Ссылки для упрощенного доступа

18 июня 2024, Бишкекское время 21:05

«Надеваем на сыновей хиджаб и прячем их». Кыргызские женщины в Сирии


Кыргызские подростки в сирийской тюрьме для несовершеннолетних.
Кыргызские подростки в сирийской тюрьме для несовершеннолетних.

В исправительных учреждениях и тюрьмах для подростков в Сирии содержатся около 9 тысяч человек. Среди них есть и кыргызстанские дети. Они родились в Кыргызстане и были увезены в Сирию со своими родителями еще в детском возрасте.

Три женщины, с которыми нам удалось поговорить, рассказали о случаях, когда курдские отряды посещали лагеря и забирали детей-подростков старше 12-14 лет. «Азаттык» расскажет о судьбе некоторых из этих детей.

Нурмухаммед. Фото сделано в 2019 году,
Нурмухаммед. Фото сделано в 2019 году,

Это фото 20-летнего Нурмухамеда, который находится в заключении в одной из тюрем Сирии. У его матери - Адины - есть только это фото сына, сделанное пять лет назад.

«Этот снимок сделан с видео осенью 2019 года, когда я была в лагере Аль-Хол. Женщины в лагере ищут на снятых в тюрьме видео своих мужей и сыновей. Тогда я тоже увидела на этом видео своего сына и сфотографировала. До этого я пять месяцев жила, не зная, жив он или мертв».

Нурмухамеду было всего 13 лет, когда его увезли в Сирию. Его отец и младший брат погибли на войне, а мать вместе с братьями и сестрами в прошлом году вернулась на родину.

Судьба Нурмухамеда неизвестна

«В начале марта 2019 года во время бомбежки погиб мой младший сын. 14 марта я потеряла мужа. В тот день мой старший сын пошел искать еду и не вернулся. Я с тремя детьми пряталась в окопе. Там нас взяли в плен и доставили в лагерь Аль-Хол. Позже я узнала, что моего сына арестовали и он находится в тюрьме. До 2022 года от сына пришло 3-4 письма. В прошлом году я не получила ни одного».

До отъезда в Сирию Нурмухамед учился в одной из школ Оша. Занимался борьбой, ездил на соревнования в Турцию. По словам его матери, подросток не знал, что отправляется в зону боевых действий в Сирии. Адина смотрит на фотографию сына тех лет и часто вспоминает.

«Характер у него спокойный, сдержанный. Даже в тот день он же сказал, что пойдет искать еду для братьев и сестер. Мой сын стал жертвой ошибок взрослых людей. Вырос, ничего не видя и не зная. Мы с мужем взяли с собой пятерых детей и поехали в 2017 году в сирийский город Ракка. Мне до сих пор непонятно, кто обманул моего мужа, и как он отвез нас туда. Все пятеро моих детей – граждане Кыргызстана, они родились здесь. С одной стороны, я рада, что прошлой осенью приехала в Кыргызстан, а с другой стороны, у меня сердце кровью обливается из-за того, что мой ребенок остался там. Кыргызские власти ответили, что «не нашли его в тюрьмах». Я каждый день думаю о сыне, молюсь о нем. Моя свекровь писала письма вплоть до президента. Если нам дадут какую-то возможность привезти его, мы думаем, что мы и на проезд деньги найдем».

Нурмухаммед. 2017 год.
Нурмухаммед. 2017 год.

Адина рассказала, что из лагеря в Сирии, где она жила, курдские отряды обычно забирают мальчиков в подростковом возрасте.

«Я до сих пор не понимаю причину этого. Одному из моих сыновей, который приехал со мной, сейчас 11 лет. Когда ему исполнилось 10, я не спала ночами, сторожила его. Те, кто следил за мальчиками, приходили и днем, и ночью. Женщины, чтобы защитить своих сыновей, надевали на них платья и хиджабы. Летом все открыто, и дети издалека видят курдов и убегают. Зимой многие не успевают и попадаются. Но в каждой палатке женщина, у которой растет сын, готовит сумку. Если возникает опасность, то сын хватает ее и бежит».

«Мать умерла, не дождавшись сына»

Исправительное учреждение для несовершеннлетних в Сирии.
Исправительное учреждение для несовершеннлетних в Сирии.

Это фото сделано в 2019 году в исправительном учреждении для несовершеннолетних в Сирии. Один из подростков, высунувших голову из окошка, — Айтбек (имя изменено). Сейчас ему 15 лет.

Айтбек тоже был увезен в Сирию родителями, когда ему было восемь лет. Его из лагеря Аль-Хол забрали курдские отряды и поместили в исправительное учреждение. Мать Айтбека умерла прошлой зимой. Но подросток еще не знает об этом.

«В прошлом году вместе с моей дочерью вернулась мать Айтбека с четырьмя детьми. Ее сын остался в Сирии. Женщина ждала сына и просила вернуть его. Помню, она сказала: «Если бы я знала, что мой сын не приедет, то я бы не вернулась». Но, кажется, что она уже там заболела. Она умерла, ожидая сына. О судьбе Айтбека никому не известно. У меня сохранилось видео, где ему 9-10 лет. Кыргызский мальчик самый худой и маленький среди детей в этом учреждении. Видно, что он высунул голову и ищет кого-то».

Хамида Якубова как глава комитета родителей, ждущих возвращения своих дочерей, уехавших в Сирию, уже несколько лет обращается к властям с просьбой вернуть женщин и детей, находящихся в зоне боевых действий.

Хамида Якубова.
Хамида Якубова.

«Мы и до этого обращались по этому вопросу в ГКНБ. В чем вина этих детей? Кыргызские власти нам отвечают, что «не нашли детей в тюрьмах». Они родились в Кыргызстане и поехали туда в подростковом возрасте. Женщины в лагере рассказали мне о проблеме мальчиков. Мы и с дочерью разговаривали. Женщины рассказали, что курды забирают у них мальчиков, когда им исполняется 10-12 лет. Сначала забирали детей 15-16 лет, но постепенно стали забирать и детей 8-10 лет. Женщины прячут своих детей и защищают их, насколько это возможно. Как мне рассказали, их сначала отправляют в колонию для несовершеннолетних, а затем во взрослую тюрьму. На это есть несколько причин. Они думают, что мальчики вырастут и выйдут из под контроля. В то же время это может быть связано и с тем, что дети достигают половой зрелости. Они не хотят, чтобы число людей в лагере увеличивалось».

«Семь лет прячу сына в палатке»

Граждане Кыргызстана находятся в лагерях Аль-Холь и Родж на севере Сирии. «Азаттык» связался с женщиной, которая содержится вместе с двумя сыновьями в лагере Родж.

«Прошло семь лет с тех пор, как я попала в этот лагерь. Моему старшему сыну было 13 лет, младшего носила в животе. Они оба выросли здесь. Его детство прошло в этих палатках. Когда мы приехали в лагерь, то мой сын еще бегал вовсю. Он здесь играл и занимался чем-то, но потом повредил обе ноги».

Дети в лагере Родж в Сирии.
Дети в лагере Родж в Сирии.

Эта женщина также рассказала, что обычно, когда мальчики в лагере достигают половой зрелости, курдские вооруженные отряды выявляют их и отправляют в центр содержания несовершеннолетних.

«Говорят, что детей до 18 лет отправляют в тюрьму для подростков, а затем во взрослую тюрьму. Есть и мужской лагерь. Мы сами думаем, что мальчиков забирают, когда они достигают половой зрелости, чтобы мужчины и женщины не общались и не вступали в отношения. Бывают случаи, когда женщины надевают на сыновей хиджаб, чтобы защитить их. Курды по походке могут определить, девушка это или парень. Я не выпускаю сына из палатки, прячу его. У него загноились ноги. Он не может самостоятельно выйти на улицу. Сидит в этой палатке и играет со своим младшим братом. Дети не развиваются, потому что не учатся и не получают образования. Взрослый уже, а ведет себя как маленький ребенок. Они не видели жизни. Все, что они видели, это лагеря Сирии».

Эта женщина с нетерпением ждет того дня, когда отправится в Кыргызстан со своими двумя сыновьями. Ее муж находится в мужском лагере.

«Они иногда отвозят нас в мужской лагерь, чтобы увидеться с нашими мужьями. В лагере есть женщины, которые работают. Заработанные деньги они отправляют своим сыновьям в лагерь или тюрьму. И ждут от них писем. Между собой мы говорим, что отправляемся в паломничество в мужской лагерь. Теперь, когда мой младший сын подрастает, я молюсь о его благополучии. Хочу вернуться в Кыргызстан с сыновьями».

Лагеря в Сирии

Аль-Хол – крупнейший лагерь, расположенный на северо-востоке Сирии. В 2019 году в нем содержалось около 70 тысяч человек. По данным Вашингтонского института ближневосточной политики за 2023 год, в лагере содержатся около 50 тысяч человек. 90% из них – женщины и дети. Согласно информации института, 23% находящихся в лагере – дети до пяти лет, а 42% – подростки в возрасте от пяти до 18 лет.

Лагерь Аль-Хол.
Лагерь Аль-Хол.

Глава Центрального командования США генерал Майкл Курилла в интервью «Азаттыку» в 2022 году назвал ситуацию в Аль-Холе «бомбой замедленного действия».

«Эта ситуация является бомбой замедленного действия – в лагере находится около 57 000 человек из более чем 60 стран, многие из которых дети или жены членов ИГИЛ. Условия в лагере ужасные. Многие люди в лагере чувствуют себя брошенными международным сообществом, и это чувство только подталкивает их к экстремистским группировкам. Лагерь продолжает расти, женщины часто беременеют. По факту, в Аль-Холе каждый месяц рожает 100 женщин. В будущем это может стать очагом чего-то опасного», – отметил тогда американский генерал.

И добавил, что единственно правильным решением этой проблемы лагеря Аль-Хол является это репатриация людей на родину, реабилитация и реинтеграция.

Еще один лагерь Родж, где также содержатся кыргызские женщины, расположен недалеко от Аль-Хола. Представители ООН отмечают, что в этих лагерях существует множество гуманитарных проблем, таких как нехватка продовольствия, чистой воды, образования и здравоохранения.

Исследование, проведенное год назад институтом в Вашингтоне, выявило, что с 2019 года мужчины и подростки, связанные с экстремистской группировкой «Исламское государство», содержатся под стражей более чем в двадцати временных тюрьмах Сирии. В ходе исследования выяснилось, что, несмотря на требование поместить детей-подростков в специально открытые реабилитационные центры, большинство из них находится в тюрьмах с тяжелыми условиями. По данным на сентябрь 2023 года, число мужчин в тюрьмах составляет около 9 тысяч. Пять лет назад их число достигало 10 тысяч.

Возвращение на родину

Месяц назад из лагерей в Сирии вернулись на родину 432 кыргызстанца, в том числе 303 ребенка.

Марат Иманкулов, секретарь Совета безопасности Кыргызстана, в недавнем интервью «Азаттыку» отметил, что возвращение женщин и детей из лагерей в Сирии и Ираке является «прямой обязанностью государства».

Марат Иманкулов.
Марат Иманкулов.

«Было около 800 граждан, вступивших в террористическую организацию в Сирии. Многие умерли там, на войне. Некоторые уехали со своими семьями. Они находились в курдских лагерях, остались там. В четыре этапа мы привезли более 600 из них. Сейчас мы интегрируем их в общество. До этого мы отправили домой тех, кого привезли в предыдущие три этапа. Они находятся со своей семьей, родственниками. Один из тех, кого мы привезли недавно, находится в центре «Алтын балалык». Скоро привезем еще 300 человек. Эту работу мы ведем при непосредственной политической воле нашего президента. Они наши граждане. Они живут в лагерях без санитарных и других условий. В чем вина маленьких детей? Среди них есть те, кто родился там, подростки, уехавшие отсюда, есть и матери. Надо привезти их сюда и интегрировать в общество. Их возвращение – прямая обязанность нашего государства».

По данным ГКНБ, в 2018 году в зоны боевых действий Сирии выехали 850 граждан Кыргызстана, из них 150 погибли. Сообщалось, что около 140 граждан Кыргызстана, присоединившихся к террористическим организациям, – женщины. Их родственники сообщили, что большую часть молодых женщин увезли мужья. Позже часть из них попала в лагеря для беженцев.

В МИД сообщили, что определен список кыргызстанцев, состоящий из 200 женщин и 400 детей, находящихся в тюрьмах Ирака и Сирии.

С 2021 года правительство начало привозить оттуда женщин и детей в рамках гуманитарной миссии «Мээрим». Реабилитация женщин и детей, репатриированных из Сирии и Ирака, поручена Министерству труда, социального обеспечения и миграции. С вернувшимися в Кыргызстан в специальном центре два-три месяца работают психологи, теологи, социальные и медицинские работники. Позже их передают родственникам.

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG