем надеяться, что сказанное Камчыбеком Ташиевым является принципиальной его позицией, что отныне деятельность ГКНБ будет основываться на защите законности, прав и свобод человека.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на основополагающий принцип судопроизводства, коим является презумпция невиновности. Любой человек считается абсолютно невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в законном порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Это аксиома. Презумпцией невиновности руководствуется весь мир. Достоинство и честь человека имеют важное значение в системе морально-нравственных ценностей, и это также отражено в Конституции Кыргызской Республики. К сожалению, в нашей стране из-за того, что политика стала превалировать над правом, презумпция невиновности стала признаваться избирательно, а объявление человека виновным до решения суда стало практикой. И это несмотря на то, что согласно статье 160 Уголовного кодекса КР публикация материалов досудебного производства запрещается.

Каждый из нас дорожит своей честью и достоинством. Человек сохраняет ощущение своей значимости при условии, что другие одобряют его действия. Осознание и переживание человеком своей значимости в глазах других людей - это моральный престиж человека, это самоуважение личности. Наверное, настало время: если мы начали говорить о правах и свободах человека, то не стоит спешить до решения суда обвинять человека в свершении преступления.

Все, о чем пишу касательно презумпции невиновности, я и моя семья испытали в полной мере. Ровно год во времена правления Курманбека Бакиева меня содержали в СИЗО №1, пока суд не вынес оправдательный приговор. А провластные СМИ систематически, с завидным упорством целый год публиковали ложные статьи, организовывали телепередачи, задевающие мою честь и достоинство. Подобную участь испытали многие политики, в том числе нынешнее руководство страны, и их семьи. Беззаконие оставило в их сердцах глубокие раны, как и в наших.

Безусловно, с преступностью надо бороться, но в правом поле, на законных основаниях. Это касается всех, в том числе и тех, кто по обязанности должен бороться с преступностью. Будем надеяться, что в нашей стране воцарится диктатура закона.

Ишенбай Кадырбеков, торага Законодательного собрания Жогорку Кенеша КР II созыва.

P.S. Материалы в рубрике «Мнение» не отражают точку зрения «Азаттыка».

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG