Ссылки для упрощенного доступа

26 февраля 2021, Бишкекское время 14:08

«Ни закон, ни органы не могут защитить, если президент не нравится людям». «Эффект» Жапарова и Центральная Азия


Сторонники Садыра Жапарова на митинге перед выборами. Бишкек, Кыргызстан, 8 января 2021 года.

Досрочные президентские выборы в Кыргызстане и референдум о смене формы правления стали первыми шагами к легитимизации власти Садыра Жапарова. Что значит для этой страны и ее соседей возвращение к сильной президентской власти 10 лет спустя после ее отмены?

Президентские выборы в Кыргызстане 10 января и референдум о переходе от парламентской к президентской форме правления, похоже, принесли Садыру Жапарову двойную победу. Из 17 кандидатов Садыр Жапаров, изначально считавшийся фаворитом, получил более 79 процентов голосов, при этом более 80 процентов избирателей поддержали отмену парламентской формы госуправления. Это изменение предложил Жапаров, заявив, что парламентаризм в стране «дискредитирован».

52-летний Жапаров — самый молодой президент в Центральной Азии, где у власти на протяжении многих лет пребывают авторитарные руководители. Но в регионе есть лидеры, занявшие президентские посты в еще более молодом возрасте. Например, Гурбангулы Бердымухамедов, который стал президентом Туркменистана в 49 лет.

Сторонник Садыра Жапарова на митинге на площади Ала-Тоо. Бишкек, 11 января 2021 года.
Сторонник Садыра Жапарова на митинге на площади Ала-Тоо. Бишкек, 11 января 2021 года.

БРЕМЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Стоит отметить, что явка на этих выборах в Кыргызстане была низкой. 10 января проголосовало около 40 процентов избирателей.

На президентских выборах 2017 года этот показатель составлял 56 процентов. В парламентских выборах 2010 и 2015 годов участвовало около 55 процентов избирателей. На президентских выборах 2011 года проявили активность 61 процент избирателей. На президентских выборах 2009 года проголосовало более 79 процентов избирателей.

Миссия по наблюдению за выборами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) обратила внимание на низкую активность избирателей и раскритиковала выборы за отсутствие равных условий для кандидатов. Согласно отчету организации, была нарушена процедура выборов и имело место использование административного ресурса.

В этих условиях Садыр Жапаров был не только избран президентом, но и добился возможности в будущем расширить свои полномочия. Соответственно, на него ложится и большая ответственность. По словам кыргызского политика Равшана Жээнбекова, участвовавшего в выборах в качестве кандидата, Жапаров взял на себя всю тяжесть усилий по сохранению стабильности в стране и решению социально-экономических проблем.

Садыр Жапаров: из тюрьмы в президентское кресло?

Садыр Жапаров: из тюрьмы в президентское кресло?
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:25 0:00

ВОПРОСЫ, КОТОРЫХ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОТВЕТОВ

Предложение о внесении изменений в Конституцию, вынесенное на повестку Жапаровым, с самого начала вызывает споры. Протестующие против результатов парламентских выборов 4 октября не затрагивали вопрос об изменении Основного закона. Однако с приходом к власти Садыра Жапарова в качестве премьер-министра и исполняющего обязанности президента вопрос о принятии новой Конституции быстро вышел на первый план.

Согласно действующей Конституции Кыргызстана, временно исполняющий обязанности президента не может баллотироваться в президенты. Однако уже через месяц Жапаров передал пост спикеру парламента и получил возможность участвовать в выборах.

Действующее законодательство не позволяет временно исполняющему обязанности президента или парламенту с истекшим сроком полномочий предлагать конституционную реформу. Поэтому происходившее в Кыргызстане в последние месяцы юристы, политологи и политики подвергли резкой критике. Однако результаты референдума и победа Жапарова, по-видимому, проложили прямой путь к конституционной реформе. Тем не менее Адахан Мадумаров, пришедший вторым в президентской гонке, заявил, что не признаёт результатов.

После выборов Жапаров заявил, что Основной закон будет действовать до принятия новой Конституции, которая, в частности, будет предусматривать, что избранный президент продолжит исполнять обязанности. Иными словами, президентский срок Жапарова, избранного на шесть лет в соответствии с действующим Основным законом, может быть изменен. Новый проект Конституции предусматривает возможность избираться на два президентских срока по пять лет.

Пожилая женщина голосует. Село Кой-Таш под Бишкеком, 10 января 2021 года.
Пожилая женщина голосует. Село Кой-Таш под Бишкеком, 10 января 2021 года.

Еще один референдум, теперь уже по проекту новой Конституции, должен состояться к июню, после чего — пройти парламентские выборы. Но опытные политики, такие как Феликс Кулов, считают, что после принятия новой Конституции следует провести еще одни президентские выборы в соответствии с новыми требованиями.

Другое противоречие связано с тем, что после того, как Жапаров, приговоренный к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы в 2017 году за похищение человека, пришел к власти, Верховный суд сразу направил его дело на пересмотр. Позже выяснилось, что уголовное дело прекращено комитетом госбезопасности «за отсутствием в действиях Садыра Жапарова состава преступления».

Власти соседних стран, по всей видимости, восприняли выборы и референдум в Кыргызстане как «решение» для политического оправдания Жапарова. Как только были объявлены предварительные результаты, президенты Казахстана и Узбекистана — Касым-Жомарт Токаев и Шавкат Мирзияев соответственно — поздравили Жапарова по телефону. Затем его поздравил президент России Владимир Путин. Тогда же стало известно, что Жапаров свой первый официальный визит в качестве президента совершит в Казахстан.

Садыр Жапаров на митинге, организованном в рамках предвыборной кампании. Бишкек, 8 января 2021 года.
Садыр Жапаров на митинге, организованном в рамках предвыборной кампании. Бишкек, 8 января 2021 года.

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

С избранием Жапарова некоторые в обществе задаются вопросами: как повлияет возвращение Кыргызстана к президентской форме правления на его соседей и не под их ли «влиянием» страна идет на такие реформы? По словам некоторых экспертов, в кыргызском обществе значительное число людей считает, что в соседних авторитарных странах с сильной президентской властью существуют «политическая стабильность» и «согласие».

Независимый кыргызстанский политический эксперт Анар Мусабаева говорит, что ситуация в Кыргызстане не окажет прямого влияния на Центральную Азию, поскольку резкие политические изменения в этой стране больше не несут «эффекта неожиданности».

— Разумеется, наши соседи, особенно официальные власти, всегда настороженно относятся к политической турбулентности в Кыргызской Республике. Но если сравнивать с политическими кризисами в Кыргызстане в 2005 и 2010 годах, практически исчез эффект неожиданности кыргызских «революций». Хотя политический дискурс о событиях в Кыргызстане в соседних странах всё еще остается противоречивым, так называемого эффекта «домино» (или социального взрыва) уже не так страшатся. Тем не менее Кыргызстан со своими «революциями» продолжает использоваться как плохой пример нестабильности, слабости государственных институтов и так далее, — говорит Анар Мусабаева Азаттыку.

«Что касается официальной риторики наших соседей, я бы отметила, что оценки политического кризиса в Кыргызстане стали характеризоваться большей выдержанностью, чем в предыдущие годы», — считает эксперт.

По словам Анар Мусабаевой, страны Центральной Азии заинтересованы в установлении легитимной власти в Кыргызстане. При этом перспективы демократии в регионе она называет «очень мрачными».

— Каждая из стран Центральной Азии идет своим путем, в зависимости от многих факторов, в том числе и исторических. В последние годы глобальные тренды в отношении демократического развития были довольно противоречивыми. Эти процессы тоже оказывают свое влияние на развитие нашего региона. В любом случае, в Кыргызстане в ближайшее время политическая ситуация останется динамичной, учитывая, что на повестке выборы в парламент и конституционная реформа, — говорит Мусабаева.

ВЗГЛЯД ИЗ КАЗАХСТАНА

По словам казахстанского политолога Думана Кабдыгалиева, возвращение Кыргызстана к президентской форме правления, просуществовавшей до 2010 года, укрепило уверенность других лидеров Центральной Азии в том, что «президентская автократия — единственный правильный путь». Тем не менее, считает он, форма президентского правления в Кыргызстане не означает усиления президентской власти до уровня, существующего в других странах Центральной Азии.

Мужина, протестующий против изменений в Конституции Кыргызстана.
Мужина, протестующий против изменений в Конституции Кыргызстана.

— Потому что мы знаем менталитет кыргызстанцев. Если [лидер] не нравится, люди протестуют, и происходит смена власти. Первый и второй президенты Кыргызстана — Аскар Акаев и Курманбек Бакиев — были свергнуты в результате таких протестов. То есть ни закон, ни правоохранительные органы не могут защитить президента, если он не нравится людям. В этом смысле народ Кыргызстана отличается своей активностью в Центральной Азии. Переход к президентской [форме правления] не гарантирует, что народ не отстранит президента от власти, — говорит Думан Кабдыгалиев Азаттыку.

ВЗГЛЯД ИЗ УЗБЕКИСТАНА

Узбекский политолог Камолиддин Раббимов, проживающий за границей, говорит, что узбекское общество смену власти в Кыргызстане осенью восприняло не как демократию, а как проявление нестабильности. Пришедший к власти Садыр Жапаров оказался популистом, считает политолог.

— Он хочет решить все социальные проблемы Кыргызстана за два-три года. Это вообще невозможно. Жапаров дает невыполнимые обещания. Демократия является демократией только тогда, когда на постоянной основе функционируют государственные институты. Между тем Кыргызстан показывает, что этих институтов нет или они вообще не работают. Я рассматриваю это как еще один новый политический эксперимент в Кыргызстане, — говорит Камолиддин Раббимов Азаттыку.

По его словам, в Центральной Азии достаточно накопившихся социально-экономических проблем, которые необходимо решать. Однако в Кыргызстане ситуация отличается еще и нестабильностью.

— Для решения социально-экономических проблем в Кыргызстане нужны скорее сплоченные элиты и государственные институты, способные проводить реформы, а не авторитарный человек, принуждающий к некому общественному порядку, — говорит эксперт Камолиддин Раббимов.

ВЗГЛЯД ИЗ РОССИИ

Российский эксперт по Центральной Азии Андрей Казанцев говорит, что в Кыргызстане не получится «всё перевернуть» путем изменения Конституции, поскольку в стране различные группы, будь то политическая элита или народ, «привыкли к самостоятельности». «При каждой ситуации народ выходит, протестует; если мешают этому, он берет камни в руки… Сейчас очень сильный кризис, и нужен кризис-менеджер. Жапаров воспринимается как лидер популистского характера, понятный народу, простой, который может порешать какие-то вопросы на местах. Но в условиях отсутствия ресурсов монополизация власти — это начало новых беспорядков. Жапаров будет просить помощи у России и Китая. Возможно, и у международных институтов. Но они будут выставлять свои требования, связанные с демократизацией, парламентаризмом, что ему сложно будет выполнить», — сказал Казанцев в интервью Кыргызской редакции Азаттыка.

Когда состоится инаугурация Садыра Жапарова, неизвестно. Глава избирательной комиссии Кыргызстана Нуржан Шайлдабекова сообщила, что церемония пройдет через месяц после объявления официальных результатов. Итоги планируют огласить после рассмотрения жалоб и возможных судебных процессов.

Смотреть комментарии (2)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).
XS
SM
MD
LG