Ссылки для упрощенного доступа

26 Февраль 2018, Бишкекское время 03:11

«Она лежала, прижав сына к груди». Как живут семьи, лишившиеся своих родных?


Дачи СУ год спустя: «Хочется увидеть их, скучаем по их запаху».
please wait

No media source currently available

0:00 0:13:54 0:00

Со дня авиакатастрофы в поселке Дачи СУ прошел ровно год. 16 января 2017 года погибли 39 человек - 35 местных жителей и 4 члена экипажа грузового самолета. Как сегодня живут семьи, лишившиеся своих родных?

- Здесь была наша кухня, топка. Вечером мы топили баню, так как на следующий день детям надо было идти в школу. Муж сказал: ложитесь спать здесь, может, не пойдете в большой дом? Мы его послушали. Здесь была кухня и маленькая комната. А в большом доме спал мой деверь, - вспоминает Гульбарчын.

16 января 2017 года. Время около 7 утра. Жители поселка, проснувшись, принялись за домашние дела. За десять минут до падения многотонного самолета Гульбарчын, как обычно вышла из дома на работу, взяв с собой сына Эльдияра и соседского мальчика Султана, чтобы завезти их в школу.

- Я оглянулась и испугалась – от дома Уларбека ничего не осталось. С криком я кинулась туда. Увидела, что везде все разбросано, дороги нет. Когда прибежала сюда, услышала детский крик. Ребенок громко плакал. Я побежала, звала своего мужа: «Талант! Талант!». Вот здесь стоял старый советский шифоньер. Он упал на ребенка и мужа. Муж выбрался из-под него и отдал мне ребенка. Он был в майке и трусиках. Вот так я его держала. Потом мы начали искать дочь – Сайкал. Мы посмотрели на место, где она спала. На нее упали горячие кирпичи. Муж разгреб кучу и вытащил из-под нее дочь.

В этом доме погиб Суйун – старший брат мужа Гульбарчын, спавший в дальней комнате. Женщина каждый день благодарит бога за то, что в то утро уцелели ее муж и дети, но, вспомнив, что больше не услышит разговоры соседей и смех их детей, огорчается.

- Акмарал была матерью Жакшылыка, а его отца звали Уларбек. Акмарал, когда готовила что-то вкусное, не забывала обо мне. Приходила с пиалой и давала попробовать. А Уларбек водил маршрутное такси №195. Утром уходил, вечером приходил. Они были очень щедрыми. Были мне как родные. Правильно же говорят: лучше близкий сосед, чем дальний родственник. Акмарал часто мне снится улыбающейся, как будто ничего не произошло. Вспоминаем их. Я была на похоронах Уларбека и Сабины, - рассказывает она.

Из некогда полной молодой семьи уцелел только Жакшылык... Мальчишка бегает и резвится, но по его глазам можно увидеть, как он скучает по своим родителям, младшей сестре и брату.

- Он все помнит. Ему уже 7-8 лет. Он помнит. Иногда по утрам он грустит. Ребенок же – вспоминает. Мы пытаемся его отвлечь, играем с ним, чтобы он не вспоминал, - говорит его дедушка Шералы.

Нурлану удалось уцелеть в авиакатастрофе, но уже год он живет с камнем на душе. Днем он думает о погибших в тот день пятилетнем сыне Мирлане и супруге Гульжан, а ночью они ему снятся. Изо дня в день…

- Мне сказали, что она лежала под столом, прижав сына к груди. Сказали, что ее вытащили оттуда. Видимо, она подумала, что произошло землетрясение, и спряталась под стол.

Нурлан Темирканов и Венера Шейшенова в тот трагический день лишились троих из пяти своих детей. Они больше не увидят 19-летнего сына-студента Амана, пятилетнего Эрзата и полуторогодовалую Жылдыз:

- Дочери было полтора года. Она рано заговорила. Когда приходил отец, она выбегала ему навстречу. Это было время, когда проявлялся ее характер. С ними было шумно. Это были счастливые дни…

Семья 15 января отмечала день рождения Эрзата, в гости пришли и их родственники. Они даже в самом страшном сне не могли представить, что вечером будут радоваться дню рождения сына, а утром их будет поджидать беда.

- Мы не могли найти, кого куда увезли. Не могли найти 20-летнего Амана, не знали, в какую больницу его увезли. Не знали, куда поступили и Эрзат с Жылдыз. Сказали, что их отвезли в Джальскую больницу, что их состояние тяжелое, но все нормально. Сказали поискать в Джале. Вот так погибли три моих ребенка. Всего в доме было 11 человек. Я ушла, там осталось 10. Выжили семеро. Ну, и, слава богу. А что поделаешь?

Мать, потерявшая сразу троих детей, потеряла интерес к жизни – заход солнца для нее уже не сменяется рассветом.

- Я тоже пролежала в больнице около двух месяцев. Не могла встать. Уже не было интереса к жизни. Но появилась какая-то сила. Надо было вставать. Сын плакал, дочь приходила, плакала. Мы вместе с другими пострадавшими стали решать, что делать дальше. Мы же не знали, что произошло, есть ли виновные, - говорит она.

Венера старается не сдаваться и печется об оставшихся своих детях. Она как никто другой понимает горе соседей, так же потерявших самых близких. Собравшись с силами она приступила к выяснению причин катастрофы и решению проблем пострадавших. Венера стала членом правительственной комиссии по распределению компенсации и круглосуточно работает над решением вопросов, связанных с этим:

- Честно говоря, я не ищу виновных. Но надо выяснить, есть ли виновные, из-за чего произошло несчастье. Мы должны это знать. Я хотела узнать, как упал самолет, унесший столько жизней. Все пострадавшие соседи для меня - как родные. Это дети, которые играли у меня на глазах. И всех не стало в один день. Я тогда даже не знала, кто жив, а кто нет.

Падение самолета на дома мирно спавших сельчан унесло жизни 35 местных жителей и четырех членов экипажа. Десятки детей остались сиротами, десятки родителей лишились детей, погибли десятки парней и девушек, только начавших жить. Трагедия внесла коррективы в жизни десятков семей.

Аксакал Шералы в то утро лишился сына Уларбека, невестки Акмарал и двух внуков. Единственный из молодой семьи уцелел его внук Жакшылык:

- Он же ребенок. Чем больше времени проходит, тем тяжелее. Как бы трудно нам ни было, ему еще тяжелее. Мы смотрим на него и становится тяжело.

Заглядывая в его не по годам печальные глаза, аксакал чувствует себя виновным за все происходящее в мире - насилие, стихии и горе.

- У нас не осталось даже ложки. Но имущество можно нажить. А жизнь не вернуть. Вот, все наживаем, а вот их не хватает. Хочется увидеть их, скучаем по их запаху, - говорит Венера Шейшенова.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG