Ссылки для упрощенного доступа

4 декабря 2022, Бишкекское время 13:59

«Нельзя открыть кыргызоязычный класс - мало желающих». Постановление правительства не позволило ребенку обучаться на госязыке


Героини статьи, коллаж.

В начале учебного года в одной из школ города Кемин открыли кыргызоязычный класс, но уже через два дня он был закрыт. По утверждению руководства образовательного учреждения, причина в том, что желающих учиться в нем было мало.

Эксперты в сфере образования беспокоятся, что подобные факты могут негативно сказаться на развитии государственного языка.

«Пришлось вновь отправить внука в нулевой класс»

60-летняя жительница Кемина Гульжан Молдалиева в прошлом году привезла из Бишкека своего внука и специально записала его в подготовительный класс этой школы с тем, чтобы он получал образование на кыргызском языке. Но класс с кыргызским языком так и не открылся, ее внуку вновь пришлось идти в подготовительный на русском языке:

− Мой внук очень спокойный мальчик, общается на кыргызском языке. В семье есть еще двое детей, они с родителями живут в Бишкеке. Мы хотели, чтобы он жил с нами и получал образование на кыргызском языке, поэтому привезли его в Кемин. Мы очень обрадовались, когда нам сказали, что откроется кыргызоязычный класс: купили все книги, начали готовиться. Но потом сказали, что его не будут открывать, так как мало детей, класс не заполнен. По словам директора [школы], таков был приказ Кеминского районного отдела образования. Кроме нас в класс с кыргызским языком обучения записались еще несколько детей. Но его так и не открыли, поэтому дети или уехали в села, перевелись в другие школы или пошли в русскоязычные классы. А мы пошли опять в нулевой.

Гульжан Молдалиева с внуком.
Гульжан Молдалиева с внуком.

Учиться в кыргызоязычном классе школы №2 города Кемина изъявило желание 9 человек. Согласно требованиям Министерства образования и науки КР, для открытия нового класса необходимо, чтобы в нем было не менее 15 учеников. По словам Гульжан Молдалиевой, часть детей перевелись в классы с русским языком обучения, а часть - школы в близлежащих селах. Еще четыре ребенка остались учиться в нулевом классе этой школы.

В Кемине помимо этой есть еще две государственные школы. И хотя обучение там ведется на двух языках, родителям неудобно водить туда детей.

«Кроме того, наша школа расположена близко к моему дому, и все мои дети учились тут. Мне досадно, что живя в Кыргызстане, мы не можем получить образование на кыргызском языке, я бы сказала, что власти сами принижают государственный язык. В противном случае они ведь могли бы установить, что даже если всего десять детей [в классе], все равно пусть учатся на родном языке. Но нет же - им предпочтительнее русский язык, говорят, что «это выбор родителей». А как же мой выбор, выбор моего ребенка? Никто не считается с нами», − говорит Гульжан Молдалиева.

Школа №2 в городе Кемине.
Школа №2 в городе Кемине.

Учительница начальных классов Жазгуль Тыналиева не скрывает, что детям, перешедшим в класс с русским языком обучения, приходится непросто. По ее словам, все больше родителей отдают своих детей в русскоязычные классы, а преподававшие много лет на кыргызском языке учителя теряют работу:

− Сейчас у нас в классе 34 ребенка - все кыргызы. Четверо из них – из тех, кто пришел обратно [в этот класс]. Урок я веду на двух языках: сначала на русском, а потом на кыргызском. И все потому, что детям сложно [усвоить материал] на русском языке, на родном языке им легче. Для меня это тоже неудобно, потому что отнимает много времени. В этом году был открыт класс с русским языком обучения, а из-за отсутствия кыргызоязычного класса эти дети вернулись обратно в нулевой. Сейчас в нашем классе нет ни одного русского ребенка. Родители выбирают [для своих детей] классы с русским языком обучения, а кыргызоязычные классы закрываются. Поэтому наши учителя, имеющих 40-летний стаж преподавания на государственном языке, остаются без работы.

В этой школе в общей сложности учится 355 детей. В этом году здесь открыли всего один 1-й класс с преподаванием на русском языке, где учится 35 детей. Кроме того, был открыт и нулевой класс, где числится 34 ребенка, в нем тоже обучают на русском языке. В школе 7 из 28 учителей преподают в начальных классах.

Недавно пришедшая на свой пост директор школы Гульжан Жапарова говорит, что остаются незащищенными права детей, которые хотели бы получать образование на кыргызском языке:

− В этом году мы нарушили права десяти детей и направили их в класс с русским языком обучения против их воли: не спросили у них, смогут ли они учиться на русском языке, не будет ли им сложно, не задумали об их выборе. И никого не заботят вопросы о том, какими людьми они станут и какое получат образование. К сожалению, родители тоже не строят долгосрочные планы, думая лишь о том, как бы подготовить детей к миграции, и боясь, что если те поедут в Россию, то окажутся там без знания местного языка. Кроме того, они думают, что русскоязычные классы более сильные. Но и в классах с кыргызским языком обучения у нас есть опытные учителя, которые выпускают отличников. И среди этих выпускников есть те, кто добился больших успехов. Но из-за такого выбора родителей наши опытные педагоги остались [без работы]. Они тяжело приняли это, так как некоторым приходится менять квалификацию, да и работы меньше у преподавателей кыргызского языка.

Пояснение министерства

Между тем, Минобразования ссылается на постановление правительства КР от 2013 года, согласно которому есть особые требования для открытия нового класса в школе. Глава управления политики школьного образования и книгоиздания ведомства Самаргуль Умралиева уверена, что тут нет нарушения прав детей:

− Если в школе насчитывается в общей сложности 100 детей, то можно открывать классы, где 7-10 детей. Но если там 350-1000 учащихся, то в классе должно быть не менее 24 ребенка. Так как бюджет министерства определяет кабинет министров, мы не можем открывать класс на 5 или 10 детей. Если в следующем году в этой школе будет более десяти детей, желающих пойти в класс с кыргызским языком обучения, то мы откроем его. Права ни одного из этих детей нарушены не были, мы переговорили с родителями каждого ребенка и все объяснили. Ребенок может получать образование на любом языке в других школах [этого города]. Система открытия новых классов, исходя из числа детей, не распространяется лишь на школы в отдаленных селах страны. Поскольку, к примеру, в отдаленной местности удобнее открыть класс на месте, чем возить ребенка в другую деревню.

В Минобрнауки также добавили, что если открывать классы без соблюдения установленных государством требований, то соответствующие вопросы могут возникнуть у Счетной палаты и Генеральной прокуратуры КР.

По данным ведомства, в 83% школ Кыргызстана обучение ведется на кыргызском языке. И все же есть граждане, кто опасается, что факты подобные тому, что случилось в кеминской школе, приведут к уменьшению кыргызоязычных классов.

Эксперт в сфере образования Бакытбек Абдуллаев предупреждает, что для повышения востребованности классов с кыргызским языком обучения необходимо готовить хорошие кадры:

− Такие ситуации могут негативно сказаться на становлении кыргызской государственности. Поэтому государство должно стремиться к подготовке квалифицированных кыргызоязычных кадров. Кроме того, необходимо выпускать качественные учебные материалы на кыргызском языке. Посмотрите, ведь большинство хороших книг написаны на русском языке, и похоже, что родители тоже восполняют какие-то свои потребности. Они думают, мол, я не учил [русский язык], так пусть хотя бы мой ребенок изучает, и отдают своих детей в классы с русским языком обучения.

В 1399 из 2333 школ Кыргызстана обучение ведется только на кыргызском языке. В 247 школах преподавание ведется на русском языке, в 28 – на узбекском, а в 656 – на двух или более языках.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG