Ссылки для упрощенного доступа

18 июля 2024, Бишкекское время 04:24

«Думаем взять в семью детей постарше». История семьи, усыновившей трех детей


Семья Абдыралиевых.
Семья Абдыралиевых.

В семье Абдыралиевых трое детей. Все они усыновленные, и супруги не скрывают это ни от общественности, ни от самих детей. Они считают, что дети имеют право знать о своем прошлом, а с окружающими нужно делиться информацией, которая может быть полезна тем, кто стал родителем для брошенных детей.

Марии и Эдильбеку по 30 лет. У молодой пары уже трое детей – Керим, Дамир и Таир. Младшие Дамир и Таир – двойняшки. Все дети были усыновлены парой в младенческом возрасте.

«Этим детям нужна была семья»

Мария - по специальности педагог. Она всегда работала с детьми, а во время работы в детском доме решила для себя, что в будущем усыновит ребенка.

«С будущим мужем мы вместе работали в благотворительном фонде. Потом мы начали встречаться, а перед женитьбой решили, что будем усыновлять ребенка. Это было в планах, но специально мы не искали ребенка. Но так получилось, что в нашей жизни возникали ситуации, когда ребенку надо дать семью. Такие случаи происходили, потому что мы работаем в этой сфере, помогаем общественным фондам, занимаемся благотворительностью, волонтерим, и люди нас знают. Например, когда я была волонтером в отделении патологии, я очень прикипела к одному мальчику, ему на тот момент было два годика. Я предложила мужу усыновить его, но оказалось, что у него уже были потенциальные родители. Мы очень расстроились, а потом буквально через пару недель мы встретили нашего старшего сына», - рассказала Мария.

Старшему ребенку – Кериму – сейчас 5 лет. Когда он родился, от него отказалась мама. По рассказам Марии, девушка, находившаяся в трудных жизненных обстоятельствах, сама обратилась к супругам и попросила помощи. Она написала отказную в пользу Марии и Эдильбека, так они и стали родителями в первый раз.

В прошлом году пара стала родителями во второй раз. К Марии и Эдильбеку вновь обратились за помощью – нужно было помочь новорожденным двойняшкам, находившимся в больнице. Помогая им, супруги узнали, что детей изъяли из семьи и должны лишить их мать родительских прав. Пара решила усыновить этих детей, собрала необходимые документы и забрала малышей домой.

«Врачи говорили, что они очень тяжелые, было очень много диагнозов всяких разных – дисплазия тазобедренных суставов, энцефалопатия, гипертонус и еще другие болезни. Сначала мы боялись, что не потянем финансово, вдруг нужны будут сложные операции, а мы их не сможем оплатить. Но мы верующие люди, решили, что Бог нам поможет. Они родились недоношенными. Сейчас им год и три месяца. В течение года мы очень много лечились, ходили по разным врачам. Самый первый невропатолог нам сказала, что они возможно вообще не будут ходить. Но они развиваются очень хорошо, ползают, делают первые шаги», - говорит мама малышей.

Все сложности по уходу за тремя детьми Мария разделяет с супругом. По ее словам, семью очень поддерживают и помогают во всем бабушки и дедушки с обеих сторон.

Отец детей Эдильбек берет на себя столько же обязанностей по уходу за детьми, сколько его супруга, а благодаря гибкому графику работы он много времени проводит с детьми. Именно он был инициатором усыновления младших сыновей-двойняшек.

«С детства у меня было особое отношение к более слабым, к детям, к тем, кто младше меня и слабее. Когда мы еще дружили с Марией, у нас зашел разговор о том, можем ли мы взять ребенка. Я сказал: почему нет? Так и решилось. Насколько сложно? С любым ребенком сложно, но если любишь, то уже неважно, родной ребенок или нет, здоровый или нет. Для меня дети важнее, чем чужое мнение, возможно, какое-то осуждение. Люди поговорят и забудут, а для меня важнее мои дети», - сказал Эдильбек.

Мария и Эдильбек отмечают, что у них нет цели усыновить всех сирот или отказников, но не исключают, что, если на их жизненном пути встретятся дети, которым необходима любящая семья, они могут снова решиться на усыновление. Мария добавила, что хотела бы, чтобы это были уже взрослые дети, а не новорожденные, так как чаще всего именно дети постарше надолго остаются в детских домах – мало кто хочет брать на себя ответственность за воспитание уже сформировавшейся личности.

В обществе бытует мнение, что государство усложняет процедуру усыновления, из-за чего многие граждане, желающие усыновить ребенка, не достигают своей цели. Однако Мария, имея опыт усыновления считает, что это не так. Она отмечает, что сложностей в сборе необходимых документов и прохождении всех предусмотренных законом проверок, нет.

«Если с государством быть честным, говорить все как есть, то тебе идут навстречу. У нас ни разу не просили взяток, не гоняли туда-сюда, мы со всеми госорганами сотрудничали и делали все по закону. С Керимом мы пошли в соцопеку, объяснили ситуацию и нас проконсультировали, что нужно делать, чтобы все было по закону. С двойняшками мы тоже быстро собрали все документы, после того, как суд лишил их мать родительских прав. Так что с этим проблем нет. Пройти процедуру не сложно, но сложно найти ребенка. В базе в основном взрослые дети, маленьких очень мало, и почти все они с различными диагнозами. Проблема в том, что многие маленькие дети надолго остаются без статуса. В базе их нет, а в детский дом приедешь – их там много. Дело в том, что даже если родители решили отказаться от ребенка, он не сразу попадает в базу для усыновления, потому что есть родственники, которые могут стать потенциальными опекунами. Но они могут годами не забирать ребенка, и он так и растет в детских домах без статуса. Таких называют социальными сиротами или еще детьми-призраками. И усыновить их никто не может, потому что их нет в базе», - отметила Мария.

«Дети имеют право знать о своем прошлом»

История семьи Абдыралиевых необычна не только тем, что Эдильбек и Мария усыновили троих детей, но и тем, что супруги решили не скрывать этого факта от детей.

Старший ребенок семьи Керим знает о том, что он был усыновлен. Родители рассказали ему об этом в прошлом году, когда решили усыновить двойняшек.

«Мы для себя приняли это решение, что мы хотим строить отношения на правде. Когда-нибудь пришлось бы обманывать ребенка, когда он подрос бы и начал спрашивать, как он родился, где родился и так далее. Во-вторых, мы считаем, что ребенок имеет право знать свое прошлое, свою историю. Плюс рано или поздно, как мне кажется, все равно любой ребенок узнает о том, что приемный. Он может случайно найти документы, попасть в больницу и узнать, что группа крови родителей не совпадает с его и так далее, могут случиться разные ситуации. Я считаю, что усыновление не должно быть закрытой темой, чем-то плохим. Ребенку нужно дать понять, что это нормально, что он усыновлен, объяснить ему, что кто-то появляется в семье через рождение мамой, а кто-то появляется как-то по-другому. Ребенок ведь будет чувствовать, что раз родители скрывают от него факт усыновления, то значит с ним что-то не так? Это еще хуже. Мы хотим, чтобы наши дети росли психологически здоровыми личностями, чтобы они были уверены, что их самодостаточность и наша любовь к ним не подвергается сомнениям в зависимости от того, что они рождены нами или рождены кем-то другим», - считает Мария.

У всех троих детей Эдильбека и Марии есть биологические матери и родственники, с которыми они могут общаться. С мамой Керима связь со временем потерялась, но родители говорят мальчику, что помогут ему, если он в будущем захочет найти биологических родителей и родственников. С мамой младших детей семья не общается, она лишена родительских прав, но у малышей есть бабушка и старший брат, с которыми семья время от времени встречается, чтобы они могли увидеть двойняшек.

«Я считаю, что мать, какая бы она ни была, она все равно остается матерью. Почитай отца и мать. Не говорится ведь, что почитать надо только хорошую мать или только достойного отца. Знать, кто твои родители, помогает детям исцелиться внутренне, помогает простить их, не держать злобу в себе. Например, мать Керима была в сложных обстоятельствах, и мы ему объясняем, что так получилось, так бывает, к сожалению, в жизни. И так будет до конца наших дней, мы ничего изменить не можем, но можем это принять и простить», - считает Мария.

Мария решила не скрывать то, что она приемная мать, и от общественности. На своей странице в «Инстаграме» она рассказывает о своем опыте, потому что хочет помогать людям, решившимся усыновить ребенка.

Блог Мария начала вести, когда поняла, что у приемных родителей очень много вопросов, ответы на которые могли бы им помочь правильно выстроить отношения с детьми.

«В кругу знакомых стала сталкиваться с людьми, которые усыновили ребенка, и не знали как об этом сказать ребенку, нужно ли вообще говорить об этом, должен ли он общаться с родственниками. Вообще куча вопросов вокруг этой закрытой темы. Я решила, что раз у меня есть опыт, то нужно им делиться, говорить об этом ради того, чтобы другие родители могли адекватно воспринимать эту тему и адекватно воспитывать своих детей. Если я как-то помогу хотя бы одному ребенку, получается, что все это я делаю не зря. Мне уже пишут, что прочитали мой блог и решились рассказать своему ребенку про усыновление. Они говорят, что, конечно, было столько слез, но после них отношения с ребенком вышли на новый уровень. Меня это очень вдохновляет. Конечно, есть и хейт, много чего пишут: зачем это рассказывать, счастье любит тишину, почему не рожаешь сама, зачем взяла больных детей и так далее. Когда меня захейтили в первый раз, я закрыла аккаунт, было тяжело. Потом с мужем поговорили и я поняла, для чего я это делаю, какая у меня цель, а диванные критики будут всегда», - рассказала Мария.

Мария хочет помогать другим усыновителям, думает над тем, чтобы основать клуб для приемных родителей, где они могли бы общаться друг с другом, поддерживать и делиться опытом.

Мария считает, что нужно заранее готовиться к тому, чтобы усыновить ребенка, взвесить все «за» и «против», быть морально готовым к тому, что придется столкнуться с разными сложностями на разных этапах воспитания ребенка и грамотно подходить к этому процессу, чтобы оградить и себя, и ребенка от психологических травм.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG