Ссылки для упрощенного доступа

22 мая 2024, Бишкекское время 05:05

«Миграция сделала меня инвалидом и забрала мать». История Бека, получившего травму на стройке в Москве


Бек ШЕримкул уулу.
Бек ШЕримкул уулу.

Во время работы на стройке в России на Бека Шеримбек уулу упал поддон, нагруженный кирпичом. Он получил серьезную травму позвоночника, на лечение которой требовались большие средства. Его родители, братья и сестры были вынуждены отправиться в трудовую миграцию. 

Шесть лет назад 23-летний Бек, как и многие другие, собрался в Москву, чтобы заработать денег на строительство дома. Он проработал около года дворником, а затем устроился на стройку. Часть заработанных денег он тратил на себя, а остальную сумму отправлял родным. Бек рассказал, как изменилась его жизнь после получения травмы на стройке:

«В Москве я работал неофициально, не выходило с регистрацией. Поэтому я работал без страхования. На стройке я клал кирпичи. Однажды, уже к концу рабочего дня, привезли груз. Наш бригадир стал говорить, что нужно помочь его разгрузить, хоть 5-10 сомов, но лишними не будут. Мы же молодые, силы есть, не успел моргнуть, как во время разгрузки произошел несчастный случай. На меня упал поддон. В Москве кирпичи привозят упакованными на поддонах. Этот поддон кирпича и упал мне на позвоночник и тазовую кость. Потерял сознание. Когда очнулся, был уже в больнице. Рядом был двоюродный брат. 5-6 часов я провел в больнице, мне капали лекарство, уменьшающее боль в позвоночнике. В Москве сказали, что надо лежать в больнице и лечиться. Там сделали томографию. Было смещение и перелом позвоночника. По молодости решил не обращать внимание на боль. В надежде, что мне станет лучше, я пролежал дома два месяца. На лечение бригадир дал около 20 000 рублей. Больше он ничего не дал».

Но Беку не стало лучше. Однажды во время прогулки по городу у него резко снизилась температура и в нижней части спины выступил гной. На следующий день после того, как ему очистили и перевязали поясницу, у него начал опухать живот. Тогда знакомые посоветовали ей поехать на лечение в Кыргызстан. Таким образом, спустя почти три месяца после несчастного случая на стройке в Москве, Бек вернулся на родину

«Более двух месяцев я провел в больнице Джалал-Абада. Сделали томографию, еще что-то, но не выяснили. Наконец приехала комиссия из Оша, и когда сделали УЗИ, то оказалось, что сломаны не только два позвонка, но повреждены еще пять. Меня направили в Бишкек, я снова лег в больницу. Месяц меня лечили, укрепили здоровье и сделали операцию. Но это не дало результата. Так меня прооперировали три раза. Мой младший брат прилетел из Москвы и 3,5 года был рядом, помогал мне. После третьей операции очнулся в реанимации, помню, что с испугу дернул резко ногой, с тех пор правая нога перестала двигаться. Врачи сделали все, что могли, но мне не стало лучше. Сейчас сухожилие на ноге все еще разорвано. Я вернулся в Джалал-Абад и пролежал там в больнице больше двух лет, уже не знал, что мне делать. Сейчас у меня до сих пор сломаны позвонки, тазовые кости, а кости ноги гниют. Мне сказали, что после десятичасовой операции в Турции, если установят искусственные позвонки, то я смогу ходить и жить. Через шесть месяцев сделают операцию на ноге. Если я не смогу ходить, мне поставят протез. Сказали, что цена двух операций 35 тысяч долларов. Сейчас на операцию на позвоночнике нужно 28 тысяч долларов. До этой суммы не достает 15 000 долларов».

This image contains sensitive content which some people may find offensive or disturbing.
Последствия травмы Бека Шерикул уулу.
Последствия травмы Бека Шерикул уулу.
This image contains sensitive content which some people may find offensive or disturbing - Click to reveal
Последствия травмы Бека Шерикул уулу.

«Мама переживала за меня и не заметила, что сама тяжело больна»

Так как Бек не мог ходить и все время находился в больнице, то его родителям, младшему брату и сестрам пришлось поехать на заработки Москву, чтобы собрать деньги на лечение. Однако, работая, чтобы вылечить сына, его мать не заметила, что сама тяжело заболела. Бек, так и не сумев восстановить здоровье, лишился и матери.

«Видя мое состояние, мама плакала, и в 2018 году уехала работать в Москву. Она хорошо там работала. Оказалось, что через два-три месяца после приезда она заболела. Она копила деньги на лечение сына и не обращала внимания на свое здоровье, она даже не обращалась в больницу. Мы попытались сделать здесь все, что могли. К сожалению, было уже поздно. У нее на шее была шишка. Однажды, когда я позвонил отцу, он сказал: «Если хочешь, чтобы твоя мама осталась жива, молись». Оказалось, что в это время моя мама уже впала в кому. Моя мама 1975 года рождения, зарабатывала тем, что убиралась в доме. Было непросто привезти тело нашей мамы из Москвы, мы заняли много денег, смогли рассчитаться только спустя год после похорон. Мужчине очень тяжело, мы сами сказали отцу, и он женился. Мы подумали, что кто-то должен будет позаботиться об отце, когда мы все вырастим, а сестренки выйдут замуж. Сейчас он в Кыргызстане. Вот так я и сам заболел, потерял маму и лишился поддержки».

Бек не может работать, ему помогают родные, покупают лекарства. Бек пытался работать самостоятельно, водил такси. Однако это оказалось очень сложно, и он вернулся в родное село.

«Сейчас я в Джалал-Абаде. Мне помогают мои сестренки, младший брат и друзья. На лекарства и препараты уходит 60-70 тысяч сомов в месяц, получаю массаж, физиотерапию. Поставили диагноз – туберкулез костей. От употребляемых лекарств на протяжении 3,5 лет я страдаю от аллергии. У меня сейчас плохо работает система кровообращения. Продолжаю худеть несмотря на то, что принимаю пищу. Тело не выпрямляется, уже полтора года хожу на костылях. Мне трудно ходить. Фактически врачи сказали, что ходить нельзя, нужно лежать в постели».

Если бы мигранты знали свои права…

По российскому законодательству ответственность за несчастные случаи на производстве несет работодатель. Если работник получил травму и ему причинен ущерб, работодатель обязан выплатить компенсацию. Но в этом случае необходимо вызвать скорую помощь и полицию. Бек не знал этого правила, когда с ним произошел несчастный случай на стройке.

«Мы же дети, выросшие в селе, не понимаем многих вещей. В то время я и русский язык плохо знал. Впервые приехал в Москву. Ни к кому не обращался. Моя единственная вина заключалась в том, что по молодости понадеялся на выздоровление и так и ходил. В детстве, когда мы падали на улице, дрались, ломали руки-ноги, то мы шли к костоправу, и он все быстро ставил на место. У меня и была мысль, что пойду к костоправу и выправлю. Я и к лекарям ходил, они тоже пытались выправить поясницу, а теперь думаю, что, возможно, поэтому я усугубил болезнь. У меня даже не было понятия о защите моих трудовых прав. Даже когда мама умерла, с их стороны не было помощи, мы за все заплатили, все расходы понесли сами. Тот, кто работает, может и здесь заработать деньги и без всякой Москвы. Вижу много соотечественников и родных, которые по молодости в Москве работали, а теперь вернулись и болеют. Я бы посоветовал им работать у себя на родине».

Бек Шеримбек уулу.
Бек Шеримбек уулу.

Юрист, работающий с мигрантами в России, с которым связался «Азаттык» (имя не разглашается из соображений безопасности – ред.), отметил, что трудовые права большинства мигрантов не защищаются.

«В Трудовом кодексе написано, что во время работы, когда человеку идет на работу, или даже возвращается на автобусе с работы, то ответственность несет предприятие. Это считается несчастным случаем на производстве. Руководители и сотрудники предприятий часто пользуются тем, что наши соотечественники не знают законов и своих прав. В некоторых случаях генеральный директор даже не знает о случившемся. Чтобы не получить выговор и не лишиться работы, они не сообщают о случившемся и решают все сами», – отметил юрист, с которым связался «Азаттык».

В семье Бек, старший из четырех братьев, перед отъездом в Москву, отучился на повара, помогал матери. Он рассказал, что мечтает поправить здоровье, работать по профессии, жениться и завести детей.

«Раньше братишка и сестренки, мы все были вместе, мама готовила еду и звала нас, мы все вместе сидели радовались и смеялись. С тех пор как я заболел, мы лишились такой благодати. Потому что даже если ты придешь домой, там никого нет. Нет той благодати, словно свет в доме погас. С тех пор как я заболел, мы все подались в разные стороны. Я не видел, как росли мои сестренки. Говорят, что за каждой трудностью следует что-то хорошее. Оказывается, человек не поймет, насколько он счастлив, пока не столкнется с трудностями. Когда я мог сам ходить, я мечтал о другом, а сейчас думаю совершенно о другом. Хочу жениться и жить своей семьей. Если рядом с мужчиной есть человек, который поддержит и скажет, что ему все по плечу, то мужчина все сделает же. Хочу встать на ноги и приносить пользу людям. Я сейчас держусь только потому, что есть люди, они говорят теплые слова и поддерживают меня. Жизнь коротка, сегодня я жив, а что будет со мной завтра, только богу одному известно… Я должен поставить на ноги сестренок и братишку. Планирую выдать их замуж, женить и жить счастливо в родном селе».

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG