Ссылки для упрощенного доступа

16 апреля 2024, Бишкекское время 17:03

«Идут на это осознанно». В РФ все чаще задерживают кыргызстанцев за наркопреступления


Иллюстративное фото.
Иллюстративное фото.

Пандемия коронавируса изменила судьбы многих трудовых мигрантов в России. Тысячи людей потеряли работу и остались ни с чем. Кто-то выходил из положения законным способом, а кто-то решил заработать «легкие деньги» - поработать наркокурьерами. Но рано или поздно такой способ заработка оборачивается длительным тюремным сроком. Несколько мигрантов из Кыргызстана, осужденных за накропреступления, рассказали «Азаттыку» свои истории.

Недавно стало известно, что задержанный с запрещенными веществами 29-летний кыргызстанец был осужден в России на 7,5 лет лишения свободы. Его обвинили в торговле крупными партиями наркотиков через Интернет.

По официальным данным, на сегодня за рубежом отбывают наказание 1 тысяча 282 гражданина Кыргызстана. 1 тысяча 77 из них (1205 мужчин и 91 женщина) находятся в различных закрытых учреждениях 74 регионов России. И большинство этих осужденных обвинено в употреблении или распространении наркотиков.

В Жогорку Кенеше уже не раз поднимался вопрос, что в последние годы в России все чаще регистрируются случаи, когда трудовых мигрантов, которые работают курьерами, задерживают с наркотиками. Среди них много молодежи.

Родственники заключенных жалуются, что добиться перевода этой категории осужденных в Кыргызстан – довольно сложная процедура.

«Ничем хорошим это не закончится»

29-летний Акылбек (имя изменено), осужден на 9 лет, сейчас он отбывает наказание в одной из российских колоний. Ему было 20, когда он отправился в Москву, где работал дворником, на стройке, перевозил грузы и таксовал. Но один случай перевернул всю его жизнь, и он оказался за решеткой. На сегодня осужденный за употребление и распространение наркотиков Акылбек уже отсидел в тюрьме два года:

‒ Мои родители проживали в России, когда я к ним приехал в 20 лет. Наркотики я никогда не продавал и не покупал, но употреблял, то есть стал наркоманом. Попал не в ту компанию и делал то, что делали они. К тому времени я уже 6-7 месяцев жил на мефедроне. Это тоже стало для меня большим испытанием. Видимо, мне надо было пройти этот путь. Возможно, я умер бы, если меня не арестовали бы... Тем, кто употребляет наркотики, хочу сказать, что ничем хорошим это не закончится. Лучше одуматься, пока не поздно.

Акылбек не был женат и не имеет своей семьи. Говорит, что из-за наркотиков не смог достичь своей мечты и целей:

‒ Если я смогу выйти раньше срока, то в первую очередь хотел бы жениться и завести детей. Вы же знаете, у кыргызов боятся тех, кто отсидел в тюрьме. Боюсь, как бы в этом плане не возникло проблем, если захочу создать семью.

Когда Акылбек учился в 7-м классе, родители оставили его в интернате, и забрав его братьев и сестер, уехали в Россию. Мужчина признается, что причиной его злоключений стало то, что в свое время он «не получил должного воспитания и любви»:

‒ Мои надежды и планы не сбылись. Мы уже больше года пытаемся добиться перевода [из российской тюрьмы] в Кыргызстан. В интернате, где меня родители оставили, мы задирали младших, пропадали на улице, научились курить. Видимо, то воспитание и отстраненность родителей повлияли на мою жизнь. Сейчас здесь со мной отбывает наказание еще один кыргызстанец. Он осужден за тяжкое преступление. Мы стараемся поддерживать друг друга.

Живущие и работающие в России активисты-кыргызстанцы говорят, что в последнее время все больше мигрантов, особенно молодых, оказываются за решеткой, поддавшись соблазну заработать на транспортировке наркотики.

«Много попавших на крючок»

Кыргызстанец Темирбек (имя изменено) также отбывает наказание в одной из российских колоний. 29-летнего гражданина КР задержали в 2021 году, обвинив в употреблении и распространении наркотиков. До этого он работал в Москве электриком и таксистом. Запрещенные вещества обнаружили в его автомобиле:

‒ Я не учился на электрика, просто освоил [эту профессию] самостоятельно. Выезжал на заказы. Помимо этого таксовал. В моем случае было только употребление наркотиков, но добавили еще и [статью за] распространение. В России делают упор на то, что чем с большим количеством [наркотиков] задержат, тем лучше. Меня задержали, когда я находился в машине. Видимо, кто-то донес на меня. Не то, что два-три года, а даже один день пребывания в таком месте (в тюрьме – прим. ред.) угнетает. А пять-шесть лет ‒ это и вовсе огромный срок, жизнь и без того короткая.

Темирбек признается, что в таких крупных городах России, как Москва и Санкт-Петербург, соблазн наркотиков очень велик:

‒ Оказывается, сильно зависит от окружения. Я попался, когда мне было 26 лет, еще не женат. В Москву поехал, когда мне было 18. Будь у меня другое окружение, возможно, всего этого бы не было. На сегодня больше 50% кыргызстанцев, оказавшихся в [российских] тюрьмах, это те, кто попался с наркотиками. Кто-то продавал, кто-то употреблял. Они говорят, что в Telegram-каналах поступает много предложений [о транспортировке наркотиков]. Но я не согласен, что на этом много заработаешь. Риск ведь высокий. Надо успеть за день разнести наркотики по разным местам (сделать «закладки» - прим. ред.). Все, кто так работает, рано или поздно будут пойманы, избежать этого не удастся. Работают день-два, за день получают, ну, максимум, 5-10 тысяч [рублей]. Но на третий день арестуют. Я не согласен, что здесь можно много заработать. Есть специальные Telegram-каналы, где нанимают курьеров. В последнее время очень много задерживают, а в тюрьме обстановка не самая лучшая, здесь тяжело. А если это еще и в чужой стране, сложнее вдвойне. Назвать здешнюю еду едой язык не поворачивается. Выживаем за счет посылок и передачек, которые отправляют родственники. А вот встретиться с ними уже сложнее. Хорошо, если отбываешь наказание где-то неподалеку от Москвы, но если у тебя другое [не российское] гражданство, то отправляют в ту колонию, где есть свободные места.

Темирбек не скрывает, что живет надеждой добиться экстрадиции в Кыргызстан.

Однако перевод заключенных из России в Кыргызстан – процедура непростая и делается не быстро. Родители некоторых осужденных рассказали, что уже два-три года заняты этим. Для экстрадиции арестанта необходимо в обеих странах добиться согласия местных судов. И если, к примеру, в Кыргызстане по тому же делу дают меньший срок, чем в России, то процесс перевода будет приостановлен.

Для решения вопроса об экстрадиции находящихся в российских тюрьмах кыргызстанцев с отбытием ими наказания на родине в начале этого года была создана межведомственная рабочая группа. В Министерстве иностранных дел (МИД) КР заявили, что посольство и консульства Кыргызстана в России направляют каждому гражданину КР, отбывающему срок в российской тюрьме, письма с разъяснением этапов процедуры их перевода на родину.

В различных сообществах соотечественников в WhatsApp и особенно в Telegram-группах часто можно увидеть, как открыто публикуются вакансии, где предлагают работу по перевозке наркотиков. Несмотря на то, что это пытаются пресекать и запрещать, нет гарантии, что не найдутся те, кто попадется на эту удочку и не соблазнится легким заработком.

Некоторые маскируют такую рекламу под «службу доставки», при этом предлагают оплату выше обычной. «Азаттык» попробовал связаться по одному из объявлений, где предлагали зарплату от 160 тысяч рублей в месяц. И в ответ сразу было сказано, что работа связана с доставкой и размещением наркотиков в указанных местах.

Судя по разговору, стало понятно, что с заказчиком курьер вживую не видится, а связывается с ним через специальное приложение на телефоне, посредством которого отправляет фотографию «закладки» ‒ места, где прячут сверток с запрещенными веществами. Но до начала «работы» через это же приложение проводится так называемый инструктаж по технике безопасности. Несмотря на попытки отказаться, чтобы подумать, что это, оказывается, рискованное дело, наниматели продолжали уговаривать работать с ними.

«Бушевала пандемия, а другой работы не было»

Количество задержаний по обвинению в транспортировке наркотиков увеличилось после начала пандемии коронавируса. Многие компании закрылись, а их сотрудники остались без работы - уволенные стали зарабатывать на жизнь таким способом.

У кыргызстанца Кутмана (имя изменено) по подозрению в распространении наркотиков за решеткой в России оказались 23-летний брат и 32-летняя сестра. Их обоих суд приговорил к 9 годам лишения свободы:

‒ Младший брат работал таксистом, а с сестрой задержали еще одну девушку. Она, видимо, и раньше так работала. Одним словом, она сначала наняла его и платила, а потом и он решил, что «оказывается, можно вот так зарабатывать», и начал доставлять, куда скажут и прятать [наркотики]. Получается, все это происходило ради денег. Тогда ведь бушевала пандемия, шли одно за другим увольнения. Работы никакой не было. В Telegram-канале получили [заказ] или еще где-то, не знаю. Они и деньги-то получить не успели. Им, оказывается, сказали, что «один-два раза спрячете, после этого заплатим». Уже три года сидят, усилиями адвоката удалось уменьшить [общий] срок заключения до 9 лет. Иначе дали бы больше как группе из нескольких лиц. Сейчас мы пытаемся добиться их экстрадиции в Кыргызстан. Но пока безрезультатно.

«Азаттык»: На это жалуются родственники многих осужденных в России. С чем связана задержка в вашем случае?

Кутман: Документы моей сестры на 50% уже готовы – с кыргызской стороны, но в России идет задержка.

«Азаттык»: А что говорят ваши родные? Они знали, на что идут, или ничего не подозревали?

Кутман: Брат говорит, что не знал, что «так как мне оплачивали бензин, то как таксист возил, а на следующий день после задержания узнал». Он дважды отвозил [по адресу]. И когда во второй раз забирал оттуда, где спрятали [наркотики], в другое место, его арестовали. Говорит, что было всего около 100 граммов [запрещенных веществ]. По его словам, [в деле] вес указали больше, а когда он большой, то и срок заключения дают больше. Потом по подозрению, что работали с ними, задержали еще двух кыргызстанок. А вот организатора, который стоял во главе всего, найти не смогли. Они работали у меня в подчинении. А с апреля 2020 года сидят в тюрьме. У сестры двое детей, с мужем в разводе.

«Азаттык»: Где сейчас дети вашей сестры?

Кутман: Они сейчас у моих родителей. Наша мама болеет, мы ей не стали говорить, что ее сын и дочь оказались в тюрьме. У нее сахарный диабет и высокое давление, поэтому каждый раз находим разные отговорки. Иногда брату и сестре удается позвонить ей из колонии. Мы сказали, что их держат там из-за неурядиц с документами. Сейчас объясняет, что из-за войны [в Украине] решение вопроса затягивается. Тяжелее сестре и ее детям. Надеемся, что если ее переведут в Кыргызстан, может, будем ходатайствовать, и ради детей ее отпустят [досрочно]. Детям ведь непросто, спрашивают, где мама. Мы говорим, что она работает там, где нет телефонов.

Все эти истории, когда люди осознанно или по незнанию поддались соблазну легкого заработка, не только разрушили судьбы многих молодых людей, но и стали болью для их родителей, а детей превратили в сирот. И годы расцвета этих молодых парней и девушек, увы, проходят за решеткой.

«Адвокат ничего толком не объяснил»

Единственный сын Женишгуль Мусакожоевой также был приговорен в России к 9 годам лишения свободы за распространение наркотиков. Он уже отсидел четыре года. Сама она с 5-летней внучкой живет в Кыргызстане. Женщина признается, что ей, не имеющей работы, тяжело ежемесячно отправлять сыну в колонию как минимум по 10 тысяч сомов на еду и другие нужды:

‒ Мы с дочерью моего сына живем одни. Каждый месяц мне надо отправлять ему как минимум по 10 тысяч сомов. Это очень тяжело, поэтому если бы его перевели сюда, стало бы полегче. И видеться с ним могли бы. Мне дважды удалось передать ему одежду, договорившись с соотечественницами в Москве. В прошлый раз он позвонил и говорит, что все подорожало, а потому денег, которые я отправляю не хватает, у него нет одежды. Поэтому мне пришлось влезть в долги и отправить ему посылку с 30 килограммами мяса. Кроме того, я периодически пополняю ему баланс телефона. Сейчас в группе таких же как я родителей [чьи дети осуждены в России] многие переживают, расспрашивают друг друга: не выходят на связь, где ваши отбывают наказание, вы что-нибудь знаете? Есть родители, которые уже по полгода не говорили со своими детьми.

Сын Женишгуль периодически ездил на заработки в Москву. В период пандемии он потерял работу и сообщил матери, что начал работать курьером, так как предлагали хорошие деньги:

‒ Сказал, ему просто надо доставить документы. Я ему тогда еще сказала: смотри, не потеряй. А на следующий день мне позвонил адвокат и сообщил, что «ваш сын задержан»… За четыре года стыдно становится все время просить родственников [о помощи]. У самой болит рука, работать не могу. Внучку оставить некому, а чтобы отдать в детсад тоже нужны деньги. Она, конечно, скучает по отцу. Когда вспоминает, начинает плакать. Потом молится и просит Всевышнего «выпустить ее папу». Ответ на мое прошение о переводе сына на родину уже год как не может дойти до сына. Суд здесь уже прошел, но его решение сын до сих пор не получил. Адвокат мне даже толком не объяснил, как задержали моего сына. Мы нанимали государственного защитника. Сколько родителей были обмануты теми, кто от посольства Кыргызстана говорили, мол, могу выступать адвокатом, заплатите 200-300 тысяч рублей. По таким преступлениям, оказывается, не отпускают даже если заплатишь 5 млн рублей.

Оригинал подкаста на кыргызском языке:

«Их никто не принуждал, в карман наркотики не клал»

Кыргызстанка Салтанат Митиева выступает переводчиком на судебных разбирательствах, по которым проходят ее соотечественники в России. Она признается, что в последние годы все больше кыргызстанцев оказываются в заключении из-за наркотиков. По ее словам, почти все задержанные на самом деле понимают и знают, чем им приходится заниматься, но из-за неимения полной информации, они не понимают, что в качестве наказания им грозят долгие тюремные сроки:

‒ Все больше задерживают с наркотиками. Посольство [Кыргызстана в России] и другие стали говорить об этом лишь в последнее время, но никаких превентивных мер не предпринимается, все остается на уровне разговоров. У нас что - нет состоятельных, можно же хотя бы буклеты какие-то выпустить и выдавать вместе с авиабилетами тем, кто отправляется в Россию? Вот сейчас в заключении сидит девушка из Иссык-Кульской области. Родителей нет, у самой дочь, которой скоро исполнится годик. Еще одна задержанная кыргызстанка беременна. Есть те, кто содержится под стражей вместе со своими малолетними детьми. Я принимаю участие в судебных заседаниях почти всех арестованных кыргызстанцев. И никому из них насильно в карман [наркотики] не клали, их не принуждали. Они ведь все гонятся за легким заработком. Можно, конечно, списывать на пандемию 2019-2020 годов, но ведь и в последние два года таких случаев становится все больше.

Посольство Кыргызстана в России выражает обеспокоенность ростом числа преступлений, связанных с хранением, сбытом и транспортировкой наркотиков. Согласно информации, опубликованной дипломатическом представительством, в 2021 году в России по таким статьям было возбуждено 327 уголовных дел в отношении 224 граждан. В 2020 году 191 дело такого характера возбуждено в отношении 151 гражданина КР. Большинству обвиняемых было от 16 до 30 лет.

Посольство предупреждает, что в погоне за легкими деньгами разрушаются судьбы многих молодых людей.

NO

Перевод с кыргызского, оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG