Ссылки для упрощенного доступа

21 января 2022, Бишкекское время 01:17

Новый закон о противодействии экстремизму переписали


Марш против экстремизма в городе Оше, 23 ноября 2018 г.

Министерство внутренних дел Кыргызстана разработало проект нового закона о противодействии экстремизму и вынесло его на общественное обсуждение.

В этом документе прописывается, что подразумевается под экстремистской деятельностью. Кроме того, он приведен в соответствие с новыми редакциями кодексов уголовного-правового блока и с Конвенцией Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по противодействию экстремизму.

Между тем ряд правозащитников отмечает, что их предложения по этому закону не были учтены.

Суть законопроекта

В новом законопроекте экстремизм расценивается как «идеология и практика, направленные на достижение политических, социальных, расовых, национальных и религиозных целей путем насильственных и иных антиконституционных действий». Тогда как в действующем законе - это «деятельность общественных объединений или религиозных организаций либо иных предприятий, организаций и учреждений, а также средств массовой информации по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Кыргызской Республики» и далее по списку.

В справке-обосновании МВД к документу отмечается, что «назрела необходимость совершенствования законодательства в сфере противодействия экстремистской деятельности с учетом современных вызовов и угроз, исходящих от деятельности экстремистских организаций, в том числе и международного значения».

«В настоящий период наблюдается деятельность деструктивных и экстремистских организаций, преследующих политические, экономические, криминальные и другие интересы и цели, угрожающих безопасности страны и ее граждан, вплоть до подрыва основ конституционного строя», − говорится в документе.

Там же указано, что «деструктивная деятельность религиозных организаций и отдельных граждан осуществляется под прикрытием благотворительных, образовательных или иных социально значимых акций и на определенном этапе не проявляет признаков экстремизма и насилия, хотя несет в себе угрозу для жизнедеятельности отдельных граждан, общества и государства в целом».

Бывший глава Государственной комиссии по делам религий, эксперт по вопросам безопасности Орозбек Молдалиев говорит, что приводимые МВД доводы обоснованы:

Орозбек Молдалиев.
Орозбек Молдалиев.

− Ни одна организация не будет открыто заявлять, что намерена заниматься экстремизмом. Заявляют, что будут заниматься благотворительностью, образованием, а потом переходят к экстремистской деятельности. В последнее время борьба с экстремизмом ослабла. В прошлом году, когда было неспокойно из-за различных событий, стали появляться группы, которые стали заявлять, что, мол, создадим исламское государство, надо убрать из Конституции понятие светского государства. И не было ни одного органа, который предупредил бы, что это противоречит Основному закону. Выявить количество таких организаций затруднительно, но их последователями становятся многие. К примеру, чтобы примкнуть к террористической организации «Исламское государство» из Кыргызстана уехало более 800 человек. И после прошлогодних событий появились группы, которые стали думать, что сменить власть довольно легко. Мы ведь видим партии, которые намерены прийти во власть, используя эти религиозные организации. Государство должно помочь муфтияту, который обязан выявлять тех, кто распространяет экстремистские идеи.

В обосновании к закону МВД также указывается на то, что «серьезную тревогу вызывает проникновение из других государств лиц, проходивших обучение в теологических центрах и проповедующих исключительность радикальных религиозных течений и насильственные методы их распространения».

В ноябре 2021 года в Бишкеке прошел круглый стол под названием «Соблюдение прав человека в условиях борьбы с экстремизмом». В ходе мероприятия участники высказали ряд предложений по поводу уточнения в законодательстве юридического определения термина «экстремизм».

В числе организаторов той дискуссии выступила правозащитная организация «Бир дуйно – Кыргызстан». Ее руководитель Толекан Исмаилова отмечает, что при подготовке нового проекта закона об экстремизме МВД не приняло во внимание рекомендации отечественных и зарубежных экспертов. По ее мнению, в ходе общественного обсуждения, которое будет продолжаться месяц, из документа должны быть исключены нормы, ограничивающие права человека и демократические ценности:

− Они пишут, что приводят закон в соответствие с Конвенцией ШОС по противодействию экстремизму, куда входит и Китай. Но у КНР другая политика, там страдают тысячи мусульман. А в России, она тоже член ШОС, арестовывают крымских татар и тех, кто высказывает критику, называя их экстремистами. Мы независимое государство, нынешнюю власть поддержали не живущие в достатке люди, в свое время пострадавшие. Поэтому нам надо избегать применения инструментов запугивания и угроз. Мы должны остерегаться принятия законопроектов, которые ограничивают права человека.

МВД отмечает, что «информационно-телекоммуникационные сети, включая Интернет, стали основным средством связи для экстремистских организаций, которое используется ими для привлечения в свои ряды новых членов, организаций и совершения преступлений экстремистской направленности, распространения экстремистской идеологии».

Политолог Эсенбек Омурканов подчеркивает, что новый законопроект, прикрываясь борьбой с экстремизмом, не должен стать орудием борьбы с инакомыслящими людьми:

Эсенбек Омурканов.
Эсенбек Омурканов.

− В той же России «Фонд борьбы с коррупцией» Алексея Навального был признан экстремистским, и его закрыли, а члены организации преследуются государством. После этого таковым признали организацию «Мемориал», которая занималась просветительством. И наши суды недалеко ушли от российских. Безусловно, есть угроза того, что данный законопроект может быть использован против тех, кто имеет отличное от властей мнение и высказывает его.

Новый законопроект о противодействии экстремизму принимается на фоне проводимой инвентаризации законодательства КР и приведения нормативно-правовых актов в соответствии с Конституцией. В случае его принятия деятельностью органов исполнительной власти в сфере противодействия экстремистской деятельности будет руководить президент. В частности, он будет утверждать государственные программы (планы), а также издавать указы и распоряжения в этой сфере.

А надзор за соблюдением законности при осуществлении мер противодействия экстремизму будут вести органы прокуратуры во главе с генпрокурором.

Между тем юрист «Института медиа полиси» Акмат Алагушев говорит, что предлагаемый МВД законопроект является декларативным, что все эти нормы содержатся и в действующем законе:

Акмат Алагушев.
Акмат Алагушев.

− В недавно вступивших в силу кодексах уголовного-правового блока полномочия прокуратуры были усилены, и этот закон приведен в соответствие с теми изменениями. К примеру, раньше органы прокуратуры были лишены права выносить предупреждения частным и общественным организациям. В этом же законопроекте им вновь возвращают эти полномочия. Но почему МВД выступает инициатором - не знаю. Не могу сказать, что в этом законе есть что-то, несущее угрозу и риски.

Новый законопроект опубликован 29 декабря, общественное обсуждение его продлится до 28 января. По Конституции Кыргызстана республика является светским государством.

С 2003 года в стране был наложен запрет на деятельность 21 религиозной организации.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG