Ссылки для упрощенного доступа

13 мая 2021, Бишкекское время 00:40

История, которая изменила отношение моих будущих родственников к «ала качуу»


Эта история произошла со мной несколько лет назад, я училась еще в университете. Однажды после занятий вечером во время групповой подготовки к экзамену мне позвонила тетя: «Бактыгуль украли! Ее украли в Кара-Кульджу, забери ее оттуда поскорее... у меня...сердце…» Тетя не договорила. Я поняла, что она рыдала и поэтому не смогла мне толком ничего объяснить.

Минуту или больше я стояла, не двигаясь. Не знала, что делать. В голове возникла сразу куча вопросов: Как? Оставить все и ехать? А как же моя группа, я же их подведу? А почему ехать должна именно я? Я же не могу взять на себя такую ответственность!? В Бишкеке кроме меня были еще моя старшая сестра, которая недавно родила, и другая тетя, старшая сестра папы. Наверное, ей не позвонили - знали, что она может оставить и не забратьБактыгуль. Эта тетя всегда переживала за всех девочек, что они не выйдут замуж, как ее дочка, и что нужно выдавать девушек замуж «по молодости и глупости», как она сама выражалась. Итак, выбора у звонившей тети, наверное, не было, она поручила это дело мне. Мне нужно было срочно ехать.

Перезвонила тете и узнала, чтоБактыгуль украл парень, с которым она дружила. Он был родом из Кара-Кульджи, но жил в в пригороде Бишкека. Бактыгуль мне рассказывала, что он хотел отправить к ним сватов, а ее родители были против, считали, что ей думать о замужестве на первом курсе рано, что нужно сначала закончить университет. А мне казалось, что они не особо хотели выдавать дочь так далеко. Тетя всегда говорила, что выдаст ее только за парня из наших краев. «Өзүбүздүн эле Баткен районунан болсун», — говорила она всегда и ей, и нам.

Тете сообщили эту новость где-то в часов 5-6 вечера. Сказали, где ее дочь находится, что все с ней в порядке и что они к назавтра отправят сватов. Тетя уже собралась было в путь, но ехать надо было около 15-16 часов, а забрать ее нужно было незамедлительно, чтоб сваты от них тоже не ехали.

Вот так миссия, думала я и бежала к остановке в дождь без зонта. Я всегда боялась промокнуть и старалась не выходить во время дождя, но здесь мне пришлось. И моя фобия была ничто по сравнению с тем, что мне предстояло сделать: идти в абсолютно чужой дом, разговаривать с абсолютно чужими людьми, забирать оттуда украденную девушку…

Таксист довез меня очень быстро - за 20 минут. У ворот дома был шум, веселье, людей много, будто свадьбу сразу играют. Во дворе у огромного казана стояли несколько мужчин. Один из них повернулся ко мне, очень дружелюбно поздоровался и, даже не спросив, кто я, пригласил домой. Через двор я прошла к дому и встретила седого, стройного мужчину, который тоже не знал, как заговорить со мной. Я взяла себя в руки, сделала серьезное лицо и строгим учительским голосом сказала: «Саламатсызбы!» И пока он отвечал, я быстро мысленно подбирала слова: «Я пришла забрать Бактыгуль!» (да, так мне ее и отдали!), «Мы на вас заявление напишем за похищение человека!» (тоже не вариант, я не умела так со старшими разговаривать…). «Я к Бактыгуль, я сестра ее», — сказала я. Ко мне подошли еще две женщины: «Кудача кыз экен да, кел чайга, бул жакка кир». С ними я разговаривать не стала, попросилась зайти прямо в комнату, где сидела моя сестренка.

Сидела она в платке, спокойная и, казалась, совсем не горевала, как я уже успела себе представить.

«Как дела?» — спросила я, наверное, очень строгим тоном, который был настроен для создания образа устрашающего блюстителя порядка для разговора с правонарушителями. Она молчала и дрожала, я заметила, что она была немного испугана. «Пойдем отсюда? Я пришла тебя забрать, твоя мама велела мне тебя забрать», — продолжила я. Она не отвечала…

Я спросила ее, может, она хочет остаться. Ответила, что не знает. Разговор наш не клеился. Тетя сидит там, рыдает, давление, сердце, а она тут сидит спокойно и заявляет, что не знает. «Как так вышло, что тебя украли?» - спросила я уже более мягко, как сестра, подруга. Она рассказала, что он хотел познакомить ее с мамой. Позвал в гости, а там ей на голову надели платок и оставили. Выходить замуж она была еще не готова, но уйти оттуда означало конец их отношениям. Да, за маму она, конечно же, переживала, но свою жизнь представляла только рядом с ним.

Я же приехала туда с определенной целью, не могла никоим образом ее здесь оставить, ведь тетя поручила мне забрать ее. Нельзя было провалить эту миссию. Как ее отсюда увезти, столько народу, сейчас начнут еще какие-то обряды, думала я, и пыталась мысленно построить план действий. Решать этот вопрос, подумала я, буду с тем, кто ее похитил, ибо не знала, как вести переговоры со взрослыми, коих тут была целая толпа. Идти в бой в одиночку я не осмелилась.

Попросила позвать Нурлана в комнату, где мы сидели. Разговаривали долго, каждый доказывал свое. Он говорил, что они любят друг друга, что он готов ради нее сделать все. Я говорила, что еще рано, ей только исполнилось 18 и что родители ее против, они хотят чтобы она сначала закончила университет. Просила отпустить нас по-хорошему. Говорили сначала мы с мы ним вдвоем, потом он попросил переговорить с Бактыгуль наедине, потом я с ней отдельно... Оказывается, он сказал ей, что опозорится перед всеми своими родственниками и друзьями, если она уйдет. Она его в такое положение ставить не хотела и была больше за то, чтобы остаться, чем уйти со мной. «Мама, надеюсь, меня простит. Я останусь и выйду замуж только за него», — сказала она, озадачив меня еще больше.

С одной стороны, тетя говорит, что если мы не заберем ее дочь оттуда, она не переживет этого. С другой стороны, я начала уже думать, что если я ее заберу, она всю жизнь потом будет обвинять меня. Я понимала, что это очень ответственный момент, что ее судьба будет зависеть от этого решения. Но думая больше о тете и о доверенном мне задании, я вызвала «похитителя» в эту комнату еще раз. На сей раз он зашел не один, с ним были две женщины (жеңе). Они начали тоже уговаривать. Набравшись решимости, я сказала, что вызываю милицию и буду писать заявление, что я не шучу. Как бы он ни любил мою сестренку, он поступил неправильно. Он должен понести ответственность, что у ее мамы больное сердце, если что-нибудь с ней случится, будет виноват только он. Сказав так, я стала набирать номер. Одна из женщин остановила меня, попросила подождать до утра, а до утра они еще посоветуются.

В эту ночь никто не спал. Я ждала брата, который к утру уже должен был приехать. Пока он ехал, родственники Нурлана, посоветовавшись, решили все же нас отпустить.

Прошли годы, она закончила университет, но все это время они общались, а потом поженились, как полагается, по закону, без правонарушений. Родители Бактыгуль уже не сомневались в их любви к друг другу и перестали критично относиться к их женитьбе. На свадьбе отец Нурлана, седой и стройный мужчина, узнал меня, подозвал к себе и вежливо говорил со мной. В шутку сказал, что никто больше из их родственников не похищает девушек. Мы вежливо попрощались. А уходя я за спиной услышала, что он рассказывает обо мне: « Ушул кудача кыз кыйын экен, келип баарыбызды коркуткан...»

Гулькайыр Перханова, ОФ «Открытая линия».

P.S. Материалы в рубрике «Мнение» не отражают точку зрения «Азаттыка».

Facebook Forum

XS
SM
MD
LG