Ссылки для упрощенного доступа

1 июля 2022, Бишкекское время 01:06

«Первая Конституция была более демократичной». Ностальгия в странах Центральной Азии


Монумент, посвященный ханам Керею и Жанибеку, в столице Казахстана.

В странах Центральной Азии, где часто переписывают Конституцию, с придыханием говорят об Основном законе, принятом в первые годы независимости. Что там такого было, чего сейчас нет?

Частые конституционные реформы стали обычным политическим событием в Центральной Азии. Но чем больше меняются конституции, тем чаще обсуждаются преимущества Основных законов, принятых сразу после обретения независимости. Первые конституции, которые считаются более демократичными, сегодня претерпели множество изменений и дополнений.

«НАМ НУЖНА НОВАЯ КОНСТИТУЦИЯ, А НЕ ИЗМЕНЕННАЯ ВЕРСИЯ»

В Казахстане первый Основной закон принимали в 1993 году и спустя два года заменили его на новый. В Конституцию 1995 года с тех пор вносили поправки пять раз – в 1998, 2007, 2011, 2017 и 2019 годах. Референдум по внесению шестых по счету поправок назначен на 5 июня 2022 года.

В Конституцию Казахстана планируют внести 56 поправок к 33 статьям. На их основании будут внесены изменения в 20 законов. Поправки, подготовленные рабочей группой, включают восстановление упраздненного в 1995 году Конституционного суда, запрет президенту быть членом политической партии, а его родственникам занимать высокие политические должности и должности в квазигосударственном секторе, изменения в составе и деятельности парламента, избирательной системе, вопросы регистрации политических партий, запрет смертной казни и права собственности на землю.

В ходе очередной конституционной реформы в Казахстане намерены исключить привилегии первого президента. Эти поправки к Конституции были запущены после январских событий. Однако некоторые наблюдатели усматривают в этом подготовку действующего президента Касым-Жомарта Токаева к следующим президентским выборам.

В интервью официальным телеканалам после январских событий президент Казахстана заявил, что он не останется у власти больше срока, указанного в законе. В Казахстане президентский срок составляет пять лет, и одно лицо не может быть избрано президентом более чем на два срока.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) считает, что властям Казахстана необходимо рассмотреть возможность отсрочить проведение референдума для проведения публичных обсуждений и консультаций по поправкам к Основному закону страны. Опасения правозащитников вызывает также предлагаемая система назначения судей Конституционного суда президентом и депутатами парламента. В организации отмечают, что в статье об омбудсмене вопреки рекомендациям Венецианской комиссии не описан порядок его избрания и увольнения, а норма об иммунитете должна распространяться также на заместителей омбудсмена и других сотрудников.

Тем временем активисты и оппозиционные политики требуют вернуть первую Конституцию, принятую в 1993 году.

Казахстанский политолог Шалкар Нурсеит, выпускник магистратуры стратегических коммуникаций Университета Джорджа Вашингтона в США, говорит, что «это признак того, что люди устали от абсолютной президентской системы за 30 лет».

– В то время у парламента был широкий круг полномочий: он мог выдвигать требования, критиковать исполнительную власть, и даже проводить независимое расследование в случае необходимости. К сожалению, после принятия в 1995 году действующей Конституции власть парламента была ограничена. В результате сформировался собственный режим Назарбаева, – говорит Шалкар Нурсеит.

Он считает, что в будущем нужна новая Конституция, учитывающая нынешние ошибки и противостоящая неограниченной власти президента.

– Это должна быть новая Конституция, а не измененная версия Конституции 1995 года. В ней должны быть полностью определены три ветви власти, Конституционный суд должен подчиняться парламенту, а не президенту, и должны быть новые требования к формированию избирательных комиссий, – говорит политолог Азаттыку.

СТРАНА, ВЕРНУВШАЯСЯ К ПЕРВОЙ КОНСТИТУЦИИ

Первая конституция Кыргызстана обсуждалась в парламенте два года и была принята в 1993 году. В 1994 году были внесены изменения, ограничивающие права президента. Однако конституционные поправки 1996 года расширили полномочия президента. После изменений 1998 и 2003 годов оппозиция обвинила президента Аскара Акаева в «узурпации власти».

После Тюльпановой революции в 2006 и 2007 годах в Кыргызстане произошел конституционный кризис, а в 2007 году Конституционный суд признал недействительными два варианта конституции 2006 года. После этого в первый Основной закон 1993 года были внесены поправки, и он повторно был принят в 2007 году путем референдума. Другими словами, Кыргызстан – страна, которая вернулась к своей первой Конституции.

Несмотря на то, что Конституция, принятая в 2010 году, предусматривала не изменять Основной закон до 2020 года, в 2016 году в стране была проведена очередная конституционная реформа. В соответствии с Конституцией, принятой в прошлом году, Кыргызстан стал президентской республикой.

По словам кыргызского политолога Эмильбека Жороева, Кыргызстан имеет свои особенности в изменении Конституции.

– Бесконечная череда изменений в конституции говорит о некой ностальгии, тщетной вере людей, что изначально все было хорошо и надо возвращаться к первоначальной версии конституции. Почему люди стремятся к первой конституции? В первые годы независимости присутствовала некоторая сбланасированность политических элит, открытость к изменениям и демократическим реформам. Соответственно, конституции писались с прицелом на большую свободу человека, открытость и политический плюрализм, – говорит Жороев Азаттыку.

По его словам, впоследствии почти все изменения в Конституцию вносили все больше и больше ограничений и сокращений, централизацю власти в офисах. В Кыргызстане приходит понятие, что с каждым изменением становится все хуже – в поисках лучшей конституции мы все дальше отходим от реально возможного варианта, который у нас был. Поэтому в Кыргызстане самым основным законом считают Конституцию 1993 года, от которой мы отходим все дальше и дальше, говорит он.

«КОНСТИТУЦИЯ — НЕ ДОГМА»

Ташкентский политолог и эксперт по Центральной Азии Фархад Толипов говорит, что в Узбекистане нет такой ностальгии по первой редакции Конституции, как в Кыргызстане и Казахстане. По его мнению, несмотря на то, что в Узбекистане поднимают вопрос о внесении изменений в Конституцию, конкретных предложений нет. Создана только конституционная комиссия.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев был избран президентом на второй срок в 2021 году. Согласно действующей Конституции, человек не может быть избран президентом более чем на два пятилетних срока. Выступая на инаугурации в ноябре, Мирзиёев заявил о конституционной реформе, которая «востребована самой жизнью». Однако неясно, какие вопросы он охватит.

– Сейчас трудно сказать, какие изменения будут внесены в Конституцию Узбекистана. Наверное, казахстанская модель, казахстанский процесс в какой-то степени стал триггером для Узбекистана. Для Узбекистана тоже идет такой синхронный и параллельный процесс обновления Конституции. После создания комиссии по внесению изменений в Конституцию СМИ, официальные круги, члены этой комиссии стали говорить одну важную мысль, что «Конституция – не догма, – говорит Фархад Толипов.

По словам узбекского политолога, состояние конституционной реформы пока не вызывает большого резонанса в стране.

– Нельзя сказать, что этот процесс вызывает резонанс. Он только начинается. Общество не так уж быстро и активно реагирует на такие изменения, крупные процессы. Сейчас можно сказать, что только некоторые организации гражданского общества, отдельные лица, журналисты, блогеры, эксперты начали обсуждать это. Одни выражают критические замечания, другие вносят конструктивные предложения, – говорит он.

«ПАМЯТНИК» КОНСТИТУЦИИ

В результате конституционной реформы в Таджикистане в 2016 году было исключено ограничение на президентский срок Эмомали Рахмона и снижен возрастной ценз для кандидатов в президенты с 35 до 30 лет.

Независимый таджикский эксперт Умед Хакимов говорит, что жители страны нейтрально относятся к изменениям в Конституции.

– Многие прекрасно понимают, что интересы политической элиты меняются, если в Конституцию вносятся изменения. Однако до внесения поправок в Конституцию власти пытаются показать, что их интересы – это интересы народа, – считает Умед Хакимов.

По словам эксперта, вопрос о внесении изменений в Конституцию после референдума Таджикистана в 2016 году пока не рассматривался.

В Туркменистане последняя конституционная реформа была проведена в 2020 году. В Конституцию Туркменистана, принятую в 1992 году, изменения вносились в 1995, 1999, 2003, 2006, 2008 и 2016 годах.

В соответствии с последними поправками в Конституцию, с 2021 года парламент стал называться Милли Генгеш (Национальным советом). Халк маслахат стал верхней палатой парламента, а меджлис – нижней палатой. В случае болезни или смерти президента его обязанности переходят к председателю Халк маслахата.

Сердар Бердымухамедов, сын бывшего президента Гурбангулы Бердымухамедова, пришел к власти после президентских выборов в этом году. Бывший президент Бердымухамедов- отец стал председателем Халк маслахата.

Туркменский правозащитник Фарид Тухбатуллин, проживающий за границей, говорит, что с приходом к власти Гурбангулы Бердымухамедова в Ашхабаде был воздвигнут памятник Конституции. «Это означает, что Конституция в Туркменистане вообще не действует», – говорит он, отметив, что венки обычно возлагают только к памятникам ушедших из жизни или погибших людей.

– В Конституции Туркменистана выполняются только те статьи, которые касаются лично президента. К примеру, все ждали, когда действующему президенту Бердымухамедову-младшему исполнится 40 лет, чтобы провести выборы, и эти «выборы» состоялись. Практика внесения властями изменений в законы и Конституцию продолжается уже 30 лет, – говорит Азаттыку Фарид Тухбатуллин.

Ссылаясь на высокопоставленных чиновников, он не исключает, что в Конституцию еще могут быть внесены поправки.

XS
SM
MD
LG