Ссылки для упрощенного доступа

20 июня 2021, Бишкекское время 03:01

Кровопролитие на границе: как изменится отношение кыргызов и таджиков друг к другу и к своим лидерам?


Кыргызский военнослужащий возле сгоревшего пограничного поста в селе Максат Баткенской области. 4 мая 2021 года.

Исход боевых действий на кыргызско-таджикской границе предвещает изменения в том, как кыргызы и таджики будут относиться друг к другу и какими в их глазах предстают их собственные власти.

Недавние кровопролитные столкновения на неспокойной кыргызско-таджикской границе резко изменили там ситуацию и сказались на том, как две страны видят себя и друг друга, — с последствиями для лидеров Кыргызстана и Таджикистана.

Происходившие за последние 15 лет столкновения у рубежей всегда носили локальный характер, в них могло участвовать несколько сел по обе стороны плохо обозначенных или немаркированных участков границы. Боевые действия обычно происходили из-за работ у источников воды или строительства или ремонта дорог и ограждений.

Последний конфликт, произошедший 28 апреля, начинался во многом так же, как и предыдущие столкновения.

Группа таджиков устанавливала камеру видеонаблюдения на водозаборной станции на территории Кыргызстана, которая обеспечивает водой населенные пункты в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане.

Но Баховиддин Баходурзода, мэр таджикского города Исфара заявил, что он был на месте, и таджики устанавливали камеру на посту на таджикской стороне границы.

Баходурзода подчеркнул, что в силу недоверия, существующего на границе, обе стороны установили камеры наблюдения на водозаборной станции.

События разворачивались по знакомому сценарию: словесная перепалка, закидывание камнями, прибытие пограничников, перестрелка.

В последние годы стрельба все чаще сопровождает подобные споры, но, как правило, на место быстро прибывают местные официальные лица двух стран, утихомиривают враждующих жителей, и группы возвращаются на свою сторону границы.

Но то, что началось 28 апреля, обернулось иначе.

Утром 29 апреля в районе водозаборной станции произошла перестрелка. Стороны винят друг друга в открытии огня.

Затем таджикские силы начали скоординированную атаку на нескольких участках границы, на расстоянии многих километров друг от друга, и вошли в Кыргызстан.

Более десятка сел в Кыргызстане подверглись обстрелу из пулеметов, минометов, в ход пошли даже ракеты.

Близ этих населенных пунктов можно было видеть летающие таджикские военные вертолеты. Власти Таджикистана заявили, что они использовались для эвакуации граждан из районов, которые оказались отрезанными от Таджикистана из-за боевых действий. Однако на фотографиях, сделанных в кыргызском селе Ортобоз, видны лежащие на земле ракеты, которые могли быть сброшены только с боевых вертолетов.

Кыргызские силы нанесли ответный удар, и некоторые села в Таджикистане также подверглись сильному обстрелу. Сообщается, что некоторые кыргызские военные также временно находятся на территории Таджикистана.

За исключением единичных выстрелов вдоль границы, боевые действия окончательно завершились 30 апреля.

Однако число пострадавших и ущерб от столкновений беспрецедентные: по меньшей мере 36 граждан Кыргызстана и 18 граждан Таджикистана были убиты, более 200 получили ранения. Кроме того, десятки домов, магазинов и других построек были разрушены или повреждены, а десятки тысяч людей вынуждены были покинуть свои дома.

С обеих сторон прозвучали обвинения в беспричинном уничтожении имущества.

Согласно имеющимся сообщениям, большая часть материальных потерь пришлась на кыргызскую сторону. Обе страны завели уголовные дела друг против друга в связи со столкновениями, но вряд ли это приведет к какому-либо результату.

У Кыргызстана и Таджикистана есть некоторые сходства. Обе республики — бедные горные страны примерно с одинаковой территорией с сопоставимой численностью населения — около 6,5 миллиона человек в Кыргызстане и около 9,5 миллиона в Таджикистане.

Помимо общих границ, Таджикистан также граничит с Афганистаном, Узбекистаном и Китаем, в то время как Кыргызстан граничит с Казахстаном, Узбекистаном и Китаем — странами, которые намного больше, густонаселеннее и гораздо лучше вооружены, чем скромные армии в Кыргызстане и Таджикистане.

Эти сходства дают повод для совместной работы и поддержания хороших отношений.

Но после недавнего витка боевых действий вся существовавшие родственные связи были утрачены, поскольку, по ощущениям кыргызов, Таджикистан напал на Кыргызстан, нанес урон, при этом сам Кыргызстан практически ничего не сделал для того, чтобы это остановить.

И это возмутило многих кыргызстанцев.

По сообщениям, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предупредил Таджикистан, чтобы он не повторял агрессию против Кыргызстана. Но это — исключение. Больше ни один иностранный союзник публично не встал на сторону Бишкека или Душанбе в этом конфликте.

Большинство соболезнований из других стран выражались в адрес Кыргызстана, хотя Бишкек не может рассчитывать на большее. Вместе с этим поднимаются вопросы о том, как все так вышло и кто из государственных чиновников в этом виноват.

1 мая глава Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана (ГКНБ) Камчыбек Ташиев и его таджикский коллега Саймумин Ятимов встретились в приграничной Баткенской области Кыргызстана и подписали соглашение, закрепляющее перемирие и отвод сил к местам их дислокации.

Ташиев — давний друг нового президента Кыргызстана Садыра Жапарова, и его назначение на пост главы ГКНБ во многом объясняется этими отношениями.

2 мая Ташиев заявил, что Кыргызстан не будет требовать от Таджикистана компенсации за ущерб, нанесенный имуществу в Кыргызстане.

Камчыбек Ташиев, глава ГКНБ Кыргызстана, на кыргызско-таджикской границе. 2 мая 2021 года.
Камчыбек Ташиев, глава ГКНБ Кыргызстана, на кыргызско-таджикской границе. 2 мая 2021 года.

Он добавил, что к 9 мая будет готово соглашение о демаркации еще 112 километров границы.

Это могло бы стать хорошей новостью, поскольку основная причина этих конфликтов почти всегда связана с рубежами. Около 450 километров кыргызско-таджикской границы общей протяженностью 970 километров до сих пор не демаркированы.

Однако Ташиев и ранее преждевременно заявлял о прогрессе в пограничных вопросах.

После визита в Узбекистан в конце марта он сказал, что пограничный вопрос с Узбекистаном решен «на 100 процентов». Однако все это оказалось неправдой, когда жители села на кыргызской стороне границы отказались от предложенного обмена земельными участками, которые были оговорены в соглашении.

Ташиев также сообщил, что до боев, которые произошли 28–30 апреля, поступала информация об обострении ситуации на границе, что дает основания предполагать, что ему было известно о назревавшем конфликте, но он ничего не сделал для предотвращения этого.

Кроме того, Ташиев не дал конкретных объяснений о причинах вылета за границу 28 апреля. Как сообщается, он отправился на лечение, хотя в социальных сетях прозвучали предположения, что он поехал в Испанию на празднование дня рождения сына.

Кыргызы могут разочароваться и в новом президенте.

Жапаров пришел к власти с популистскими заявлениями о том, что Кыргызстан станет сильнее, что пришлось по вкусу его многочисленным националистическим сторонникам.

Он уже выступал по государственному телевидению, призывая к спокойствию и восстановлению хороших отношений с Таджикистаном, что свидетельствует о том, что Кыргызстану придется просто смириться с тем, что произошло на границе, и продолжать жить дальше.

Не поможет и то, что в Кыргызстане и Таджикистане ходят слухи, будто Эмомали Рахмон не стал отвечать на телефонные звонки Жапарова после начала боевых действий.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон посетил эксклав Ворух в начале апреля.
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон посетил эксклав Ворух в начале апреля.

Жапаров и другие официальные лица также пообещали профинансировать реконструкцию региона и восстановить общины, разрушенные в результате столкновений.

Жапарову, который уже и так погряз в долгах, будет сложно сдержать это обещание и при этом позаботиться о выплате внешнего долга страны.

Трудно представить, где кыргызские власти найдут средства для полного восстановления домов, заправочных станций, магазинов, школ и других строений, поврежденных или полностью разрушенных в ходе боевых действий. Они также должны компенсировать людям потерю домашнего скота, что еще даже не обсуждалось.

Все это происходит на фоне множества других проблем, охвативших Кыргызстан, — от растущей безработицы и инфляции до засухи и экономических трудностей, связанных с пандемией коронавируса.

Между тем в Таджикистане непопулярный автократический президент Эмомали Рахмон, похоже, готов извлечь выгоду из последних боевых действий на границе, в которых его военные действовали, похоже, решительно.

Рахмон годами прилагал усилия для подавления независимых СМИ и оппозиционных групп, параллельно его семья сколотила состояние в стране, где средняя зарплата не доходит даже до 100 долларов.

Более того, 68-летний Рахмон готовит себе в преемники своего старшего сына Рустама, надеясь, что таджики примут такой транзит власти.

Недавние события на границе позволили Рахмону получить неожиданное одобрение, что может облегчить и ускорить его подвижки к созданию династии в Таджикистане.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG