Ссылки для упрощенного доступа

18 июня 2024, Бишкекское время 09:47

Данияр Тербишалиев: После революции негативная преемственность должна была остановиться, и начаться позитивная


Данияр Тербишалиев.
Данияр Тербишалиев.

В Кыргызстане отмечается очередная годовщина событий 7 апреля 2010 года. За прошедшие 13 лет страна пережила уже три смены власти – две мирные и одна в результате беспорядков. Также страна дважды пережила реконструкцию политической системы - начав переход к парламентской форме правления, но спустя 10 лет вернувшись к сильной президентской власти.

Политическая нестабильность и отсутствие преемственности власти, по мнению экспертов и политиков, напрямую отражаются на уровне жизни населения: за 13 лет руководство государства и правительства не предприняли эффективных мер для реального улучшения социального положения народа.

По словам участника апрельских событий 2010 года Данияра Тербишалиева, тогда произошел социальный взрыв, до которого довели нерешаемые годами проблемы, и люди вышли на улицы в надежде на улучшение ситуации в будущем. В интервью «Азаттыку» Тербишалиев рассказал о событиях тех дней и поделился своим видением ситуации в стране через более чем 10 лет.

Люди просто хотели лучшей жизни, соблюдения законов, реальной борьбы с коррупцией, образованной и честной власти, соблюдения прав человека и свободы слова.

«Азаттык»: С апрельской революции прошло 13 лет. Достигла ли та революция своих целей? Какие были цели тогда? Какой результат мы имеем сегодня?

Тербишалиев: Если брать с 2005 года, то прошло еще больше времени. Во всех трех революциях идеи и цели были одинаковые. Это было недовольство. Люди были недовольны условиями жизни. Это социальные, экономические и политические факторы. В итоге происходил социальный взрыв, который приводил к протестам. Отличие заключается лишь в том, что в 2010 году было очень много жертв. А идеи были одни. Люди просто хотели лучшей жизни, соблюдения законов, реальной борьбы с коррупцией, образованной и честной власти, соблюдения прав человека и свободы слова. Последней каплей, точкой кипения во всех трех случаях были результаты выборов.

О достижении целей можно судить по уровню жизни людей. Я 8 лет вне политики, общаюсь с людьми, езжу по регионам и могу сказать, что у многих людей есть недовольство условиями жизни. Недовольны высокими ценами на продукты, отсутствием нормального медобслуживания, отсутствием простых повседневных вещей, в которых человек нуждается каждый день.

«Азаттык»: Вы ведь стали политиком после участия в революции? Чем занимались до этого?

Тербишалиев: Я тогда занимался бизнесом. И как и все неравнодушные граждане вместе с друзьями вышел на площадь. Мы решили проявить свою гражданскую позицию. Ближе к вечеру стало понятно, что такая толпа просто не разойдется, среди них были выпившие, были агрессивно настроенные. После того, как Бакиев бежал, после захвата «Белого дома», было понятно, что не выплеснувшая свою энергию необузданная толпа вечером начнет бесчинствовать. Мы тогда стали собирать ребят, организовали дружину. Потом был создан «Патриот», позже мы объединили более 20 молодежных организаций в «Союз народных дружин», провели съезд. С 2010 года и по сегодняшний день я являюсь председателем этой организации.

В 2020 году во время октябрьских событий мы, дружинники, тоже активно выходили. Радует, что с каждым годом гражданская сознательность усиливается, в 2020 году был пример того, как люди быстро смогли объединиться, чтобы защитить город от мародерства. Эволюция по сравнению с 2005 и 2010 годами ощутимая.

Революция для меня стала неким трамплином. Изначально заниматься политикой у меня идеи не было, я довольно успешно занимался бизнесом. После того, как наше объединение превратилось в мощную силу, стали поступать предложения от различных политических сил. Посоветовавшись с ребятами, мы решили, что нужно быть представленными в парламенте, чтобы защищать интересы и продвигать идеи. По приглашению Алмазбека Атамбаева я вступил в ряды СДПК и был избран депутатом.

Весь общественный негатив взял на себя парламент. Людям стало казаться, что президентская власть более успешна и функциональна.

«Азаттык»: Вы были депутатом первого созыва, избранного сразу после перехода на парламентскую форму правления. В 2021 году Кыргызстан вернулся к президентской форме правления. Какую форму правления вы считаете более эффективной для Кыргызстана? После октябрьских событий 2020 года заявлялось, что парламентаризм себя не оправдал. Достаточно ли было 10 лет для того, чтобы понять - это действительно так?

Тербишалиев: За время независимости страны мы пожили в период президентской власти, потом был период суперпрезидентской власти, потом стали жить по президентско-парламентской форме, сейчас снова вернулись к суперпрезидентской системе. Но на самом деле у нас никогда и не было настоящего парламентаризма. Да, после 2010 года у парламента были сильные полномочия, но при этом у президента они были еще сильнее.

В период с 2010-го по 2020-й годы, когда была президентско-парламентская система, к большому сожалению, усилился негатив в отношении политических партий. Людям казалось, что партии не выполняют задач, которые были на них возложены. Весь общественный негатив взял на себя парламент. Людям стало казаться, что президентская власть более успешна и функциональна.

Мое субъективное мнение – чтобы в стране проводить кардинальные реформы, нужна президентская власть. Она помогает быстро и не затягивая проводить реформы. Но они должны проводиться в кратчайшие сроки, пока у президента есть кредит доверия. Чем больше ты находишься у власти, тем более уменьшается авторитет и сокращается кредит доверия. Именно в короткий промежуток нужно успеть провести кардинальные реформы. Но, к сожалению, такие реформы не проводились.

«Азаттык»: Сейчас проводятся такие реформы?

Тербишалиев: И сейчас тоже не проводятся. Мы видим, что идет тушение пожаров, где-то очаг образовался – потушили, решили вопрос. Но это не системная работа. Нужен системный подход во всех областях. Конечно, при проведении кардинальных реформ вначале ты будешь непопулярным, но через это нужно пройти.

«Азаттык»: В Кыргызстане трижды произошла насильственная смена власти. Каждый новый руководитель давал обещания о демократизации и отказе от прежних методов управления, но потом вставал на путь своего предшественника. Как вы считаете, почему в Кыргызстане политики не особо учитывают уроки прошлого? И еще - как вы считаете, почему в Кыргызстане так и не сложился институт преемственности власти, когда каждый следующий руководитель государства наращивает обороты экономики, не перечеркивая достижений своих предшественников?

Тербишалиев: В первую очередь нужно понимать, кто выбирает таких лидеров? Эти политики не сами же становятся президентами, министрами и так далее. Мы же, граждане, их выбираем. Соответственно, какой народ - такие и политики. Нужно менять сознание людей, повышать уровень образования, потому что человек выбирает власть соответственно своему уровню сознания и образования.

Когда был депутатом V созыва я говорил, что парламент – это отражение нашего общества. Если в парламенте 10% депутатов – интеллигенция, то и в обществе, значит, всего 10% интеллигентов. Если 30% депутатов – спортсмены, то в обществе тоже так и есть. Кто в парламенте доминирует, такова и потребность общества.

Что касается преемственности – это очень важно. Когда эволюционным путем меняется власть, можно говорить о преемственности, но когда это происходит революционным методом, то говорить о преемственности, к сожалению, уже сложно.

У нас есть преемственность, но, к сожалению, она касается не позитивных изменений и радикальных реформ, а прослеживается в негативных вещах. То, что было 20-30 лет назад, есть и сейчас. Например, коррупция. Казалось бы, после революции негативная преемственность должна была остановиться, а позитивная начаться.

«Азаттык»: Ранее каждая последующая власть обвиняла предыдущую в произошедших революциях и во всех негативных процессах в стране. Сейчас же наблюдается некая попытка реабилитации бывших глав государств. Первый президент Аскар Акаев дважды посещал страну, периодически поднимается тема возвращения второго президента Курманбека Бакиева, выпущен из тюрьмы Алмазбек Атамбаев. Относительно недавно состоялась встреча всех бывших президентов с действующим - Садыром Жапаровым. Как вы оцениваете эту ситуацию? Действительно это попытка консолидировать все силы, как об этом заявляют власти? И самое главное - для чего нужна эта консолидация?

Тербишалиев: Консолидация в обществе, конечно, нужна. Но она должна проходить естественно, через улучшение качества жизни граждан. Чем больше довольных своей жизнью людей, тем меньше тех, кто хочет свержения власти. Таким гражданам не надо устраивать революции или поддерживать какие-то кланы. Все ведь упирается в простые вещи.

С человеческой точки зрения, возможно, было правильно собрать бывших президентов, усадить за один стол. Но даст ли это результат в обществе? Было ли правильно с юридической точки зрения? Президент подставил себя под удар, встретившись с человеком, который в его стране находится в розыске за тяжкие преступления. Мы ведь живём в правовом государстве, закон должен стоять превыше всего.

Лично мне, и как участнику революции 2010 года, и человеку, у которого погибли друзья во время тех событий, тяжело это воспринимать.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG