Ссылки для упрощенного доступа

24 мая 2022, Бишкекское время 03:26

Попечители репатриированных из Ирака детей ждут помощи государства


Иллюстративное фото.

В рамках гуманитарной миссии «Мээрим» из зоны боевых действий Ирака в Кыргызстан было возвращено 79 детей, которые воспитываются у родственников. Но опекуны просят власти страны быстрее решить вопрос с выделением пособий на этих детей. Правительство пока даже не обсуждало эту тему.

Жительница Араванского района Нилюфар (имя изменено) воспитывает привезенных из Ирака двух детей своей сестры. Один из них учится в школе, второй - дошкольник. По словам Нилюфар, ее сестра находится в тюрьме:

− К нам приходили люди из акимиата, проверяли, как мы живем. А потом сказали: «Вы, оказывается, хорошо живете, вам пособие не положено, к тому же вы получаете пенсию». В итоге я никуда не стала обращаться.

Нилюфар признается, что старается не говорить об этом открыто из-за страха давления. А потому придерживается мысли - пусть и без пособия, но лучше жить спокойно.

Араванский район Ошской области.
Араванский район Ошской области.

И таких опекунов, которые как они не могут получить пособия, очень много. Но из-за страха за свою и безопасность детей они боятся открыто говорить об этой проблеме.

Большинство из них отказалось давать интервью. А Шахсонам (имя изменено) согласилась сделать это лишь на условиях анонимности. Она сейчас воспитывает четырех детей, привезенных из Ирака: один ребенок одной сестры и трое - другой сестры. Кроме того, у нее трое своих детей. Таким образом, вдвоем с мужем они воспитывают семерых ребятишек:

− Мы сейчас живем вместе с родителями супруга. У мужа нет постоянной работы, он в основном занимается фермерством. А я сижу дома, с детьми. На самом деле воспитывать семерых очень сложно, у каждого свой характер, свои особенности. Но мы стараемся находить с ними общий язык, воспитывать. Когда вдруг сразу тебе отдают четверых детей, пугаешься поначалу. Но нас готовили к этому, сообщили, что скоро привезут детей. И все же в реальности все получается по-другому. Родители мужа хорошо приняли этих детей, помогают нам. Но в итоге все упирается в финансы. Где отцы этих детей, не известно.

По словам Шахсонам, матери детей находятся в иракской тюрьме, а потому оказать финансовую помощь не могут:

− Мои сестры почти каждый день разговаривают со своими детьми. Но детям все равно очень тяжело, каждый раз они спрашивают, когда те приедут. Пятилетний малыш почти каждый день плачет от тоски по матери. Иногда они могут сказать: «Если не приедешь, не буду разговаривать». Или отворачиваются [от экрана телефона]. А матерям остается только улыбаться и беззвучно плакать. Дети ведь ни в чем не виноваты, в маленьком возрасте им приходится переносить такие тяготы жизни.

Шахсонам рассказала, как ее близкие оказались в зоне боевых действий:

− Сестра с папой уехали работать в Россию и оттуда попали в Сирию. А другая сестра с мужем после отъезда в Турцию на заработки пропала из поля зрения, и мама поехала на их поиски. О том, что сестра и мама живы, я узнала только, когда сюда привезли детей. Я не смогла отдать чистых, невинных детей кому-то чужому. Но боюсь, что если скажу о трудностях, связанных с их присмотром, то государство отберет детей. Трудно, но терплю. Все-таки это дети моих близких. Недавно мы женили брата моего мужа, он занимает со своей женой две комнаты, а в двух других комнатах живут родители мужа. Мы с супругом и детьми живем в одной комнате. По идее наша семья должна жить отдельно, но пока приходится оставаться всем вместе. У нас есть участок в этом селе, где мы начали строить дом. Из-за того, что он не закончен, переехать пока не получается.

В школе, где учатся в том числе репатриированные из Ирака дети, декабрь 2021 г. Иллюстративное фото.
В школе, где учатся в том числе репатриированные из Ирака дети, декабрь 2021 г. Иллюстративное фото.

Шахсонам говорит, что приехавшие из Ирака маленькие родственники, сначала были замкнутыми. Но потом они, по ее словам, освоились в Кыргызстане, пошли в школу и кардинально изменились.

По ее словам, если психологи специально не приходят к ним домой, но учителя в школе очень хорошо помогают:

− Они хорошо учатся. Школа у них русскоязычная. Сначала было, конечно, сложно, но потом втянулись в учебу. Мы с мужем стараемся помогать им с уроками. Хотим, чтобы они выросли образованными, знали языки. Тогда, может, они не повторят трагической судьбы своих родителей. Я несколько раз обращалась к властям с просьбой о выделении пособий на этих детей, но безрезультатно. В последний раз мне заявили, что «на вашего мужа, оказывается, записан автомобиль», и отказались выделить помощь. Но мы действительно выживаем сейчас благодаря только этой машине, так как зимой фермеру не заработать. А так он хотя бы возит грузы за деньги.

По данным Араванского управления труда и социального развития, в районе четыре семьи, ставшие попечителями для детей из Ирака, получают по 810 сомов в месяц. Им выделяют пособие, какое получают все малоимущие семьи в КР.

«При назначении пособия учитываются условия проживания семьи. Если есть автомашина или бытовые условия хорошие, то денежная помощь не выдается. А опекунам ежемесячно выдается по 810 сомов как «поддержка семьи», − рассказал начальник отдела защиты детей и семьи Мирлан Тургунбаев.

Представитель общественного фонда «Прогресс-Араван» Азизбек Усманов говорит, что на самом деле все семьи, принявшие у себя привезенных из Ирака детей, нуждаются в пособиях:

Азизбек Усманов.
Азизбек Усманов.

− У большинства этих семей нет постоянного дохода, в основном они занимаются фермерством или народными промыслами. Некоторых детей передали их бабушкам и дедушкам. Поэтому было бы хорошо, если власти выделили бы денежную помощь этим детям, которые пока остаются без родителей. Отцы у многих, возможно, умерли в Сирии или пропали без вести. Матери некоторых находятся в тюрьмах. Среди них есть те, кто приговорен к пожизненным срокам или даже к смертной казни. Другими словами, даже будучи в живых, их мамы не могут помочь финансово. Нашими законами доказать такие обстоятельства невозможно, поэтому было бы хорошо, если кабмин нашел какой-то выход и, возможно, по критерию отсутствия родителей назначил им пособия.

Аким Араванского района Сейтек Кулубаев говорит, что просто из-за отсутствия родителей или информации об их местонахождении назначить пособия этим детям невозможно:

− Мы помогли с устройством детей в школы и детсады. Вес знают, что они вернулись без родителей. Но так как отсутствуют официальные документы о смерти их отцов, выделить им пособия не получается. Данный вопрос должен рассматриваться на уровне Министерства труда, социального развития и миграции.

В этом ведомстве «Азаттыку» сообщили, что семьям, куда были определены репатриированные из Ирака дети, помощь оказывается на общих основаниях. Другими словами, такие дети не выделены в отдельную категорию. Всего их 79, и распределены они по 32 семьям. Из них в 15 семьях 26 детей получают в качестве «поддержки семьи» (пособие «үй-бүлөгө көмөк») по 810 сомов в месяц.

В июле 2018 года ГКНБ сообщал, что в зону боевых действий в Сирии выехали около 850 граждан Кыргызстана, из которых 150 погибли. Около 140 женщин вступили в ряды группировки «Исламское государство». Многие из них поехали в Сирию вместе с детьми или родили уже на территории этой страны.

В 2019 году власти Кыргызстана начали подготовку к вывозу детей из Сирии. В соответствии с этим в правительстве была создана рабочая группа по возвращению граждан Кыргызстана из Сирии и Ирака. В марте 2021 года в рамках гуманитарной миссии «Мээрим» из Ирака были возвращены на родину 79 детей граждан Кыргызстана. Но такой же работы по возвращению граждан из Сирии не проводилось.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Форум Facebook

Мультимедиа

Исторический выбор Швеции и Финляндии
please wait

No media source currently available

0:00 0:24:04 0:00
XS
SM
MD
LG