Ссылки для упрощенного доступа

25 июня 2021, Бишкекское время 16:36

Способен ли Запад предложить альтернативу китайской инициативе «Один пояс — один путь»?


Микроавтобус проезжает по первому участку шоссе, соединяющего город Бар на Адриатическом побережье Черногории с соседней Сербией, не имеющей выхода к морю, недалеко от деревни Биоче, к северу от столицы Подгорицы.

В преддверии саммита G7 в следующем месяце группа западных демократий ищет способ составить конкуренцию масштабному глобальному инфраструктурному проекту Пекина. Насколько это реалистично?

С того момента, как о запуске инициативы «Один пояс — один путь» (ОПОП) в 2013 году объявил китайский лидер Си Цзиньпин, в ее рамках Пекин вложил сотни миллиардов долларов в инфраструктуру за границей, что способствовало развитию торговли и расчистило путь для налаживания политических и экономических связей Китая по всему миру.

Масштабное мероприятие, которое Си назвал «проектом века», стало опорой китайской внешней политики и стратегическим инструментом Пекина, позволив ему углубить партнерские отношения и усилить свое влияние.

С тех пор ОПОП получила поддержку международных организаций и более чем 150 стран, в том числе на Западе, и продолжила расширяться — от портов, трубопроводов и дорог до цифровых технологий, сферы здравоохранения и возобновляемых источников энергии.

Пакистанский мотоциклист едет по недавно построенному Шелковому пути Пакистан — Китай в Харипуре, Пакистан.
Пакистанский мотоциклист едет по недавно построенному Шелковому пути Пакистан — Китай в Харипуре, Пакистан.

Но на фоне растущего разочарования стран-партнеров конечными проектами и усиливающейся обеспокоенностью по поводу стратегических последствий ОПОП в этой сфере, возможно, появилось пространство для альтернативы.

В преддверии июньского саммита «Большой семерки» в Великобритании президент США Джо Байден предложил британскому премьер-министру Борису Джонсону разработать план инфраструктуры под руководством Запада, который бы конкурировал с флагманом Китая ОПОП.

«Прямо сейчас есть реальная возможность. Глобальная потребность в инвестициях в инфраструктуру намного превышает возможности любой страны удовлетворить ее, — считает Джонатан Хиллман, директор проекта Reconnecting Asia в Центре стратегических и международных исследований (CSIS). — Даже при самых преувеличенных оценках возможностей ОПОП они не удовлетворят потребности мира».

Вопросы, связанные с Китаем, будут одними из основных на повестке дня саммита, который намечен на 11–13 июня и соберет лидеров Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании и США, а также представителей Австралии, Индии и Южной Кореи.

Формирование альтернативы ОПОП может выйти на передний план, поскольку Байден продвигает планы по созданию альянса демократий с целью уравновесить растущее влияние Китая.

В марте Байден заявил, что не позволит Китаю обойти Соединенные Штаты и стать «самой могущественной страной в мире», а его администрация наметила планы по расширению сотрудничества со своими союзниками.

Президент США Джо Байден говорит, что не позволит Китаю превзойти Соединенные Штаты, во время своей первой официальной пресс-конференции в качестве президента в Восточном зале Белого дома в Вашингтоне, 25 марта 2021 года.
Президент США Джо Байден говорит, что не позволит Китаю превзойти Соединенные Штаты, во время своей первой официальной пресс-конференции в качестве президента в Восточном зале Белого дома в Вашингтоне, 25 марта 2021 года.

Европейский союз и Индия уже подписали 8 мая новое соглашение о партнерстве, направленное на расширение сотрудничества в области цифровой и аппаратной инфраструктуры с упором на усиление нормативных стандартов в сфере новых технологий.

По мнению Хиллмана, сейчас самое время для стран с развитой экономикой предложить альтернативу ОПОП, более прозрачную и предлагающую более качественные проекты в развивающихся странах.

С объединением ресурсов и растущим сближением подходов союзников в том, что касается развития, особенно Брюсселя и Вашингтона, западные инфраструктурные планы могут получить импульс, которого им не хватало.

«Соединенные Штаты сейчас в гораздо большей степени совпадают во взглядах со своими европейскими партнерами, когда речь идет об экологических проблемах, и это создает больше возможностей для сотрудничества, — говорит Хиллман. — За этими переговорами стоят основательность и уверенность, которых раньше не было».

ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Все эти изменения происходят в условиях, когда развивающийся мир пытается справиться с экономическим давлением, вызванным пандемией, а вокруг бренда ОПОП сгущаются противоречия.

По прогнозам Всемирного банка, COVID-19 ввергнет мировую экономику в худшую рецессию со времен Второй мировой войны, а потребности в мировой инфраструктуре, оцениваемые в 94 триллиона долларов в следующие два десятилетия, всё еще не удовлетворены.

Доверие к ОПОП в последние годы было подорвано: коммерческая ценность многих проектов ставится под сомнение, множатся опасения по поводу долговых обязательств из-за неясной политики кредитования и того, что инициатива может оказаться инструментом расширения контроля Китая.

В апреле Черногория обратилась к Европейскому союзу с просьбой о помощи в погашении взятого у Китая кредита в миллиард долларов на проект по прокладыванию трассы.

Проблемы с задолженностью и прозрачностью в рамках ОПОП также дали знать о себе в мае, когда Венгрия объявила о ссуде в 1,5 миллиарда долларов на строительство китайского университета.

Этому предшествовало спорное решение венгерского правительства в апреле 2020 года засекретить все детали сделки о займе у Китая в размере 1,9 миллиарда долларов для строительства железнодорожной ветки, соединяющей Будапешт с Белградом.

К условиям сделок по проектам ОПОП возникает всё больше вопросов. Как показало недавнее исследование Центра глобального развития, изучившего 100 китайских контрактов, эти документы содержат требования к секретности и положения, которые могут позволить китайским организациям влиять на политику стран-должников.

«[ОПОП] лишилась блеска, — считает Тереза Фэллон, директор Центра исследований России, Европы и Азии в Брюсселе. — Отношение к Китаю ужесточается, и это шанс для Европы начать мыслить более стратегически».

Условия того, как могла бы выглядеть западная альтернатива ОПОП, всё еще обсуждаются, но, вероятно, она будет основываться на прошлых соглашениях и полагаться на пул государственных и частных средств.

Европейский союз в 2018 году запустил новую стратегию, так называемую connectivity strategy, и подписал в 2019 году с Японией соглашение, которое тогда премьер-министром Японии Синдзо Абэ назвал «устойчивым, основанным на правилах планом соединения разных регионов: от Индо-Тихоокеанского региона до Западных Балкан и Африки».

Соединенные Штаты также приняли в 2018 году закон, который призван стимулировать инвестиции частного сектора в развивающиеся страны, а также запустили в 2019 году совместно с Японией и Австралией сеть Blue Dot Network для поддержки стандартов при создании инфраструктурных проектов.

Однако ни одна из инициатив не принесла особых осязаемых результатов. Это вызывает опасения относительного того, способен ли Запад действительно предложить альтернативу экономическому видению, выдвинутому Си Цзиньпином и поддерживаемому государственной машиной его страны.

По словам Фэллон, западные страны не должны пытаться сравняться с Пекином по объемам финансирования. Вместо этого им необходимо использовать инфраструктурные программы для распространения более высоких стандартов при реализации проектов и повышения прозрачности в переговорах по заключению контрактов.

«Простое присутствие уже увеличивает давление на Китай, заставляя их улучшать свой продукт и быть более прозрачными для того, чтобы оставаться конкурентоспособными», — говорит Фэллон.

КАЛЕЙДОСКОП ПРОЕКТОВ

Хотя усилия по созданию альтернатив ОПОП набирают обороты, они также сталкиваются с растущими препятствиями.

В западных странах в настоящее время отсутствует централизованный пункт для координации партнерских отношений в области инфраструктуры. Это делает маловероятным материализацию единой инициативы, способной соперничать с ОПОП. Вместо этого, по мнению аналитиков, любые будущие инициативы Запада, скорее всего, останутся смесью разрозненных, не скоординированных друг с другом проектов под эгидой США, Европейского союза, Японии или Индии.

Еще одно потенциальное препятствие — финансирование. Страны «Большой семерки» могут предоставить средства из своих бюджетов, но источником основной суммы должен быть частный капитал, а бизнесмены часто не слишком горят участвовать в крупномасштабных инфраструктурных проектах.

Более того, многие игроки также осторожно относятся к выдвижению инициатив, которые могут рассматриваться как прямые конкуренты ОПОП или как антикитайский альянс.

Люди проходят мимо стенда, демонстрирующего строительные проекты Китая, в медиацентре форума «Один пояс — один путь» в Пекине, суббота, 27 апреля 2019 года.
Люди проходят мимо стенда, демонстрирующего строительные проекты Китая, в медиацентре форума «Один пояс — один путь» в Пекине, суббота, 27 апреля 2019 года.

По мнению Даниэля Марки, профессора Университета Джона Хопкинса и бывшего сотрудника Госдепартамента, любая будущая альтернатива должна быть направлена на создание партнерств, основанных на общих стандартах и нормах.

Рост технологических компаний Китая за счет ОПОП позволил им занять доминирующее положение во всем мире и тем самым дал возможность Пекину устанавливать стандарты для многих технологий следующего поколения. Марки уверен, что любая альтернатива должна быть сосредоточена на ключевых секторах, а не просто на широкомасштабных инвестициях в инфраструктуру.

«Вместо того чтобы выступать с прямым ответом ОПОП, Вашингтону следует использовать сильные стороны Соединенных Штатов и их союзников, а не пытаться обыграть Китай в его собственных играх или на его территории», — сказал Марки.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG