Ссылки для упрощенного доступа

22 Октябрь 2019, Бишкекское время 02:09

Почему осужденные на пожизненное лишение свободы не довольны новыми кодексами?


Иллюстративное фото.

В настоящее время в Кыргызстане насчитывается около 340 приговоренных к пожизненному заключению. Некоторые из этих осужденных заявляют о нарушении своих прав, так как с введением новых кодексов они лишились послаблений, по которым могли бы изменить свои приговоры.

Ранее они могли рассчитывать на изменение вердикта суда, если не нарушали дисциплину, не были причастны к другим преступлениям. То есть, у них была надежда на улучшение своего положения и дальнейший выход на свободу. В настоящее время некоторые из приговоренных к пожизненному заключению недовольны вступлением в силу новых кодексов и высказываются против этих изменений.

Недавно стало известно, что осужденный на пожизненное лишение свободы 62-летний Рахматилло Туранов объявил голодовку. Институт омбудсмена сообщил, что заключенный таким образом выражает свой протест против новых кодексов. Этот заключенный пожаловался, что в новых кодексах для пожизненно осужденных не предусмотрены возможности смягчения наказания на условный срок или даже выход на свободу в конкретных случаях. Но Государственная служба исполнения наказаний (ГСИН) эту информацию опровергла.

Гражданин Кыргызстана Рахматулло Туранов в 2003 году был осужден на пожизненное заключение по обвинению в том, что заказал убийство трех женщин в Бишкеке. Он уже 16 лет находится в тюрьме. До этого он заявлял, что уголовные дела не были хорошо расследованы и требовал тщательного рассмотрения.

Институт омбудсмена планирует проанализировать состояние и права тех, кто был приговорен к пожизненному заключению, чтобы далее разработать предложения для Генеральной прокуратуры, Министерства здравоохранения и ГСИН. Представитель Института омбудсмена Альберт Колопов отмечает, что если раньше приговоренные к пожизненному заключению граждане могли рассчитывать на изменение приговора или на условно-досрочное освобождение, то в новых кодексах такая возможность полностью исключена.

На норму о смертной казни, которая содержалась в Конституции КР, до 1998 года накладывался мораторий, а в 2005-м она и вовсе была исключена из Основного закона. Вместо этого была включена норма о пожизненном заключении, и соответствующий закон был принят в 2007 году. И хотя говорилось, что тем самым Кыргызстан выполнил международные обязательства, время показало, что государство оказалось не готово к этому. По словам Альберта Колопова, после этого возникли такие вопросы, как содержание и надзор за пожизненно осужденными и создание для них условий в соответствии с международными стандартами.

Альберт Колопов.
Альберт Колопов.

«Из-за этого осужденные на пожизненное лишение свободы испытали много проблем, - вспоминает представитель Института омбудсмена. - Некоторые из них сидят колониях, а кто-то - в темных камерах СИЗО, не имея возможности выйти. Кто-то заразился туберкулезом, а кто-то умер от болезней. Кроме того, возникают и другие вопросы. К примеру, из-за несправедливых судебных решений или если это дела, вызвавшие резонанс в обществе, выносятся поспешные приговоры. В прежнем Уголовном кодексе была норма о том, что «если заключенный ведет себя хорошо или признал вину, то через 30 лет он имеет право на условно-досрочное освобождение». Сейчас же говорят, что в новых кодексах «для них ничего нет, все закончилось», то условия стали более жесткими...».

С 1 января 2019 года в силу вступили новые Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы, а также кодексы о проступках и о нарушениях. Кроме того, заработали новые законы о пробации и об амнистии. В некоторые из них до сих пор вносятся поправки и изменения.

На сегодняшний день в Кыргызстане насчитывается около 340 приговоренных к пожизненному заключению лиц. В селе Джаны-Джер два года назад была открыта специальная колония для пожизненно заключенных, сейчас там содержится 150 человек.

Часть доклада омбудсмена о деятельности за прошедший год, который он представляет парламенту, была посвящена ситуации с осужденными на пожизненное заключение.

В настоящее время юристы предлагают пересмотреть дела осужденнных на пожизненное лишение свободы. С таким запросом граждане обращаются и в Институт омбудсмена. Одна из них - адвокат Арман Кыйгырова - говорит, что есть случаи, когда судьбы были разрушены из-за неверного решения суда или следствия:

Арман Кыйгырова.
Арман Кыйгырова.

«В европейских странах правительство само выступает инициатором пересмотра дел осужденных на пожизненное заключение. Их правительства понимают, что есть такая вещь, как судебная ошибка. Таким образом они пытаются устранить ее. В Кыргызстане же мы никак не можем достичь этого. У нас до сих пор не проведена судебная реформа, граждане сомневаются в качестве принятый решений, в том, что они справедливы. Поэтому осужденные на пожизненное лишение свободы пытаются обращаться, чтобы их дела пересмотрели по вновь открывшимся обстоятельствам. Мы уже пять лет пытаемся, чтобы было пересмотрено дело Виталия Ивженко и Александра Зюзина. Они были незаконно осуждены по сфабрикованному делу и подверглись пыткам».

Заключенные, о которых говорит адвокат, были осуждены в 2006 году по обвинению в изнасиловании 9-летней девочки и ее убийстве.

Согласно статье 71 Уголовного кодекса, пожизненное лишение свободы не назначается женщинам, лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет, мужчинам, достигшим в момент совершения преступления 60-летнего возраста. Также пожизненный срок в порядке помилования может быть заменен на срок заключения в 20 лет.

А статья 92 УК КР предусматривает, что вопрос о применении давности к лицу, осужденному к пожизненному лишению свободы, решается судом. Если суд не найдет возможным применить давность, пожизненное лишение свободы заменяется лишением свободы на срок от 15 до 20 лет.​

Срок давности не применяется при совершении преступлений против мира или безопасности человечества либо военных преступлений, против половой неприкосновенности и половой свободы личности в отношении несовершеннолетних, а также таких преступлений, как пытки, коррупция, акты терроризма и создание экстремистской организации.

Осужденные, о которых говорится выше, отказываются от подачи

Жаркын Темирбаева.
Жаркын Темирбаева.


прошения о помиловании из-за того, что не согласны с приговором суда и обвинениями. За последние годы около 10 человек получили помилование от президента. Но журналист Жаркын Темирбаева, освещающая проблемы заключенных, отмечает, что оправдание или изменение приговора осужденным на пожизненный срок маловероятно:

- Что касается пересмотра дел осужденных на пожизненный срок… Не совершавшие преступления не просят помилования. Наши законы написаны против простых людей. Если его осудили, посчитав, что он убийца, преступник, то ему ничего не дадут, пока он не признает, что он действительно совершил преступление. Это говорит о сырости законов и равнодушии.

Депутат Жогорку Кенеша Исхак Масалиев в свою очередь заявляет, что осужденные получают наказание в соответствии с совершенным преступлением:

Исхак Масалиев.
Исхак Масалиев.


- Конечно, адвокаты не будут говорит одно, а осужденные другое. Вы когда-нибудь слышали, чтобы они признавали, что сидят в тюрьме справедливо? Это жизнь. Если говорить о пересмотре, надо принимать во внимание общий принцип. Есть и такое, но, я думаю, принцип о том, что надо пересмотреть дело, так как у него хорошее поведение – не правильный. Если мы позволим это по отношению к совершившим тяжкие преступления, то дела осужденных за менее тяжкие надо пересматривать каждый год. Это трудный вопрос. Государство, Конституция дают им возможности через помилование и амнистию.

По данным за 2016 год, в Кыргызстане на каждые 100 тысяч населения приходится 5 осужденных на пожизненный срок. В России этот показатель равен 1, а в Казахстане и Таджикистане – 0,7.

NO/..

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG