Ссылки для упрощенного доступа

15 Октябрь 2018, Бишкекское время 17:23

Казахстан-Узбекистан. Дух соперничества в атмосфере сотрудничества?


Внешнеполитические инициативы президента Узбекистана Шавката Мирзияева и проводимые им внутри страны реформы могут существенно усилить позиции Ташкента, считают эксперты. Поборется ли Ташкент с Астаной за лидерство в Центральной Азии?

15 марта в Казахстане официально открывается Год Узбекистана. В этот же день в Астане встречаются президенты Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана — Нурсултан Назарбаев, Сооронбай Жээнбеков, Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзияев. Во встрече также участвует и представитель Туркменистана — председатель меджлиса Акджа Нурбердыева.

Автором интеграционных идей на постсоветском пространстве и инициатором встреч на высшем уровне по вопросам сотрудничества на протяжении двух с лишним десятилетий традиционно выступал Нурсултан Назарбаев. Однако нынешняя встреча в Астане, похоже, - не его задумка. За день до этого «саммита с широкой повесткой» пресс-служба президента Узбекистана распространила сообщение о том, что встреча в Астане проводится «по предложению Шавката Мирзияева», которое было «поддержано» всеми странами региона, а Казахстан предложил площадку в своей столице.

60-летний Шавкат Мирзияев, вставший у руля Узбекистана после смерти первого президента Ислама Каримова в 2016 году (при котором в 2000-х страна взяла курс на самоизоляцию), назвал улучшение отношений с соседями одним из главных внешнеполитических приоритетов.

Президент Узбекистана Ислам Каримов танцует на праздновании Дня независимости. Справа - Шавкат Мирзияев, на тот момент премьер-министр страны. Ташкент, 31 августа 2007 года.
Президент Узбекистана Ислам Каримов танцует на праздновании Дня независимости. Справа - Шавкат Мирзияев, на тот момент премьер-министр страны. Ташкент, 31 августа 2007 года.

Демонстрируемые Мирзияевым шаги к открытости и проводимые им реформы внутри страны позволяют некоторым внешним наблюдателям говорить, что Узбекистан в ближайшем будущем может существенно усилиться и, возможно, побороться с Казахстаном за неофициальный статус регионального лидера.

СОПЕРНИЧЕСТВО БЫЛО И БУДЕТ?

Соперничество между Казахстаном и Узбекистаном активизировалось в 1990-е годы, когда ходили разговоры о своего рода борьбе за лидерство между Назарбаевым и Каримовым, а экономики двух стран тогда были относительно сопоставимы. Но затем Узбекистан стал более и более «закрываться», тогда как Казахстан придерживался «многовекторной» политики, привлекая инвестиции из-за рубежа. Когда Каримов умер осенью 2016 года, валовой внутренний продукт Узбекистана на душу населения, по некоторым данным, составлял чуть более шести тысяч долларов; в Казахстане данный показатель тогда — почти 25 тысяч долларов.

Патриарх казахстанской политики 80-летний Серикболсын Абдильдин, который еще при советской власти занимал высокие государственные должности, а в 1991–1993 годах возглавлял Верховный совет Казахстана, вспоминает, что конкуренция между двумя странами была и в советское время (когда тогдашний многолетний первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Динмухамед Кунаев был членом политбюро ЦК КПСС, а его узбекский коллега Шараф Рашидов был только кандидатом в члены политбюро). Благодаря освоению целинных земель в Казахстане, республика стала мощной зерновой и кормовой базой, что повлекло успехи в животноводстве; наблюдался промышленный рост — эти и другие факторы способствовали тому, что в экономическом отношении Казахстан опередил Узбекистан, отмечает доктор экономических наук Серикболсын Абдильдин.

Политик и экономист Серикболсын Абдильдин в своем офисе. Алматы, 19 октября 2016 года.
Политик и экономист Серикболсын Абдильдин в своем офисе. Алматы, 19 октября 2016 года.

После распада СССР лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев выдвинул инициативу объединения образовавшихся центральноазиатских государств.

— Я в этих встречах тоже участвовал — и в Алматы, и в Ташкенте. По большому счету, конечно, между Нурсултаном Назарбаевым и Исламом Каримовым стоял вопрос: кто должен возглавить этот центральноазиатский союз? Разные варианты были — об этом долго рассказывать… Позднее Назарбаев еще раз заявил, что надо объединиться. А Каримов совершенно определенно заявил, что страну, которая 70 процентов своего богатства продала иностранцам, он не может назвать соседом и не может помогать в образовании центральноазиатского союза, — вспоминает Серикболсын Абдильдин.

Президент Узбекистана Ислам Каримов (слева) с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым на канатной дороге во время отдыха на горнолыжном курорте Шымбулак. Алматы, 6 января 2001 года.
Президент Узбекистана Ислам Каримов (слева) с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым на канатной дороге во время отдыха на горнолыжном курорте Шымбулак. Алматы, 6 января 2001 года.

Натянутые отношения между Назарбаевым и Каримовым делали интеграцию невозможной, говорит Абдильдин. Что же касается взаимоотношений Назарбаева и Мирзияева, то каждый из них преследует интересы своего государства, утверждает Абдильдин. Говоря об экономической перспективе Узбекистана, Абдильдин подчеркивает, что там неплохо развит малый и средний бизнес. В стратегической перспективе, считает Абдильдин, именно малый и средний бизнес — если ему создать благоприятные условия, а Мирзияев, похоже, именно к этому стремится — может стать той широкой экономической базой, которая способна обеспечить улучшение благосостояния граждан.

СОПЕРНИЧЕСТВА НЕ БУДЕТ?

Заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Санат Кушкумбаев говорит Азаттыку, что у Узбекистана огромный потенциал и действия Шавката Мирзияева ориентированы на его раскрытие.

— Когда говорят, что это «большая густонаселенная страна», «большая экономика», — за всем этим стоят реальные показатели и цифры. Это 32-миллионное население, это центральное положение, это довольно благоприятные климатические особенности, это огромный потенциал в сельском хозяйстве, промышленный потенциал, — говорит Санат Кушкумбаев.

Санат Кушкумбаев, заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ).
Санат Кушкумбаев, заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ).

Изменения во внешней политике Узбекистана продиктованы, по словам Кушкумбаева, духом сотрудничества в плане того, чтобы оптимизировать и прагматизировать все связи Узбекистана с внешним окружением и прежде всего с соседними центральноазиатскими странами. Все те меры, которые сейчас принимаются и внутри страны, и на внешней арене, прагматичны и синхронизированны, утверждает Кушкумбаев, отмечая укрепление добрососедских отношений и расширение экономических связей Узбекистана с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном.

На вопрос, может ли Узбекистан в обозримом будущем догнать Казахстан по главным экономическим показателям, Санат Кушкумбаев отвечает:

— Почему бы и нет — довольно трудоспособное население, большой потенциал. Мы знаем, что благополучие современных государств базируется прежде всего на человеческом капитале, на людях. Всё остальное — это приложение. При этом он тоже довольно богат на природные ресурсы — газы, металлы, то есть в наличии и ресурсные потенциалы, теплый климат, земельные ресурсы и так далее. В этом плане, конечно, у Узбекистана есть все возможности.

Успехи Узбекистана, как полагает Кушкумбаев, будут способствовать успехам соседних стран, в том числе и в вопросах безопасности.

Вопрос о том, могут ли по мере наращивания экономического потенциала Узбекистана у президента Мирзияева появиться лидерские амбиции регионального масштаба, Санат Кушкумбаев считает некорректным.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (слева), президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (в центре) и президент Казахстана во время беседы в кулуарах саммита «США — Исламский мир». Эр-Рияд, 21 мая 2017 года.
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (слева), президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (в центре) и президент Казахстана во время беседы в кулуарах саммита «США — Исламский мир». Эр-Рияд, 21 мая 2017 года.

— Следует отметить, что у нас нет каких-то крупных проблем, которые могли бы стать препятствием для наших отношений. Наша государственная граница делимитирована. Соответственно, у нас нет политических преград и препятствий. Есть общие вызовы и проблемы. Например, вододеление, сельское хозяйство. Есть вопросы, связанные с безопасностью — национальной, региональной. Сидим, образно говоря, в одной лодке. Только там — пять пассажиров, — говорит Кушкумбаев.

Усиление субъектов Центрально-Азиатского региона не ослабляет, по его словам, национальные суверенитеты, а, наоборот, является путем к усилению национальной безопасности субъектов в современном глобализирующемся мире — через укрепление региональной безопасности. Сейчас время пришло к центростремительной тенденции, заключает Санат Кушкумбаев.

Политолог Рустам Бурнашёв утверждает, что Узбекистан не ставит своей задачей догнать или перегнать Казахстан по той причине, что страны развиваются в разных экономических плоскостях. Общий объем валового национального продукта, по его словам, ни о чем не говорит. Перед узбекским руководством, по его словам, стоит вопрос о том, чтобы снизить социальное давление.

Политолог Рустам Бурнашёв. Алматы, 25 февраля 2014 года.
Политолог Рустам Бурнашёв. Алматы, 25 февраля 2014 года.

Что же касается вопроса о том, что сегодня президент Мирзияев ведет себя перед президентом Назарбаевым как «младший брат», то, как говорит Бурнашёв, в этом нет ничего плохого, а будущее он не может предсказать.

— Понятно, что Мирзияев — восточный человек, и понятно, что Назарбаев старше его и по возрасту, и по сроку пребывания на посту президента. Соответственно, Мирзияев оказывает уважение лидеру Казахстана, и, с моей точки зрения, это совершенно естественно, и здесь никакой проблемы нет. Это уважение не ведет к тому, что Узбекистан поступается своими национальными интересами. Есть государственные взаимоотношения. Есть отношения межличностные. Межличностные отношения предполагают уважительность. Оно высказывается и демонстрируется, — говорит Рустам Бурнашёв.

ЦЕЛЬ МИРЗИЯЕВА – ИМИТАЦИЯ МОДЕЛИ КАЗАХСТАНА?

32-миллионный Узбекистан — самая густонаселенная из бывших советских республик Центральной Азии и единственная, которая граничит со всеми остальными государствами региона — Казахстаном, Туркменистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном, а также с Афганистаном.

С приходом к власти Шавката Мирзияева в Узбекистане проведено несколько реформ. Одобрена отмена выездных виз, были изменения в валютной политике, проведена «чистка» в силовых органах, освобождены некоторые политзаключенные. Пока реформаторские действия Мирзияева всё же больше касаются экономики, а не политики. Но до решения многих экономических проблем в Узбекистане еще далеко. По некоторым данным, около 10 процентов населения вынуждены искать работу за границей, в том числе в России (около двух с половиной миллионов граждан Узбекистана) и в соседнем Казахстане (миллион). Когда в январе в Казахстане 52 узбекских мигранта погибли при пожаре в автобусе, следовавшем в Россию, Шавкат Мирзияев призвал извлечь горькие уроки из трагедии и создавать в Узбекистане рабочие места (в отличие от своего предшественника Ислама Каримова, который когда-то говорил, что узбекские мигранты просто «слишком ленивы», чтобы работать дома).

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев проводит совещание по вопросу экспортно-импортных операций. Февраль 2018 года.
Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев проводит совещание по вопросу экспортно-импортных операций. Февраль 2018 года.

В начале года Мирзияев объявил о двухлетнем моратории на внеплановые инспекции предприятий, которые часто использовались властями для преследования бизнесменов. В стране были созданы семь специальных экономических зон, предлагающих налоговые льготы для инвесторов. Европейский банк реконструкции и развития возобновил работу в Ташкенте в ноябре после многолетнего отсутствия.

В прошлом месяце международная деловая газета Financial Times опубликовала статью «Когда-то репрессивный Узбекистан начинает [эпоху] посткаримовской открытости», в которой отмечается, что целью, к которой устремлен Мирзияев, может быть не подобие западной демократии, а скорее имитация казахстанской модели более либеральной экономики вкупе с жестким политическим контролем. В газете говорится, что Ташкент ревностно относится к достижениям Казахстана, который развивается более динамично. Вместе с тем, в публикации западного издания делается акцент на том, что расширение реформ в Узбекистане может продемонстрировать странам региона, что политические изменения возможны, когда умирают стареющие автократы, которые пока доминируют в Центральной Азии.

Казис ТОГУЗБАЕВ

XS
SM
MD
LG