Ссылки для упрощенного доступа

19 июня 2024, Бишкекское время 12:45

«Умерла после операции». Истории жертв пластической хирургии


За последний год как две кыргызстанки умерли после пластических операций. Родственники одной из жертв до сих пор судятся с клиникой, в которой была проведена операция. В «Азаттык» обратились еще несколько человек, которые рассказали, что пострадали от рук пластических хирургов. Они обратились в милицию и требуют компенсацию.

«Чувствовала себя плохо после операции»

Зульфия, (имя изменено), сестра погибшей после пластической операции женщины, рассказывает, что Амина (имя изменено) умерла в начале этого года. Ее родственники считают, что причиной ее смерти стала халатность врачей. По словам Зульфии, медицинская экспертиза пришла к выводу, что «при операции были допущены ошибки.

Амине в клинике Medcenter.kg в Бишкеке была сделана операция по увеличению груди. 21 августа ей должно было исполниться 38 лет.

«За несколько дней до операции у моей сестры упало давление. Она сказала, что плохо себя чувствует и у нее слабость. Давление упало до 83/46. Раньше нее было 120/80. Мы связались с врачом через WhatsApp и выслали снимок показаний тонометра.

Она обратилась и сказала, что происходит такое, но на следующий день ей предстоит операция. Это маммопластика, такая операция не делается быстро. Врачу следовало отложить операцию или посоветовать обратиться к кардиологу. Но врач тогда ответил: «Приходите, посмотрим», - вспоминает Зульфия.

По ее словам, Амина записалась на эту операцию перед Новым годом, увидев объявление о скидке. Зульфия считает, что Амина, возможно, решилась лечь на хирургический стол, чтобы не сгорела предоплата. Потому что в клинике ей не выдали квитанцию об оплате. Такая операция стоит в Кыргызстане 1800-2000 долларов.

Амина не хотела, чтобы в больницу ее сопровождала сестра, потому что у нее был младенец. Женщина пошла в клинику со своей подругой. Через 20 часов после операции ее выписали.

«Когда в 9 часов они пришли в клинику, там никого не было. Через 40 минут ее осмотрел сын врача. Неизвестно, знал ли он, что у Амины падает давление . Ведь ему чуть больше 20 лет. Он сказал, чтобы анестезиолог провел осмотр и начали готовиться к операции. Операция началась в 10 часов, когда мы пошли в 12,она еще не закончилась. В половине третьего мне позвонила сестра и сказала, что она вышла с операции. При выписке домой никаких документов не дали. Когда ее друзья, которые увозили Амину, спросили, нужно ли принимать лекарства, врач ничего не прописал. Даже при лечении зубов принимают антибиотики. А здесь в тебя инородное тело вживляют. Позже врач, который делал операцию, посоветовал принять обезболивающее. Никаких рекомендаций по лечению после операции не было», - рассказывает Зульфия.

По словам родственников Амины, после операции она чувствовала себя плохо. Она встретила Новый год в кругу родных и близких, а на следующий день ей стало хуже и она потеряла сознание.

«Под Новый год мы дарили друг другу подарки, она тоже радовалась, мы не чувствовали приближение беды. Утром 1 января меня почему-то потянуло пойти к сестре домой. Мне позвонил бывший муж Амины и сказал, что ей плохо и она упала. 1 января люди ходят друг к другу есть оливье. Мы тоже собирались, хотя она и болела, мы не думали, что это что-то серьезное. Как только я пришла к ней домой, мама вышла в слезах и сказала: «Твоя сестра в тяжелом состоянии»... Я смотрю, а Амина лежит на полу», - отмечает Зульфия.

Они вызвали скорую помощь, но было уже поздно. И вот так в первый день Нового года жизнь близких Амины перевернулась с ног на голову – они потеряли дочь, сестру и мать в одном лице.

«Я думала над тем, как сообщить маме. Она пожилая и болеет. Я вызвала скорую помощь и рассказала маме, стоя рядом с машиной. Они вкололи ей успокоительное. Дети моей сестры ушли играть в футбол, им тоже я сообщила. Мне начали звонить и спрашивать, проводить ли вскрытие. Решение пришлось принимать мне самой. Хорошо, что провели вскрытие. Потому что я связывала смерть с операцией. Если операция была 26 декабря и она умерла 1 января, какая еще причина могла быть? Она выпила на празднике или еще что-то произошло? Нет, она была дома с матерью, детьми и родственниками. То, что она не пила было видно и при вскрытии. При осмотре на экспертизе, выяснилось, что ошибки были на каждом этапе [операции]», - сетует Зульфия, сестра Амины.

У Амины осталось двое сыновей. Она родом из небольшого городка в Чуйской области, когда-то она приехала в Бишкек с мечтой стать юристом. Позже она отучилась на магистратуре в Вене (Австрия).

Ее подруга Нуриза вспоминает, что «она была человеком, который очень любил жизнь»:

«Раньше мы с ней работали вместе. Мы много говорили о системных проблемах, о том, чтобы соблюдались права человека, была справедливость. Несмотря на молодость она добилась многого, получила ряд наград. После нее я тоже отучилась на магистратуре. Она воодушевляла нас и других своих друзей. Хоть она и воспитывала детей одна, она все успевала делать, а также присматривала за нами и поддерживала. Она хорошо следила за собой и занималась спортом. Поэтому, когда она умерла, мы не поверили, мы были в шоке. Она очень любила жизнь. Мы никогда не видели ее неухоженной, она всегда была красива. Последний раз я видела ее в тот день, когда ее вывели из операционной. Когда я позвонила ей после Нового года, ответила ее сестра и сказала, что Амины больше нет...».

Родственники погибшей обратились с заявлением в милицию. В настоящее время это дело рассматривается в суде. Однако родственники выражают недовольство по поводу того, что клиника и хирург, проводивший операцию, продолжают работать.

«Азаттык» обратился за комментарием в клинику Medcenter.kg, где была сделана операция Амине.

Ее оперировал Искендер Качкинбаев. Он письменно ответил на вопросы «Азаттыка»:

«Сама операция была сделана правильно. Этот несчастный случай произошел через неделю после операции. Все необходимые меры были приняты до, во время и после операции. Да, операцию делал я. Все пациенты перед операцией проходят предварительное обследование. Эта пациентка также сдала все необходимые для операции анализы. На момент операции артериальное давление у пациентки было в норме».

Руководитель медучреждения Турат Касымбеков отметил, что суд не запрещал врачу работать:

«К сожалению, мы не можем более подробно ответить на вопросы по этому делу. Потому что дело рассматривается сейчас в Свердловском районном суде Бишкека. Подробную информацию мы сможем предоставить только после того, как будет вынесено решение. Судебный процесс проходит в открытом режиме. Вы можете пойти и ознакомиться со всей необходимой информацией», - рассказал Турат Касымбеков.

«Сделаю все идеально, как на картинке»

Пластическая хирургия в последние годы получила широкое распространение в Кыргызстане. В то же время стало больше тех, кто пострадал от таких операций.

В «Азаттык» обратились три женщины, которые рассказали, что пострадали от пластических хирургов. Двум из них сделали блефаропластику и операцию по исправлению носа в клинике Maxclinic в Бишкеке. Недовольные результатом операций девушки считают, что хирург изуродовал их лица. Они требуют компенсаций от врача. Айсулуу и Мария (имена изменены) обратились с заявлением в милицию.

«Когда я приходила на консультацию и я показывала фотографию, он уверенно ответил, что сделает так же. Я пошла, потому что мне это импонировало. Я присматривалась к этой клинике пять лет. Через 10 дней после операции, когда пошла снимать гипс, оказалось, что мой нос отек. Я спросила: «Все получилось не так, как было задумано, у меня разные ноздри, почему?». Врач сказал мне: «Не смотри на ноздри, смотри на спинку носа». А я сказала, что и спинка кривая, он ответил: «Постепенно выпрямится». Дня через два-три, когда я встретилась с врачом, он сказал: «У тебя лицо кривое, поэтому я сделал тебе нос кривым». Тогда почему он не сказал об этом в начале? На консультации он говорил: «Сделаю все идеально, сделаю как на картинке». Теперь он избегает ответственности», - отметила Айсулуу.

Айсулуу заплатила 170 тысяч сомов за ринопластику. Она провела томографию, на снимках она увидела, что хрящи расположены криво. Айсулуу в той же клинике сделала блефаропластику. Но, по ее словам, веко одного глаз было кривым и ей пришлось пережить операцию по его исправлению.

Вторая девушка, которая обратилась в «Азаттык» — Мария. Ей 32 года, она мать четверых детей. Мария также решилась на операцию по исправлению носа. Но результат оказался не таким, как ожидалось – нос стал кривым. Мария, по ее словам, деньги на операцию копила два года.

«Когда я училась в школе, я подумывала сделать нос. Мне не нравился мой нос – хотелось его немного приподнять и сделать как у моделей, кукол. Я выросла, отучилась в университете, но и там я стеснялась носа. Я вышла замуж, сейчас у меня маленькие дети. Денег на операцию не хватало. Я мужу об этом говорила. Я два года понемногу копила деньги. Я сделала операцию за 100 тысяч сомов. Это не потому что у меня много денег. Я хорошо все объяснила врачу и попросила приподнять мне кончик носа. Меня заверили, что сделают это. Буквально на следующий день я сказала, что кончик носа остался таким же, что его даже не тронули. Он сказал, что это отек. Прошло уже два месяца, но ничего не изменилось. Раньше с носом было все в порядке. Теперь верхняя часть носа стала горбатой и ноздри разные. Из-за добавления кости на кончик носа, становится больно когда смеюсь. Дышать стало тяжелее, когда плачу вообще не могу дышать. Обратилась к врачу, он сказал, что переделает через полгода. Мне теперь страшно, я не пойду к тому же врачу. Мой нос уже поврежден», — рассказала Мария.

Обе собеседницы «Азаттыка» обратились с заявлением в милицию, ведется расследование. Однако Айсулуу и Мария обеспокоены тем, что экспертиза не назначена, хотя прошел уже месяц. В милиции пока не ответили на вопросы «Азаттыка» по этому делу. В МВД «Азаттыку» сообщили, что за семь месяцев зарегистрировано три факта, связанных с пластическими операциями. Два из них дошли до суда, а одно дело закрыто.

«Доктор не может дать гарантию»

Главный врач клиники Maxclinic Максут Кадыров ответил на претензии девушек и отметил, что будет ждать результатов экспертизы:

«Мои клиентки приходят два-три раза в месяц. У кого-то отек, идет кровь, мы зашиваем рассасывающимися нитками, а когда эти нитки отпадают, у них идет кровь из носа. Проводим осмотр и меняем лекарство, которое нужно закапать в нос. Даже спустя 20 дней она не пришла. Многие девушки приходят ко мне и показывают картинки из Интернета, отфотошопленные фотографии артистов и говорят: «Хочу такой нос». Я всегда говорю, что этого невозможно добиться, это невозможно. Насколько растянется кожа, становится известно только во время операции. Мы лишь стараемся не нарушать форму носа и дыхательную систему. Мы хотим, чтобы спинка носа пришедшего к нам клиента была не плоской, а высокой, а кончик – заостренным, а не закругленным. У девушки, которая к нам пришла, на предыдущем фото плоская спинка. Она говорит, что результат не такой, какого она хотела. Кто даст гарантию, что будет так, как она хочет? Я не гарантирую, что будет как на картинке. Эти девочки, должно быть, показывали фотографии. Это трудно. Ни один врач не может сказать, что он это сделает. Я не знаю, нужно ли для этого делать фотошоп или имплантацию. Это же не деталь, которой вы будете пользоваться два-три года, а потом, когда она сломается, мы ее заменим».

Врач добавил, что к нему обращаются те, кто провел операцию в другом месте, некоторые поступают в тяжелом состоянии. «Стало много молодых врачей. К нам обращаются, когда уже находятся в тяжелом состоянии, с осложнениями. Косметологи тоже проводят много операций. Они открывают небольшой кабинет и проводят серьезные операции без лицензии», - рассказал Кадыров.

В прошлом году 40-летняя женщина умерла после липосакции. Родственники полагают, что причиной смерти стала операция, проведенная в частной клинике «Арт клиник». «Азаттыку» тогда рассказали, что после операции она сильно болела, а потом вовсе перестала говорить.

Поскольку у частной клиники нет договора с отделениями реанимации госбольниц, пациентку в бессознательном состоянии, через знакомых, доставили в отделение реанимации Национального госпиталя. Там она скончалась, не приходя в сознание.

Врачи поставили пациентке диагноз «острый перитонит» и прооперировали ее. У нее обнаружили, перфорацию кишки в двух местах.

Хирург, сделавший женщине операцию был задержан, а клиника закрыта. Позже уголовное дело, возбужденное в связи со смертью женщины, было прекращено в связи с примирением сторон. Потерпевшей стороне обещали выплатить компенсацию. У женщины осталось двое детей.

Как сообщил «Азаттыку» главный специалист сектора лицензирования Минздрава Аман Осмонов, в настоящее время предлагается внести поправки в закон о лицензировании частных клиник и врачей. По его словам, если ранее выданная лицензия не имеет срока действия, то теперь ее необходимо будет продлевать ее каждые три-пять лет и прописывать точный адрес работы.

Случаи смерти от липосакции и маммопластики в стране ранее не регистрировались. Однако сообщалось о случаях заражения болезнями, передающимися через кровь, во время нанесения татуировок и маникюра.

Сейчас пластическая хирургия стала прибыльной отраслью не только в Кыргызстане, но и во всем мире. Эксперты отмечают, что желающих сделать операцию немало не только среди женщин, но и среди мужчин. При этом они считают, что если за работой частных клиник и салонов красоты не пристально не следить, нет никакой гарантии, что описанные выше случаи не повторятся.

«Потенциал Кыргызстана высок»

Практика косметической хирургии в последние годы получила широкое распространение в Кыргызстане. Но процедуры или специальный протокол, учитывающие риски и последствия, не разработаны. Поэтому неясно, какие штрафы будут наложены, если врачи, проводящие клиентке липосакцию, маммопластику или другие косметические операции, допустят ошибку или проявят халатность.

Глава независимого медицинского профсоюза Кыргызстана, кандидат медицинских наук Бермет Барыктабасова считает, что необходимо предупреждать пациентов о рисках после операции:

«В Кыргызстане законы не такие жесткие как в других странах Центральной Азии, поэтому этот вид медицинского бизнеса очень хорошо и быстро развивается. Конкуренция также высока. На каждом шагу – частные клиники. У них есть своя хорошая и плохая реклама. Большинство тех, кто работает в этой отрасли, живут на низкую заработную плату, но в частном медицинском бизнесе зарплата и доход хорошие, спрос большой. Если бы были регламент, законы и нормы, соблюдаться клинические стандарты, Кыргызстан может стать очень удобной страной для развития этого вида бизнеса. Но все должно быть в рамках закона».

Наиболее популярными операциями среди женщин в Кыргызстане являются блефаропластика, маммопластика, глютеопластика и абдоминопластика. Также проводится немало операций по коррекции носа и увеличению губ.

В каких странах широко распространена пластическая хирургия?

Ежегодно хирурги во всем мире проводят более 11 миллионов пластических операций. По последним данным Международного общества эстетической пластической хирургии, лидерами по проведенным операциям в 2019 году стали Бразилия (1,5 млн), США (1,4 млн) и Мексика (581 тыс.). За год операции прошли 483 тысячи человек из России, Индии (395 тысяч), Турции (352 тысячи), Германии (336 тысяч) и Италии (314 тысяч).

По числу пластических хирургов лидируют США (6,9 тысяч) и Бразилия (6 тысяч). В пятерку лидеров также вошли Китай, Япония и Южная Корея (в этих странах работают от 2,5 до 3 тысяч хирургов). Указанная организация не располагает информацией о том, сколько операций было проведено в этих странах.

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG