Ссылки для упрощенного доступа

25 июня 2021, Бишкекское время 15:48

Сания Токтогазиева: В случае успеха будет создан прецедент


Сания Токтогазиева.

Юрист Сания Токтогазиева направила обращение прокурору Международного уголовного суда с просьбой инициировать расследование в отношении властей Таджикистана по факту их действий против мирного населения Кыргызстана.

По словам Токтогазиевой, представители гражданского общества, журналисты-расследователи и пострадавшие граждане помогли собрать фото и видеодоказательства.

Напомним, во время конфликта на кыргызско-таджикской границе 28-30 апреля погибли 36 граждан Кыргызстана, более 180 получили ранения. Таджикская сторона заявила о 19 погибших и 87 раненых.

«Азаттык»: Сания, от чьего имени вы направили обращение?

Это очень тяжелый процесс. На это может уйти несколько лет. Там отражены позиции как юриста, так и граждан.

Токтогазиева: Согласно статье 15 Римского статута (международный договор, учредивший Международный уголовный суд – прим. ред.), частное лицо, группа лиц или организация имеют право предоставлять информацию прокурору о совершенных преступлениях или подозрениях в их совершении.

Как показано в документе, мы направили коллективное обращение от более 150 человек — это пострадавшие люди, юристы и неправительственные организации. Мне помогли составить список пострадавших, мы получили их согласие. Я собрала юридическую информацию и отправила, поэтому письмо от моего имени.

Это очень тяжелый процесс. На это может уйти несколько лет. Там отражены позиции как юриста, так и граждан. В случае успеха нашего обращения будет создан прецедент. Потому что в Международном уголовном суде работают не простые люди, а способные привлечь военнослужащих и высокопоставленных командиров к ответственности за военные преступления в соответствии с международным правом.

«Азаттык»: Вы хорошо знакомы с нормами международного права. Говорите о необходимости привлечения к ответственности за военные преступления. Какие доказательства вы собрали, чтобы предъявить такие обвинения?

Токтогазиева: Собирать доказательства и архивировать материалы помогла Bellingcat (сайт британских журналистов-расследователей – прим. ред.). Кроме того, поспособствовали эксперты, работающие в Баткене, и неправительственные организации. Пострадавшие люди присылали фотографии и видео. Обращение из 75 страниц включает юридический анализ и факты. Мы прикрепили к ним материалы, собранные вместе с Bellingcat. Открыли облачное хранилище в Google drive, где хранятся все фото, видео и заявления.

«Азаттык»: В то же время на своей странице в «Фейсбуке» вы писали, что со стороны ГКНБ, МВД и прокуратуры не было оказано помощи в подготовке обращения. Наоборот, вы утверждали, что они отказались предоставлять информацию. Если учитывать такие факты, насколько обосновано ваше обращение? Собирать информацию помогали НПО и эксперты. Но большинство информации же поступает от представителей официальных органов, спецслужб, военных и милиции?

Токтогазиева: Международный суд был образован, чтобы прекратить случаи безнаказанности. В большинстве случаев госорганы не проводят расследования или препятствуют тем, кто проводит их. В таких случаях у прокурора Международного уголовного суда есть право самостоятельно инициировать расследование. Он будет опираться на данные в открытом доступе и предоставленные неправительственными организациями.

Если посчитает, что есть основания, то может получить информацию от наших государственных органов. Возникают вопросы, какие военные преступления были совершены во время конфликта в Баткене. Во-первых, это факты пыток, нечеловеческого обращения и захвата пленных.

Атаки на города, села, дома, здания, невоенные и незащищенные объекты — это умышленное нападение на простой народ и гражданские объекты. Были случаи мародерства гражданских объектов. Мы собрали факты, позволяющие считать, что были совершены военные преступления.

«Азаттык»: Какую информацию отказались предоставить государственные органы Кыргызстана?

Токтогазиева: Институт «Медиа Полиси» и общественный фонд «Гражданская инициатива» обращались к властям письменно. Сначала они ответили, что информацию предоставит военная прокуратура, и сослались на ГКНБ. Спецслужбы обещали дать ответы, но мы прождали три недели.

После этого они сообщили о смене следователя. В итоге они заявили, что информация секретная, и отказались предоставлять ее. Мы всего лишь хотели узнать число пострадавших людей, объектов и количество возбужденных уголовных дел. Все это есть в СМИ. Нам просто нужен был официальный документ. Мы не просили итоги экспертиз или другие документы.

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG