Ссылки для упрощенного доступа

13 июня 2024, Бишкекское время 00:35

Проекты на десятки миллиардов. О чем говорят принятые на саммите «Китай – Центральная Азия» соглашения?


Лидеры Китая и стран Центральной Азии на саммите в Сиане (КНР), 19 мая 2023 г.
Лидеры Китая и стран Центральной Азии на саммите в Сиане (КНР), 19 мая 2023 г.

Впервые проведенный в формате «лицом к лицу» саммит «Китай – Центральная Азия», состоявшийся на прошлой неделе остается в повестке дня, а администрации президентов пяти стран региона продолжают подсчитывать объемы финансовых вливаний, обещанных им Китайской Народной Республикой (КНР).

В рамках договоренностей, достигнутых на полях этого форума, власти Поднебесной выделят центральноазиатским республикам в общей сложности 50 млрд долларов. Большая часть этих вливаний приходится на Казахстан и Узбекистан, чуть меньше досталось Таджикистану, Туркменистану и Кыргызстану.

Кредиты, гранты, инвестиции

Председатель КНР Си Цзиньпин, подводя итоги саммита в Сиане (Китай), сообщил 19 мая, что официальный Пекин предоставит Центральной Азии в общей сложности 26 млрд юаней (около 4 млрд долларов – прим. ред.) в виде финансовой поддержки и невозвратных кредитов.

Подробнее об этой помощи проинформировали администрации президентов пяти стран региона, которые продолжают делиться подробностями о предоставляемых инвестициях.

Так, на официальном сайте главы Узбекистана Шавката Мирзиеева указано, что в рамках его визита в Китай «был подписан 41 двусторонний документ, а по итогам проведенных совместных деловых мероприятий достигнуты договоренности о реализации новых промышленных, торговых и инвестиционных проектов более чем на 25 млрд долларов». Среди последних – инициативы в сферах энергетики, химии, металлургии, геологии, автомобилестроения, электротехники, строительства и других.

Президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым, как сообщает Акорда, в ходе визита в Китай было подписано 47 документов на общую сумму 22 млрд долларов. В частности, это кооперация в сфере мелкоузловой сборки китайских автомобилей в Казахстане, строительство газоперерабатывающего и медеплавильного заводов, а также ветки газопровода «Бейнеу – Шымкент».

Согласно сообщениям на официальном сайте лидера Таджикистана Эмомали Рахмона, на полях саммита в Сиане «в целом было подписано 25 новых документов о сотрудничестве». Но что касается инвестиций, лишь указано, что «китайская сторона выделит 26 млрд юаней для дальнейшей реализации программ и проектов». Но известно, что Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) выделит «льготные средства» в размере 500 млн долларов на реализацию проекта строительства Рогунской ГЭС, о чем было заявлено президентом АБИИ Цзинь Лицюнем в ходе встречи с Эмомали Рахмоном.

Что касается Туркменистана, то официальные лица этой страны во главе с ее президентом Сердаром Бердымухамедовым подписали в Китае 23 документа, но о прямых инвестициях ни одна из сторон не упомянула. Основные тезисы в выступлениях лидеров двух государств свелись к поставкам туркменского газа в КНР.

В администрации президента Кыргызстана Садыра Жапарова изначально сообщили, что в рамках его визита в КНР подписано 26 документов и что китайская сторона предоставляет КР грант в размере 300 млн юаней (43 млн долларов – прим. ред.). Но позже стало известно, что между двумя странами заключены соглашения «на сумму более 1 млрд долларов».

Вот что рассказал министр иностранных дел КР Жээнбек Кулубаев в видео, размещенном на Facebook-странице администрации главы государства:

Жээнбек Кулубаев.
Жээнбек Кулубаев.

«По итогам переговоров [лидеров двух стран] мы подписали совместную декларацию о всеобъемлющем стратегическом сотрудничестве в новом веке. Это означает, что мы перешли на более высокий уровень нашего всестороннего сотрудничества, где подчеркивается высокий уровень межгосударственных отношений, высокий уровень доверия между нашими странами, который открывает новые возможности для сотрудничества в торгово-экономических, культурно-гуманитарных отношениях».

Среди инвестиционных соглашений значатся такие проекты как договоренности Министерства энергетики КР с компанией China Power International Development Limited на 800 млн евро по строительству солнечной электростанции на 1000 мегаватт в Иссык-Кульской области. Также Минсельхоз КР и китайская компания «Хэбэй Бай Доу Цзя» договорились построить в республике завод по производству удобрений на 260 млн долларов. Помимо этого Минэнергетики КР заключило меморандум с Universal Energy Co. Ltd. на 100 млн долларов.

Отдельным пунктом значится сотрудничество в сфере культуры, в рамках которого совместно с Минкультуры, информации, спорта и молодежной политики КР компании Shaanxi Tianhan Shengdian Film Company Ltd и Beijing Zhongyi Boyue Culture Media Co выделят 38 млн и 25 млн долларов соответственно на создание таких сериалов, как «Далекий ветер Шелкового пути» и «Бишкекская любовь».

Кроме того, стороны договорились об экспорте электроэнергии из КР в Китай, строительстве мусороперерабатывающего завода в Оше и сборочного завода по производству тяжелых грузовиков и автомобилей специального назначения.

Об итогах государственного визита президента Садыра Жапарова в Китай в интервью «Биринчи радио» рассказал министр экономики и коммерции Данияр Амангельдиев:

Данияр Амангельдиев.
Данияр Амангельдиев.

«Помимо этих и других договоренностей, мы заключили соглашения о реконструкции дорог по направлениям «Иркештам» и «Торугарт» с увеличением пропускной способности контрольно-пропускных пунктов (КПП) на этих трассах. Планируем сделать так, чтобы они работали 24/7. Другими словами, они будут действовать круглосуточно, без перерывов. Наш президент сообщил о готовности кыргызской стороны к этому, лидер КНР также выразил свое согласие. Соседняя страна заявила о готовности инвестировать в модернизацию [этих КПП]. Я думаю, за счет улучшения их работы мы сможем в ближайшем будущем увеличить грузопоток между двумя странами. Кроме того, состоялись переговоры по поводу открытия третьего – нового - КПП через перевал Бедель в Иссык-Кульской области. Мы думаем, это также даст большой импульс для увеличения товарооборота. Вдобавок к этому была озвучена цель об увеличении количества авиасообщений [между странами]. Помимо действующих рейсов «Урумчи ‒ Бишкек» и «Сиань ‒ Бишкек» может быть открыт маршрут «Пекин ‒ Бишкек».

Данияр Амангельдиев добавил, что на сегодняшний день товарооборот Кыргызстана с КНР составляет 4,5 млрд долларов. По его словам, Китай является основным торгово-экономическим партнером КР. В то же время по данным китайской стороны, в 2022 году объем торговли между двумя странами достиг 15,5 млрд долларов, увеличившись в 2,7 раза по сравнению с предыдущим годом.

Масштабы проектов

17 мая Садыр Жапаров отправился в Китай, где с 18 по 20 мая проходил его государственный визит. В рамках поездки он принял участие в саммите «Китай – Центральная Азия», проходившем в Сиане, а также встретился с руководством КНР и представителями китайских компаний. Встречи с крупными инвесторами Поднебесной провели также лидеры других четырех стран Центральноазиатского региона.

Вот как оценивает итоги прошедших переговоров КР с КНР доктор экономических наук Гурас Жапаров:

Гурас Жапаров.
Гурас Жапаров.

«Китай ‒ наш самый большой сосед, с которым мы тесно сотрудничаем с момента обретения независимости в 1990-х годах. Наши крупные компании также плотно работают с этой страной. Оттуда к нам поступает много прямых инвестиций. У китайцев есть пословица: хочешь разбогатеть - строй дороги. Исходя из этого принципа КНР готовится помочь нам в строительстве дорог и открытии дополнительных КПП. Железная дорога «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» – проект, который принесет нам стратегическую выгоду. Он имеет стратегическое значение не только для нас, но и для всей Центральной Азии. Мы знаем, что другие страны выступают против этого, несмотря на это нам надо двигаться вперед».

Как сообщалось, в ходе переговоров президента КР Садыра Жапарова и лидера КНР Си Цзиньпина «особое внимание» было уделено проекту строительства железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан», где стороны «подчеркнули важность ускорения его реализации». В своем выступлении на саммите глава Кыргызстана заявил, что «претворение в жизнь этого стратегического проекта выведет регион из транспортного тупика, соединит около 4 млрд людей, расширит географию перевозок из Азии через Турцию в Европу, в регион Ближнего Востока, Ирана, страны Персидского залива и Северной Африки».

Трехстороннее соглашение о сотрудничестве по проекту строительства железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» было подписано в сентябре 2022 года на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде (Узбекистан).

Позже вице-премьер Госсовета КНР Ху Чуньхуа во время встречи с президентом КР сообщил, что группа китайских специалистов завершила полевые работы по данному проекту и что в ближайшее время Кыргызстану с Узбекистаном передадут технико-экономическое обоснование (ТЭО) для проведения экспертизы.

В начале этого года в Бишкеке был открыт совместный проектный офис по координации строительства ж/д ветки протяженностью 300-500 км, но когда оно будет начато – не известно. Стоимость проекта оценивается в 6 млрд долларов.

Согласно договоренностям, на территории КР железная дорога пройдет по маршруту «Торугарт – Арпа – Макмал – Джалал-Абад». Фактически, она станет крупнейшим проектом, который Кыргызстан реализует вместе с Китаем в ближайшие годы.

Аналитик Эдиль Марлис уулу считает, что «по сравнению с другими странами Центральной Азии во время поездки в Китай делегация Кыргызстана оказалась неподготовленной»:

Эдиль Марлис уулу.
Эдиль Марлис уулу.

«Наши соседи, как оказалось, поехали более подготовленными, чем мы. К примеру, выделяемые Казахстану 22 млрд долларов будут переданы в течение ближайших 5 или 10 лет, не уточнили, но факт, что поступят инвестиции на такую сумму. И это не кредиты, так как в этом участвуют банки и бизнесмены Китая, которые вкладывают свои деньги. 25 млрд долларов выделили Узбекистану, где будут строить ГЭС, заводы и прочее. Из этого становится понятно, что у этой страны, действительно, есть план развития. Таджикистан привлек инвестиции лишь в один проект – Рогунскую ГЭС. Кыргызстану, сказали, выделяют 1 млрд долларов, их которых основная сумма – это проект по солнечной энергетике, но и он, как оказалось, реализуется частной компанией. Более 40 млн долларов получены нами в подарок, в виде грантов. Но Минэкономики не уточняет, как собирается их использовать. Наши [чиновники] могли бы лучше подготовиться, чтобы рассказать, что «в течение 5-10 лет нам надо развиваться в таком-то направлении, у нас есть вот такие планы и проекты». И если есть такой план, то соответственно ему в папках должны были быть наготове соответствующие проекты. Раз это государственный визит, то, наверное, ехали туда не наугад, а год-два готовились, в конце-то концов. А Казахстан и Узбекистан, похоже, уже год-два проводят такую работу с Китаем. И получается, слабость нашей власти проявляется в отсутствии подобных проектов».

Спор на эту тему разгорелся и в социальных сетях кыргызстанского сегмента, где отдельные пользователи указали на то, что Казахстан и Узбекистан получили крупное финансирование от Китая, тогда как Кыргызстану достались не такие большие инвестиции.

В ответ близкие к администрации президента КР журналисты заметили, что «вышеупомянутые республики получили эти суммы в качестве кредитов, тогда как Кыргызстану достались гранты, а потому объемы меньше». Но после этого власти распространили информацию о заключенных на более чем 1 млрд долларов соглашениях.

Не секрет, что Китай является лидером по объему прямых инвестиций в КР. В некоторые годы вложения инвесторов из Поднебесной в Кыргызстан достигали полумиллиарда долларов. Из поступивших в 2022 году 1 млрд долларов прямых инвестиций в Кыргызстан на долю Китая пришлось 274,9 млн долларов.

Центральная Азия и борьба за влияние

Получившие после распада СССР независимость Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан хоть и являются суверенными государствами, но в целом экономически и политически связаны с Россией. Именно поэтому они вынуждены демонстрировать свою близость к Москве в рамках различных интеграционных объединений.

А российское политическое руководство в последние годы стало рассматривать страны этого региона вместе, а не по отдельности. В октябре 2022 года в рамках саммита «Центральная Азия – Россия» президент РФ Владимир Путин провел встречи с лидерами пяти центральноазиатских республик.

Интересно, что после этого аналогично вышеупомянутому формату на разных уровнях были проведены встречи «Центральная Азия – Европейский союз» и «Центральная Азия – США».

Что касается недавнего форума в Китае, по мнению экспертов, Пекин как бы забрал себе лидерство в регионе, который традиционно находился под влиянием России. На этом мероприятии, которое впервые прошло очно после такого же прошлогоднего онлайн-саммита, ни один из президентов стран Центральной Азии не поднял вопрос о мусульманах в Синьцзяне.

На фоне этого международные и местные СМИ все чаще высказывают мнение, что «наблюдается борьба за влияние в регионе Центральной Азии».

Так, старший научный сотрудник Школы международных исследований Раджаратнам (RSIS) в Сингапуре и Королевского института оборонных исследований и безопасности (RUSI) в Лондоне Раффаэлло Пантуччи в интервью «Азаттыку» отметил, что Центральная Азия важна как для Москвы, так и для Пекина. И, по его мнению, «разговоры об уходе России и приходе Китая преувеличены, так как они вполне способны работать параллельно»:

Раффаэлло Пантуччи.
Раффаэлло Пантуччи.

«Совершенно очевидно, что у Москвы еще есть возможность мобилизовать регион. Если посмотреть на показатели торговли с Россией, то они растут из года в год. Отчасти это, вероятно, связано с уклонением от санкций. Но есть и очевидная экономическая связь, которая в какой-то степени укрепилась. Потоки денежных переводов, например, в Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, похоже, растут из года в год. Так что число трудовых мигрантов растет. Российское влияние все еще достаточно сильно. Я думаю, Россия уже давно осознала, что расширение Китая в регионе неизбежно, и относительно спокойно к этому относится. Есть определенные вещи, которые могут расстраивать и раздражать Москву, есть и различные проблемы. Но, думаю, также совершенно ясно, что ни одна из сторон не хочет, чтобы ситуация в Центральной Азии обострилась и нанесла ущерб более широкому геостратегическому партнерству, которое для Китая и России заключается, по сути, в совместном противостоянии Западу. В этом контексте они не заинтересованы в том, чтобы конфликтовать из-за Центральной Азии».

Вопрос влияния в регионе актуализировался после военного вторжения России в Украину, так как из-за введения странами Запада санкций в отношении Москвы страны Центральной Азии начали искать альтернативы.

Другой вопрос заключается в том, что сами эти республики еще не достигли полного согласия, чтобы можно было действовать сообща. Сопредельные Кыргызстан и Таджикистан за последние годы пережили не один масштабный приграничный конфликт, а участие ранее остававшегося нейтральным Туркменистана по-прежнему довольно прохладное. Казахстан и Узбекистан тем временем ведут негласное соперничество за лидерство в регионе.

Эдиль Марлис уулу обращает внимание на следующие моменты:

«Мы живем во времена, когда все меняется, а мир разделяется на Восток и Запад. И эти эпицентры пытаются склонить на свою сторону пять стран Средней Азии. Заинтересованность тут проявляют Китай, Россия, Евросоюз и США. Поэтому представители этих стран проводят с лидерами наших стран встречи в различных форматах. 9 мая президентов всех пяти республик приглашала Россия, после этого их позвали в Китай. И то, что они воспринимают государства региона как единое целое, а не по отдельности – наша победа. Лидеры пяти республик встречались в Чолпон-Ате, предприняв попытку объединения. Это говорит о том, что мы и сами уже начали понимать, что являемся единой силой. Если бы страны региона действительно объединились, то могли вместе отстаивать свои политические и экономические выгоды, защищая свои интересы в международных политических играх. Но, увы, как независимый регион мы к этому пока не готовы, так как не разрешены внутренние споры. Лишь недавно прекратились инциденты на границе между Кыргызстаном и Узбекистаном, а вот споры КР с Таджикистаном продолжаются до сих пор».

Напомним, в ходе своего выступления на саммите в Сиане президент КР Садыр Жапаров заверил, что кыргызская сторона готова вести работу по уточнению границ с Таджикистаном «в духе дружбы и добрососедства». «Сейчас мы с узбекскими коллегами активно работаем над завершением демаркации границы. В таком же ключе, в духе дружбы и добрососедства мы настроены вести работу с Таджикистаном», – подчеркнул глава государства.

Первый саммит «Китай ‒ Центральная Азия» в формате 5+1 состоялся в январе 2022 года в онлайн-режиме и был посвящен 30-летию установления дипломатических отношений между сторонами. Именно тогда было принято решение о разработке специального механизма сотрудничества между государствами.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

  • 16x9 Image

    Эрнист Нурматов

    Журналист бишкекского бюро «Азаттыка». С 2010 по 2017 год работал региональным корреспондентом в Ошской области. Выпускник факультета журналистики Ошского государственного университета.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG