Ссылки для упрощенного доступа

3 июня 2020, Бишкекское время 20:46

Карантин из-за COVID-19 способствовал росту семейного насилия в КР


Иллюстративное фото.

Во многих странах мира в связи с карантинами и введенными режимами изоляции из-за распространения коронавирусной инфекции увеличилось количество случаев семейного насилия. Правозащитники говорят, что в Кыргызстане также растет число женщин, подвергшихся жестокости со стороны мужей.

На прошлой неделе местные СМИ сообщили, что бывший чиновник аппарата президента избил свою супругу. Об этом стало известно после того, как пострадавшая поступила в больницу. Специалисты подтверждают, что в период карантина все больше женщин и детей становятся жертвами бытового насилия.

«Родители супруга тоже стали поднимать на меня руку»

Жительница Иссык-Кульской области Айжамал вышла замуж пять лет назад. Она говорит, что с самого начала семейной жизни подвергалась избиениям и насилию:

– Мой муж – милиционер. Когда он в гневе, то никого не жалеет. Один раз он сильно избил кого-то. С того дня, как мы поженились, он бьет и меня. Но из-за детей я не смогла уйти от него. В последний раз он так сильно ударил меня, что меня рвало, стало плохо, потом выяснилось, что я, оказывается, получила сотрясение мозга.

Айжамал сейчас не работает, воспитывая детей 2 и 3 лет. Из-за карантина дома находятся все члены семьи, в том числе и родители ее мужа. В связи с этми, говорит она, скандалов и конфликтов стало больше:

– Если раньше ссоры были только с мужем, то теперь к нему присоединяются его родители, которые иногда даже руку на меня поднимают. В прошлый раз свекровь сильно ударила меня. Золовка отслеживает каждый мой шаг. Вчера мы опять поругались, они выгнали меня. Написала заявление в милицию, сказали, что рассматривать его будут после окончания карантина.

А жительница Бишкека Айсулуу рассказала о перенесенном насилии в своем письме:

– Сейчас дома живем все вместе – муж, его родители. Супруг работал в строительной сфере, но сейчас из-за карантина сидит дома, стройки приостановлены. Я воспитываю детей, не работаю. С нами также живет его сестра. Из-за того, что все постоянно дома, стали часто ссориться. Сначала я жалела супруга, думала, что работы у него нет, вот и злится, потому что денег нет, не на что продукты купить. Но конфликтов с каждым днем все больше. Теперь еще и вмешивается золовка. Она на год старше меня. Из-за закрытых дорог я не могу уехать к своим родителям. Раньше я могла позвонить подругам, рассказать о своих проблемах, пожаловаться. Но сейчас все дома, а мы живем в двухкомнатной квартире, даже шепнешь что-то – уже все слышат.

Руководитель кризисного центра «Ак журок» в городе Оше Дарика Асылбекова говорит, что в период действия карантина случаев семейного насилия стало больше и что растет число обращающихся к ним за помощью:

Дарика Асилбекова.
Дарика Асилбекова.

– Наш телефон не замолкает. Основной причиной ежедневных ссор и скандалов становится отсутствие работы, и как следствие - денег, без которых не купить продукты питания. Женщины звонят и говорят, что из-за этого ругаются с мужьями. При этом есть мужчины, которые обвиняют в отсутствии дома еды женщин. Этот карантин показал нам, что большинство наших женщин работало там, где платили за день. А теперь они остались без заработка, и им приходится тяжело, тем более, когда есть дети на руках.

По данным международных организаций, многие женщины, которые из-за карантина вынуждены постоянно находиться дома, подвергаются насилию и психологическому давлению со стороны супругов.

Правозащитница Авазкан Ормонова говорит, что нынешняя ситуация показала нехватку кризисных центров в стране:

– Вот простой пример: по Ошской области было открыто несколько кризисных центров, но ни в одном из них нет шелтера, где пострадавшие от насилия могли бы временно поселиться. В эти дни женщины, терпящие жестокость своих мужей, вынуждены постоянно находиться с агрессором в четырех стенах. Уйти не могут, позвонить и попросить о помощи тоже не могут. Кроме того, остаются проблемы с транспортом, блокпостами. В то же время остается актуальным вопрос о том, были ли продезинфицированы кризисные центры, хватает ли сотрудникам этих учреждений средств индивидуальной защиты.

Авазкан Ормонова добавила, что исходя из сложившейся ситуации, необходимо наладить оказание психологической помощи онлайн.

Гульшат Асылбаева.
Гульшат Асылбаева.

Между тем в Кыргызстане предложили выработать новый механизм защиты женщин, которые пострадали от семейного насилия. Так, депутат Жогорку Кенеша Гульшат Асылбаева разработала поправки в Кодекс о проступках и вынесла этот законопроект на общественное обсуждение. Народная избранница предложила заключать под стражу на 15 суток подозреваемых в жестоком обращении. По действующему законодательству правоохранительные органы не могут задерживать тех, кто подозревается в семейном насилии. Проблему пострадавших от домашнего насилия в условиях карантина она подняла и на заседании парламента 1 апреля, задавшись вопросом о том, будет ли предусмотрена возможность дать право перемещения женщине, которая пострадала от жестокого обращения:

– Обязательная изоляция усугубила проблему семейного насилия. Женщинам, которые оказались взаперти с агрессивными супругами, приходится тяжело.

В ответ министр внутренних дел Памирбек Асанов заверил, что на местах ведется работа по борьбе с домашним насилием.

Насилие во время пандемии коронавируса

Проблема насилия во время карантина из-за COVID-19 актуальна для многих стран мира. По словам специалистов, люди, которые вынуждены постоянно находиться дома, зачастую, вымещают свои агрессию и злобу на близких.

Этот вопрос в начале апреля 2020 года затронул и генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш, призвав «защитить женщин, оказавшихся в карантинной западне в собственном доме – один на один с насильником»:

Антониу Гуттериш.
Антониу Гуттериш.

– Нужно, чтобы все программы здравоохранения в отношении COVID-19 также включали в себя аспекты реагирования на случаи насилия… Полиция должна такие случаи фиксировать, своевременно заводить дела; органы здравоохранения должны оказывать психологическую и медицинскую помощь. Также очень важно в этот период уделить особое внимание работе и финансированию кризисных центров, особенно негосударственных.

По данным Радио «Голос Америки», больше всего от бытового насилия пострадали страны Африки и Франция.

По данным радио, на юге Африки в первую же неделю карантина поступило около 90 тысяч обращений в связи с жестоким обращением в семье. С началом пандемии в Ливане и Малайзии вдвое увеличилось число женщин, обратившихся за помощью. В Китае же, где началась вспышка коронавируса, количество телефонных звонков с такими же обращениями выросло в три раза.

В Кыргызстане с начала 2020 года несколько женщин умерли в результате семейного насилия. 1 января в Кочкорском районе Нарынской области от побоев мужа скончалась 37-летняя женщина, по этой же причине 3 января умерла жительница Баткенской области. А 4 января в городе Караколе Иссык-Кульской области был задержан мужчина, который облил бензином жену и поджег ее. Аналогичное преступление произошло 12 февраля в Сокулукском районе Чуйской области. 6 марта стало известно, что в Бишкеке бывший судья зарезал свою супругу.

Специалисты говорят, что в Кыргызстане некоторые факты остаются скрытыми, так как женщины чаще не сообщают о них и замалчивают.

Согласно официальным данным, в 2019 году было зарегистрировано более 5 тысяч фактов бытового насилия, и выдано почти столько же охранных ордеров. Но уголовные дела были открыты лишь по 580 случаям.

Раньше в случае семейного насилия применялись административные меры. С 1 января 2019 года в силу вступили новые кодексы, согласно которым предусмотрена уголовная ответственность. В Кодексе о проступках этой теме посвящены около десяти статей.

Медиаконсультант фонда «Сорос-Кыргызстан» Алия Суранова считает, что основываясь на международном опыте, необходимо внедрять новые инструменты - как женщины, оказавшиеся жертвами насилия, могли бы обратиться за помощью:

Алия Суранова.
Алия Суранова.

– Этот вопрос на сегодня остро стоит не только в Кыргызстане, но и во всем мире. В разных странах предлагаются различные варианты. К примеру, можно распространять через WhatsApp и другие мессенджеры советы, рекомендации по поводу того, как вести себя женщинам, если они подверглись насилию. Помимо этого можно разработать секретный код для жертв насилия, сообщив который продавцу в аптеке или магазине, женщина могла бы донести, что нуждается в помощи. Подобные методы сейчас используются во многих странах мира.

В этом году в Бишкеке 8 марта должен был состояться Женский марш солидарности. Но на участниц акции напали неизвестные в масках, при этом милиция задержала самих организаторов шествия. Через два дня, 10 марта, в столице организовали повторный марш, который прошел уже мирно.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

XS
SM
MD
LG