Ссылки для упрощенного доступа

20 января 2022, Бишкекское время 21:21

Год испытаний для оппозиции 


Митинг сторонников политика Равшана Джеенбекова. 24 ноября 2021 года. 

Кыргызстан через десять лет парламентско-президентской формы правления вернулся к президентской. Оппозиция и гражданское общество опасалось, что в стране установится бесконтрольная власть и усилится политическое преследование. Какое отношение у политического руководства, сконцентрировавшего власть в своих руках, в отношении оппозиционно настроенных сил?

2021 год в истории Кыргызстана стал годом задержаний бывших чиновников и активистов, которые участвовали в жизни общества. У некоторых политиков были проблемы в рамках уголовного дела по проекту «Кумтор».

В мартовском интервью «Азаттыку» Садыр Жапаров, в начале года победивший в президентских выборах, обещал, что «с этого времени в стране не будет политических гонений». «Я говорю, задерживайте, если дело доказано. Судам и следователям напомнил, что они головой отвечают за каждое дело. Политических преследований больше не будет», - говорил Жапаров.

Равшана Джеенбекова, задержанного в рамках дела по кой-ташским событиям, 27 декабря выпустили из СИЗО №1 Бишкека. Он был освобожден согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу, вступившему в силу 1 декабря. По новым нормам обвиняемого нельзя держать в СИЗО или под домашним арестом более года.

Свое задержание Джеенбеков связывает с его политической деятельностью и говорит, что подвергся политическому преследованию. Он принимал участие в президентских выборах 10 января.

Под арестом находятся также три других политика, которые тоже баллотировались на пост президента. Это Абдиль Сегизбаев, задержанный в январе по скандалу «Белизгейт», Курсан Асанов, которого два раза задерживали в январе по делу об октябрьских событиях, но оба раза отпускали под домашний арест. В августе его опять задержали по подозрению в «попытке насильственного захвата власти». После парламентских выборов, прошедших 28 ноября, задержан Бактыбек Калмаматов - по подозрению в «возбуждении межрегиональной розни».

Жениша Молдокматова обвинили в организации беспорядков во время событий в октябре 2020 года. Он резко критиковал власти. Приговора суда по делам политиков еще не было вынесено.

Активиста Тилекмата Кудайберген уулу суд признал виновным по статьям «Призывы к насильственному захвату власти» и «Подкуп избирателей» и приговорил к полутора годам заключения. Сейчас он отбывает наказание в колонии №27 Чуйской области.

Бывший омбудсмен Токон Мамытов рассказал об обращениях задержанных политиков, что они подверглись политическим гонениям. Но, по его словам, в Генеральной прокуратуре посчитали эти заявления безосновательными:

Токон Мамытов.
Токон Мамытов.

- Мы обратились в Генеральную прокуратуру для дачи правовой оценки. Правоохранительные органы во главе с Генеральной прокуратурой опровергли это и сказали, что такого нет [политического преследования]. Институт омбудсмена не может сам давать оценку, имеет ли место политическое преследование. Но мы сообщили Генеральной прокуратуре, что в делах некоторых политиков в разной степени есть нарушения законов.

В августе стало известно, что по уголовному делу по беспорядкам в октябре 2020 года с 6 января по 10 февраля велась прослушка телефонных разговоров многих активистов, общественных деятелей и депутатов. Среди них и такие кандидаты в президенты как Абдиль Сегизбаев, Адахан Мадумаров, Клара Сооронкулова и Курсан Асанов.

Институт акыйкатчи дважды обращался в Генеральную прокуратуру, чтобы надзорный орган дал свою правовую оценку по поводу «прослушки» сотен человек, участвующих в общественно-политических делах.

Лидер партии «Реформа» Клара Сооронкулова считает, что руководство страны не выполнило своего обещания - не проводить «политических гонений». «К примеру, смешно, какие обвинения предъявили Женишу Молдокматову и Бактыбеку Калмаматову. Вы сами видите ситуацию. Народ недоволен каждым действием властей. Как показывает история, это создает напряжение. Поэтому для сохранения стабильности власти должны прекратить преследования и вести переговоры с оппозицией», - считает Сооронкулова.

Бывший депутат Жогорку Кенеша Каныбек Осмоналиев уверен, что надо различать границы между уголовным делом и политическим преследованием:

Каныбек Осмоналиев.
Каныбек Осмоналиев.

- Задержания по экономическим уголовным делам нельзя связывать с политическим преследованием. Например, правильно, что были задержания по делу Кумтора и другим экономическим уголовным делам. Среди них есть, кто заявил о политическом преследовании. А в делах Жениша Молдокматова и Бактыбека Калмаматова суть в том, что они перешли границ. Два джигита, и правда, поднимали важные проблемы, но распространение этого в агрессивной форме и призывов ни к чему хорошему не привели.

«Прослушка» и скандальное аудио

Перед парламентскими выборами в сентябре было допрошено большое число политиков в связи с распространенной аудиозаписью и письма к президенту.

Министерство внутренних дел допросило Бакытбека Жетигенова, Алтынбека Сулайманова, Акматбека Келдибекова, Исмаила Исакова, Туйгунаалы Абдраимова, Жанарбека Акаева и Канатбека Исаева по поводу письма с «обращением деятелей культуры». А после скандального аудио по подозрению в «Подготовке насильственного захвата власти» задержали бывшего заместителя министра внутренних дел Курсана Асанова и Алмаза Сарыбаева.

На пресс-конференции в октябре президент Садыр Жапаров заявил, что в стране нет политических преследований, а «каждый отвечает за содеянное»:

- Если [политики] делают призывы, то, что делать, как не вызывать на допросы? Сейчас нет такого, как раньше, что президент сидит и говорит «задержать того, отпустить этого». Если делают призывы, МВД и ГКНБ должны тихо сидеть? Система работает, сейчас работают законы.

По мнению гражданского активиста Адиля Турдукулова, перед выборами обычно проводят «чистку политической среды»:

- Идет же спор – кто подвергся политическому преследованию. По

Адиль Турдукулов.
Адиль Турдукулов.

моему мнению, политическими узниками можно назвать тех политиков, которые выступают против властей, резко критикуют и обращают на себя внимание народа. Среди них Жениш Молдокматов, Бактыбек Калмаматов и Равшан Джеенбеков. Того же Атамбаева можно назвать политзаключенным. Я их не оправдываю. Но их уголовные дела не отражают реальность. Однако задержанных по делу Кумтора и экономическим преступлениям я бы не назвал политзаключенными.

Ректор Академии управления при президенте Алмазбек Акматалиев призывает не использовать словосочетания «политическое преследование» и «политзаключенный» пока нет приговора суда:

Алмазбек Акматалиев.
Алмазбек Акматалиев.

- По Конституции ни одного человека нельзя назвать виновным или невиновным до вынесения решения суда. Мы все должны привыкнуть к этому. А то, что пишут в «Фейсбуке» - «тот виноват, а этот не виноват, того надо задержать, другого отпустить» - не соответствует правовой культуре. Надо с осторожностью использовать слова о политическом преследовании. Потому что в свое время политическим гонениям открыто подвергли политиков, за которыми стояли партия и сторонники – это Омурбек Текебаев и Садыр Жапаров.

2021 год в Кыргызстане стал годом политического противостояния. Он начался с президентских выборов, а 29 декабря к работе приступил VII созыв Жогорку Кенеша. Однако уголовные дела политиков еще не доведены до конца. Сейчас суды рассматривают дела по кой-ташским и октябрьским событиям, по уголовному делу по проекту «Кумтор» ведется следствие.

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG