Ссылки для упрощенного доступа

20 Август 2018, Бишкекское время 21:17

Заблудший дух умершего в вузовском учебнике по истории


Обложка учебника по истории Кыргызстана профессора О.Осмонова. 2012 г.

Как это получается, что в кыргызских учебниках по истории гуляет информация, полученная «с того света»? Об «открытиях» современного шамана и «новшествах» профессора Оскона Осмонова.

«Новизна» по-осмоновски

Год 12-й. 21-е столетие. Подчеркиваю – столетие нашей эры.

Название нового учебника в белой обложке гласит:

Осмонов Осмон Джусупбекович. Дж. История Кыргызстана (С древнейших времен до наших дней): Учебник для вузов / Отв. ред. профессор Салмор Алымкулов. – Изд. 5-е, исправл. и доп. – Б.: Мезгил, 2012. – 612 с., ил. – ISBN 9967-21-075-12.

Открываем страницу 14:

«Если исходить из варианта эпоса, изданного под названием «Айкөл Манас», то Манас Великодушный жил во второй половине VII – первой половине VIII века и вел борьбу с китайскими захватчиками, пытавшимися овладеть территорией Кыргызстана... Можно предположить, что после Великого похода Манаса китайцы вторглись в Чуйскую долину. Вышесказанное подтверждает гипотезу о том, что эпос был создан в VII – VIII вв.».

Теперь взглянем на стр. 27-28:

«В течение 1995-2001 гг. под названием «Жайсан», а в 2009 году под названием «Айкөл Манас» (Манас великодушный) был опубликован еще один – десятитомный стихотворный вариант эпоса, записанный (подчеркнуто мною. – Т.Ч.) Бубу Мариам Муса кызы. По ее словам, она познала эпос через сеансы медитации с духом первого манасчи Умет уулу Жайсана. Такая версия возникновения эпоса, несомненно, вызывает большой интерес».

Стр. 29 учебника по истории Кыргызстана профессора О.Осмонова. Бишкек, 2012.
Стр. 29 учебника по истории Кыргызстана профессора О.Осмонова. Бишкек, 2012.

Еще хлеще на стр. 29:

«В эпосе, изданного под названием «Жайсан» (главе «История Жайсана, или весть от духов предков»), отмечается, что первым манасчи был Умет уулу Жайсан – один из 40 воинов-сподвижников Манаса...

Изучение и анализ этого варианта эпоса показали, что в нем четко сохранена установившаяся система событий, каждый эпизод имеет в ней собственное, отведенное ему место...

Для «Жайсана» характерна жанровая форма месневи – попарно рифмующихся бейтов (двустиший)... Однако эти особенности никак не снижают, а лишний раз подчеркивают художественное своеобразие и достаточно высокий уровень произведения».

Так, профессор Оскон Осмонов умилительно и высоко оценивает произведение, которое многими литераторами оценивается как халтура, полная бессмыслица.

«Через 50 лет в обществе произойдет переоценка нашей истории»

«Через 50 лет в обществе произойдет переоценка нашей истории»

Философ и историк Элери Битикчи рассказывает, как большевики оправдывали Октябрьскую революцию в Центральной Азии, как последовавшая после нее советская эпоха преобразила национальный характер кыргызов и каким образом «кыргызское чудо» служило идеологической пропаганде.

Восторженные отзывы о т. н. «варианте Жайсана»

Сразу мы должны сказать, что профессор Оскон Осмонов не одинок в восторженном восприятии данного «варианта эпоса».

Чтобы удостовериться в этом, придется прибегнуть к длинным цитатам, за что приносим свои извинения и просим прощения у всех богов и божеств, которые отвечают за терпение своих людей и моих потенциальных читателей.

Так, издатель Жумадин Кадыров в «Предисловии редактора» написал:

«За последние двадцать лет в Кыргызстане произошли два важных события. Они очень значимы для каждого из нас. Первое – 31 августа 1991 года. Второе – в 1995 году.

...дух Жайсана Умет уулу, который был одним из сорока чоро Айкёля Манаса, а также акыном-сказителем. Как раз он и является первым сказителем дастана «Айкёль Манас».

Первым человеком, принявшим участие в том интересном событии была Бюбю Мариям Муса кызы.... В первых числах апреля 1995 года с нею приключилось чудо: она встретилась с духом Жайсана Умет уулу... и стала получать информацию из эпохи Айкёля Манаса...

Знаки, вычерченные Майрамбюбю Сармалдаковой (Бюбю Мариям) во время “ее медитации” с неким манасчи Джайсан якобы с того света.
Знаки, вычерченные Майрамбюбю Сармалдаковой (Бюбю Мариям) во время “ее медитации” с неким манасчи Джайсан якобы с того света.

Главным отличием дастана от других великих творений является то, что это не плод воображения и фантазии человеческого ума, а ценная информация, передаваемая через посредника – обычного человека Бюбю Мариям. В передаче этой информации заинтересован сам дух Жайсана Умет уулу, который создал это творение еще в седьмом веке нашей эры, но к сожалению, оно не было сохранено ни в устном, ни в письменном виде.

...Оказывается, Айкёль Манас был не только бесстрашным героем и полководцем, но и самым мудрым правителем... Оказывается, его период правления могучим кыргызским государством относится к седьмому веку нашей эры...

Одним словом, так много причин, чтобы сравнить появление дастана «Айкёль Манас» с обретением независимости Кыргызстана! Оба события необходимо [ слово добавлено мною. – Т.Ч.] поставить в один ряд! Да, да, именно так!»

(См. Кадыров Ж. Предисловие от редактора // Умет уулу Жайсан. Айкёль Манас: Дастан: Первая книга / Пер. Татьяны Аладиной; Э.Мусаевой, Б.Жакеевой. – Бишкек: Бийиктик, 2010. – 576 с., илл. – ISBN 978-9967-13-709-7. – C. 5‑8. – Также на стр. 12 написано: «В книге использованы рисунки, выполненные Бюбю Мариям Муса кызы в состоянии медитации...»

Теперь позвольте привести некоторые другие факты из моей критической статьи, опубликованной в № 86 газеты «Вечерний Бишкек» от 15 июня 2012 года (тогда я даже не подозревал, что эта тема будет оставаться актуальной и через несколько лет).

Эпос, история, заблудший дух

Видимо, мы еще не осознали, что переживаем весьма дивный период. Одни пишут историю, будучи дилетантами в этой области, другие «творят» исторический эпос, не зная истории. Третьи возводят дома, не зная, что такое 9–балльное землетрясение...

В эти дни продолжаются баталии между учеными, которые требуют сохранить традиционную школу сказителей «Манаса», и теми, кто поддерживает суперсовременный вариант эпоса, принадлежащий перу... перу...

В том–то и загвоздка, что некоторые энтузиасты приписывают авторство тому, кого нет (и не было) среди живых.

Для профессионального историка, пожалуй, нет дела до того, как наш современник понимает великий эпос и как тот или иной современник предлагает свой причудливый вариант. Это как появление копировщиков Пикассо в среде традиционных живописцев.

Сначала посмотрим, как Майрамбюбю Сармалдакова, то бишь Бюбю Мариям Муса кызы, получает свой вариант с того света. Она полагает, что во время медитации к ней приходит дух якобы «первого из первейших манасчи» Жайсана Умет уулу, который был одним из сорока cподвижников главного эпического героя. Жайсан, как сообщает Бюбю Мариям, отрывками передает ей информацию о Манасе, других его современниках и о симпатиях или антипатиях к тем, кто окружает Майрамбюбю эже.

Впрочем, некоторые филологи полагают, что таинственный дух — не тот Жайсан Умет уулу, которого знает Майрамбюбю эже. Некоторые даже подозревают, что этот дух — лазутчик со стороны эпических врагов Манаса!

Причем порой этот настырный дух любит, дескать, восхвалять тех сегодняшних смертных, кто яро поддерживает Майрамбюбю эже. Среди них талантливый кинорежиссер Эрнест Абдыжапаров, книгоиздатель Жумадин Кадыров, директор ТВ–канала «Эхо Манаса» Темирбек Токтогазиев.

Солидные люди почему–то уверены, что заполучили истинный вариант эпоса. Мол, снизошла информация от современника Манаса в виде странных каракулей в тетрадях Майрамбюбю эже.

11 марта 2012 г. Эрнике (Абдыжапаров) не без высокого пафоса написал в «Фейсбуке»: «Это возрождение духа Манаса в тех, кто его чтит как историческую личность и генератора идей кыргызской культуры».

Жумаке (Кадыров) предупреждает, что кыргызы поймут этот вариант только через десятилетия. Темике (Токтогазиев) полагает, что имя Манаса зафиксировано в Коране. Все они верят, что этот вариант — творение самого манасчы, который умер в VIII веке.

Здесь же добавим, что профессор Оскон Осмонов в своей вводной статье к книге Темирбека Токтогазиева «Айкёль Манас – историческая личность» сильно сетует, что «началась организованная атака» против варианта, записанного Бюбю Мариям от духа Умет уулу Жайсана через медитацию.

Профессор Осмонов также вспоминает, как он сам тоже принял участие в экспедиции «С Алтая в Ала-Тоо по стопам Манаса» в 2010 году. Профессор считает подвигом то, что Токтогазиев попытался доказать историчность личности Манаса, который, по версии Токтогазиева, основанного на варианте, записанном с помощью медитации Бюбю Мариям, якобы умер в 724 году, и в том же году якобы родился его сын Семетей.

(См. Осмонов, Өскөн. «Манас» эпосун тарыхый окуялар менен байланыштырган эмгек // Токтогазиев, Темирбек Шүкүрбекович. Айкөл Манас – тарыхый инсан. Алтайдагы, Ала-Тоодогу, Бээжиндеги издер / Рецензенттер: Өскөн Осмонов, Кусеин Исаев, Макелек Өмүрбай Кармыштегин. – Бишкек: Турар, 2013. – 356 б. + 40 б., сүрөт. ‑ ISBN 978-9967-12-247-5. – С. 3‑10.)

А судья, то есть медиатор-то, кто?

Механизм передачи архиважных сведений «первоисточника с того света» очень простой. После записи во время сакральной медитации Майрамбюбю эже начинает дешифровку сведений с того света на современный лад.

Ради объективности нужно с похвалой отметить очень аккуратный почерк Майрамбюбю эже.

Почерк Майрамбюбю Сармалдаковой.
Почерк Майрамбюбю Сармалдаковой.

Почерк почерком, но манасчы с того света вдруг оказался полиглотом.

Почему? Посмотрите на любой том из десятитомника Майрамбюбю и наткнетесь на такие сведения, которые не снились любому энциклопедисту Древности и Средневековья. Думается, этот дух не зря тратил свое время на том свете — штудировал всё и вся. Даже знает о Беринговом проливе между Чукоткой и Аляской (хотя называет это по–кыргызски - «Моюнча»). Мой дедушка и даже отец не знали о древних хеттах, а Жайсан – молодец! Еще в VII – VIII вв. он знал о них.

Жайсан дает знать нам, что ему был известен еще Герострат, злополучный житель древнегреческого города Эфеса (ныне – в Турции), который сжёг знаменитый храм Артемиды в своём родном городе летом 356 года до н. э. (см. 8-й том).

В восьмом же томе находим такой «уникальный» раздел эпоса, как «Повествование Кокотой–хана о Кассандре». Видимо, дух этого манасчы знаком также и с космическими легендами античного мира, что тоже замечательно для кочевника Тенгир-Тоо раннего Средневековья. Другие духи из Центральной Азии доселе не блистали таким ярким интеллектом!

Когда, думаете, родился хан Манас?

Напичканный разнообразными сведениями информатор с того света дает в первом томе важные сведения насчет года и месяца рождения хана Манаса: «Если я скажу год рождения моего Манас–ата, согласно теперешнему летосчислению, это был август шестьсот семидесятого года, и кровь от его пуповины пролилась на землю Алтай».

Профессор Оскон Осмонов (слева), Майрамбюбю Сармалдакова и Темирбек Токтогазиев в Алтайской Республике, Россия. Август 2010 г.
Профессор Оскон Осмонов (слева), Майрамбюбю Сармалдакова и Темирбек Токтогазиев в Алтайской Республике, Россия. Август 2010 г.

Информатор с того света также обнародует весьма важные факты о том, что, оказывается, Манас погиб, когда ему было 55, а Жайсану — 42 года.

Вот так легко сделано выдающееся историческое открытие — Манас, дескать, жил с 670–го по 725-й годы. Правда, непонятно, откуда его современник Жайсан мог знать «теперешнее летосчисление» и теперешние названия месяцев?

Чтобы мы не заподозрили чего, он мог бы назвать год по 12-летнему циклу летоисчисления и вместо «месяц август» сказать «баш оона айы», по-кыргызски. Ан нет! Жайсан непоколебим и старается помочь своему поколению эпохи Интернета и «Фейсбука», сразу обеспечивая даты по григорианскому календарю, к которому кыргызы Ала-Тоо перешли в 1918 году благодаря большевикам.

Язык записи медитации ‑ русский?

Майрамбюбю эже - выдающаяся женщина, которая напрямую получает сведения от этого знатока эпоса «Манас» с того света с помощью медитации, по–своему обрабатывает их. Порою ей не хватает кыргызского лексического запаса, и она охотно переходит на русский. Например, она пишет: «Чтобы передать мой восторг, лучше напишу на русском языке. Каждая из медитаций поразительна только ей свойственными видениями...».

Иногда Майрамбюбю эже просто добавляет русские слова в кыргызский текст. Ведь это же легче и быстрее, чем искать кыргызские эквиваленты.

Найден ли главный источник по манасоведению?

Теперь для кыргызского историка остается немногое: смело выбросить в мусорный ящик то, что было опубликовано им доселе, и написать сызнова книги и статьи согласно первоисточнику Майрамбюбю. Если в советское время одними из важнейших первоисточников считались работы Маркса, Ленина, Брежнева, то теперь нам проще. Ведь источник–то один, тем более с того света. А кого еще найти более авторитетного, чем дух человека, умершего в VIII веке?!

Именно здесь нам мало-мальски понятно стремление профессора Оскона Осмонова, который также является член-корреспондентом НАН Кыргызской Республики, доктором исторических наук и т. д., и т. п., который просто хотел довести до умов самые свежие сведения авторитетного источника с того света.

А король-то голый...

Однако тут у профессиональных историков начинается истерика. Ведь этот аксакал Жайсан, который, согласно его авторитетному заявлению устами Майрамбюбю эже, родился еще в 683 году (по григорианскому календарю, введенному в христианском мире в 1582 году для коррекции соответствия даты весеннего равноденствия определенному дню года - 21 марта) либо знает слишком много, либо что–то перепутал.

Майрамбюбю эже получила массу несуразиц от Жайсана, который явно не в ладах со своей «феноменальной» памятью.

Во–первых, Манасу, который был рожден в 670 году, видимо, пришлось действовать в условиях глубокого подполья. Ведь ни один зарубежный или местный (тюркоязычный) письменный источник тех времен не удосужился упомянуть о деяниях Манаса, о его подвигах, когда он «напал на столицу Танской династии» в Китае. А ведь, согласно сведениям Жайсана, этот младший современник Манаса знал о существовании династии Тан. Даже тогдашние всезнающие китайские (танские) придворные историки и лазутчики не заметили, что произошло под их носом. Только Жайсан сохранил в своей памяти прискорбное для ханьцев данное событие.

Император Танской династии даже не знал, что имеет своей столицей город Бээжин (Пекин).

Во–вторых, тогдашние китайцы даже не подозревали, что они, согласно Жайсану и Майрамбюбю, владели Ферганской долиной благодаря какому–то «ишхиду Боханьна».

Конечно, был термин «ихшид» (а не «ишхид»), но этим ираноязычным словом называли местных правителей некоторых мелких независимых государств во второй половине VII века. Так, в Самарканде владыками были ихшиды. Слово «ихшид», согласно некоторым мусульманским источникам, означало «царь царей». И этот царь царей разве был тайным наместником танского Китая? Кстати, в начале VIII века владение ихшида Самарканда было завоевано арабами, а вовсе не китайцами.

В–третьих, в орхонских руноподобных письменах эпохи кыргызского кагана Барсбека есть обильная информация о Кюль–Тегине (Кюлтегине). Этот принц и полководец был одним из главных врагов кыргызского кагана. А Жайсан, информатор с того света, все перепутал и утверждает, что Кюлтегин, наоборот, был сподвижником Манаса.

Путаница усиливается еще тем, что несуществующий Кагас–бек с легкой руки автора варианта Жайсана стал героем кыргызов на Алтае и получает приказ все того же Кюлтегина защищать кыргызский народ!

В–четвертых, бедный Жайсан или великий Жайсан не стал зря тратить время на том свете. Он почти всеведущ, знает даже о Чынгысхане (Темучжине) и его потомке по имени Чагатай.

Почему же «почти»? Если бы Жайсан так прекрасно знал историю своей эпохи, то не стал бы интерпретировать историю Южной Сибири и Восточного Тенгир-Тоо (Тянь–Шаня) таким образом, чтобы фальсифицировать ее в пользу ислама.

Ведь Манас и его сподвижник Алмамбет — мусульмане (также и по варианту Жайсана), а первые группы кыргызов и другие притяньшаньские (караханидские) тюрки стали добровольно принимать ислам не ранее X века. А в далеких VII и VIII веках они оставались, извиняюсь за это слово, самыми настоящими кяфирами.

Критика – запоздалая или нет?

Ряд ведущих литераторов, лингвистов, фольклористов, историков, публицистов и философов стали активно критиковать труд Майрамбюбю Сармалдаковой, выделяя очень много погрешностей ее «жайсановского» варианта. Среди них – ученые и профессора Курманбек Абакиров, Садык Алахан, Кадыркул Даутов, Омор Сооронов, Топчубек Тургуналиев, Санарбек Карымшаков, Бектурсун Байсабаев, Аскар Медетов, журналисты Эсенбай Нурушев, Эркалы Осконалиев, историк Муратбек Кожобеков, географ Мурат Кошоев, и др. Мы полагаем, что эти критики правы.

Некоторые современники сетуют, что критики слишком запоздали. В чем-то они, может быть, правы. Но лучше поздно, чем никогда.

В принципе, были времена, что критики даже не написали ни одного предложения по поводу слабой работы.

Если убрать моменты медитации Майрамбюбю эже и добрые слова в адрес тех, кто помогал ей во время поездок к святым местам Джумгальского района и других местностей Кыргызстана, то после этого от «варианта» сказания «Великодушный Манас» останутся лишь рога и копыта. А если убрать сумбурный текст эпоса, отнюдь не отражающего традиции сказительства эпоса «Манас», то для Майрамбюбю эже и ее помощников остаются лишь... другие рога и копыта. Это похоже на два взаимосвязанных сосуда, причем вкушая из одного из них, предполагаешь с досадой, что, видимо, лучшее осталось в другом.

Но как автор она имеет право опубликовать хоть стотомный труд.

Спрашивается, почему тогда всполошились критики «джайсанистов»?

Кстати, некоторые читатали могут заподозрить, что автор этих строк «обзывает» сторонников Майрамбюбю эже. Отнюдь нет! Этот термин принадлежит им самим. Они гордо себя называют «жайсанистами» («жайсаңчылар»).

Дело в том, что сторонники восхваления «шедевра» Майрамбюбю эже перешли некую черту. Они стали требовать, чтобы именно этот вариант был официально признан единственно верным вариантом эпоса «Манас», так как его заполучили от якобы самого первого сказителя эпоса «Манас» и сподвижника самого Манаса. Значит, все другие доселе известные варианты, такие, как версии Тыныбека, Сагынбая, Саякбая, Джусупа Мамая, и других, никуда не годятся.

Издатель Жумадин Кадыров, который значение появления этой халтуры ставит наравне с объявлением государственной независимости 31 августа 1991 года, так и пишет: «С появлением письменной версии дастана многие пробелы устранены. Искаженные факты исправлены. Имена забытых героев восстановлены...».

Значит, следуя логике Майрамбюбю эже и иже с нею, мы должны заключить, что все то, что «продиктовано» «неким духом» (конечно, не существующего) манасчи является правдой и все это произошло в VII – VIII веках, и что все исторические соседи, в том числе маньчжуры, сибо, ойраты, калмаки, монголы, кара-китаи, которые появились на исторической арене позднее и никогда не были «игроками» в период Танской династии, на самом деле выступали «единым фронтом» в VII – VIII веках... А Парвати, высосанная из пальцев героиня, некая интердевочка, была бабушкой Манаса...

И все это, которое является полной чушью и анахронизмом, все мы должны внести в последние учебники и учебные пособия, хотя бы таким образом, как «искусно» опубликовал господин профессор Оскон Осмонов в 2012-м году на кыргызском и русском языках под эгидой Министерства образования и науки Кыргызстана?

Мы уверены, что критики жайсанистов всполошились не зря. Они были вынуждены защитить именно ту традицию сказительства эпоса «Манас», которая была зафиксирована ЮНЕСКО как часть всемирного, общечеловеческого нематериального наследия.

Во время «научного симпозиума» в Бишкеке в 2012-м году Майрамбюбю эже обратилась к широкой аудитории и скромно отметила, что она не писательница, не поэтесса, не ученая и не сказительница «Манаса».

Очень удобная позиция для автора скандального многотомника приписать все погрешности духу, который якобы явился из потустороннего мира. Поди разберись с ним, с этим духом! А меня оставьте в покое!..

А тем, кто хочет использовать скромную провинциальную женщину в своих архипатриотических целях, тем паче удобно сослаться на медитацию, медиумов, сверхъестественные силы, кашпировских, чумаков. Энергетика их сверхестественных сил ведь «не по зубам близоруким историкам», которые базируют свои труды лишь на сухих, беспристрастных фактах «этого грешного мира».

Краткое послесловие

Кстати, профессора Оскон Осмонов и Макелек Омурбай в прошлом году заверяли меня, что не имеют никаких связей с «жайсанистами», т. е. они не признают фальшивого манасчы с того света.

Хочется верить им. Просто я открыл новое издание учебника для вузов, написанное Осконом Осмоновым, и наткнулся на строки на стр. 14, где черным по белому написано:

«...Можно предположить, что после Великого похода Манаса китайцы вторглись в Чуйскую долину. Вышесказанное подтверждает гипотезу о том, что эпос был создан в VII – VIII веках».

(См. Осмонов Осмон Джусупбекович. Дж. История Кыргызстана (С древнейших времен до наших дней): Учебник для вузов / Отв. ред. лауреат Государственной премии Кыргызской Республики в области науки и техники, профессор Салмор Алымкулов. – Изд. 7-е, исправл. и доп. – Б.: Мезгил, 2017. – 624 с., ил. – ISBN 9967-21-075-17.– Утверждено Министерством образования и науки Кыргызской Республики. Учебник награжден Почетными грамотами Правительства Кыргызской Республики в 2004 и 2006 гг.)

Здесь я вижу два важных вопроса.

Первый. Как мне теперь объяснить маститому историку-педагогу, автору учебников и ряда учебных пособий на кыргызском, русском, узбекском, таджикском и английском, что в VII – VIII веках никогда не было «Великого похода» кыргызов на Китай, и даже во время сражения в местности Атлах у Таласа (Тараза) в 751-м году кыргызы проживали не в Чуйской долине, а в Южной Сибири - в Кыргызском каганате на Енисее? Барсбек каган, повелитель Кыргызского каганата, наоборот, перед зимой 710-711 гг. сумел установить союзнические отношения с танским Китаем против Второго Восточно-Тюркского каганата с центром в Орхоне.

Второй. Как нам теперь объяснить учителям истории о грифе министерства, официально выданном в 2017 году учебнику, который скрытно апеллирует к самому «авторитетному» источнику «жайсанистов» - к духу якобы умершего сказителя эпоса "Манас"?

Надеемся, что эти вопросы, вкупе со связанными со скандалом с «Баткенской мумией», будут рассмотрены на ближайшем заседании Комиссии по развитию исторической науки при президенте Кыргызстана и на коллегиях соответствующих министерств и ведомств, иных научно-педагогических учреждений.

Конечно, мы могли бы ничего не написать и сделать вид, что ничего не произошло.

Постскриптум.

Антропоним «Джайсан» у кыргызов появился только в позднем средневековье. В VII – VIII веках невозможно было иметь такого имени. В танском Китае появилась должность «цзайсян» (полу-канцлер, вице-премьер, член высшего совета). Совет цзайсянов занимался всеми государственными делами и состоял из трёх главных министров. В позднее средневековье у ряда монголоязычных и восточно-тюркских народов появились усвоенные от ханьцев термины чжайсан, жайсан, зайсан, и т. д. Имеется даже озеро Зайсан.

Поиск имени (антропонима) Джайсан, Жайсан у кыргызов в VII – VIII веках сравним с поиском терминов «Интернет» и «вай-фай» в словаре Пушкина XIX века.

В то же время невозможно найти мусульманский антропоним у кыргызов до X века. Значит, соответственно, кыргызы никак не могли дать имя Алмамбет (сокращенно от Али-Мухаммад) в VII – VIII веках.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG