Ссылки для упрощенного доступа

23 октября 2021, Бишкекское время 14:32

Зулушев: На судей, оправдавших депутатов, никто не нажимал


Один из судей, оправдавших депутатов от «Ата-Журта», Курманкул Зулушев, находящийся сейчас в больнице, дал интервью «Азаттыку».

«Азаттык»: Оправдательный приговор в отношении депутатов разделил общество на два лагеря. Одна сторона считает, что «закон восторжествовал и суд вынес справедливое решение». А другая часть считает, что решение вынесено под давлением. На последнем заседании по этому делу было объявлено, что приговор будет вынесен 24 июня, но это вызвало беспорядки в зале суда. Некоторые считают, что именно из-за этого решение было принято в тот же день. Расскажите сами о том приговоре.

Курманкул Зулушев: Да, решение вызывает противоположные мнения. При его вынесении мы руководствовались буквой закона. Мы не должны обращать внимание на сплетни и политику. Наша цель – дача оценки материалам уголовного дела и фактам преступления, выявленным в ходе судебного следствия. Вы и сами наблюдали за судебным процессом. Там все были равны. Мы выслушали доводы всех сторон. На этом основании и была дана оценка.

Я хочу объяснить обществу, что согласно Конституции, судья не дает разъяснения по принятому решению, проще говоря, это запрещает делать закон. Однако из-за сложившейся ситуации, я хочу коротко рассказать о приговоре.

Подсудимым вменялась статья 295 (Насильственный захват и удержание власти). Но они были оправданы из-за отсутствия состава преступления. Также депутаты обвинялись в публичных призывах к насильственному захвату власти. По этой статье Генеральная прокуратура должна была получить согласие двух третей депутатов парламента на снятие неприкосновенности. Поэтому мы, как того требует Конституция, сократили эту статью. Если не получено согласие на снятие неприкосновенности, мы не можем давать юридическую оценку.

А теперь я расскажу, почему сначала было объявлено, что решение будет вынесено 24 июня, но было перенесено на 17-е. Да, мы назначили следующее заседание на 24-е. Однако после этого присутствующие в зале суда начали кидаться пластиковыми бутылками и обувью. Чтобы не допустить беспорядков, мнений о том, что суд специально затягивает процесс и для исключения негативных мнений о суде мы решили продолжить заседание. Мы заслушали последнее слово и в тот же день вынесли приговор.

«Азаттык»: В связи с вашим решением высказываются различные предположения. Например, о том, что за оправдательный приговор судьи получили 300 тысяч долларов или это было указание сверху для недопущения нового перекрытия дороги.

Курманкул Зулушев: Я еще раз повторю: при вынесении решения на нас не оказывалось давление. Мы исполняли свои судебные обязанности как того требует закон и приняли такое решение, отталкиваясь от фактов. Нас никто не запугивал. Ни сверху, ни откуда-либо еще указаний нам не поступало.

В тот же день распространились слухи о том, что судьи получили 300 тысяч долларов. По правде говоря, в первые дни эти сплетни очень сильно нас задевали. Люди, которых мы судили – это политики, лидеры. Если бы мы действительно торговались с ними, получили деньги, рано или поздно это стало бы известно. Время даст свою оценку. Что бы я не сказал, будут те, кто поверит и кто нет. Однако перед Богом и перед законом я чист.

Одна сторона обязательно будет недовольна приговором, а другая будет радоваться. Подобные слова мы выслушиваем и при других судебных разбирательствах.

«Азаттык»: У одного из членов судебной коллегии, вынесшей приговор, было особое мнение. Однако он не высказал его в день вынесения приговора, а озвучил на следующий. Почему у члена судебной коллегии было особое мнение?

Курманкул Зулушев: Во второй инстанции дело рассматривает коллегия из трех судей. По требованию закона, когда они сидят в отдельной комнате, один из судей выступает докладчиком. Каждый высказывает свое мнение, озвучивает решение, но окончательный приговор принимается путем голосования. Несогласный с решением судья должен изложить это письменно, положить в конверт и прикрепить к приговору. Однако это не должно быть обнародовано. По закону, об этом должен знать только Верховный суд.

У коллеги было особое мнение. Он изложил его и положил в конверт. Я не могу объяснить, что там было написано и почему. Я не знаю, почему особое мнение стало достоянием общественности.

«Азаттык»: Стало известно, что после оглашения оправдательного приговора судьям стали поступать угрозы. На самом деле вашей безопасности угрожала опасность?

Курманкул Зулушев: Опасность была. Мы давали интервью по этому поводу, но почему то не услышали этого по новостям.

После вынесения приговора, на следующий день, мы как обычно были на работе. Нам сообщили, что перед зданием суда собрались люди, среди которых были спортсмены и парни крепкого телосложения. Нам сказали, что звучат предложения выволочь нас и наказать как судью в Ала-Буке. Я был вынужден уйти с работы через заднюю дверь. Я живу в Сокулуке. Пока я доехал до дома, те, собравшиеся, раньше меня приехали. Они нашли и адрес судьи, проживающего в городе. Нас очень удивляет факт того, как они быстро нашли адреса. Также непонятно, почему наш же председатель распространил информацию о том, что нас уже два дня нет рабочем месте. Мы только 18-го отсутствовали полтора часа.

На следующий день, когда поехал домой, я увидел, что на заборе написали оскорбительные слова, а дом окружили 5-6 машин без госномеров. А дома сидела и боялась выйти моя семья. Я не мог зайти туда 2-3 часа. После того, как они уехали, я был вынужден увезти семью в безопасное место. Три-четыре дня мы не могли попасть домой. Когда на следующий день мы пришли на работу нам сказали, что собрались члены движений «Мекен шейиттери» и «Айкол Ала-Тоо». Мы увидели, что они стояли с плакатами во дворе и не смогли в тот день зайти в здание.

Мы пришли на работу на следующий день, 20 июня. После этого еще 2-3 дня обстановка была опасной. Мы завершали приговор и писали протокол два дня. Это большой процесс. У меня повысилось давление, и я был вынужден лечь в больницу.

«Азаттык»: Как вы думаете, насколько обоснованы доводы людей, считающих оправдательный приговор неверным?

Курманкул Зулушев: Я еще раз повторю: по закону, судьи не обязаны отчитываться за принятое решение. А те, кто недовольны, не выступали во время процесса потерпевшими или обвиняемыми. Я не хочу комментировать вопрос о том, почему они пришли и какие требования выставили. Мы не обязаны перед ними давать отчет. Если им интересно, пусть возьмут и прочитают приговор. Есть надзорные контролирующие органы, они все изучат. Все должно идти своим чередом.

«Азаттык»: Как вы считаете, сейчас вам угрожает опасность?

Курманкул Зулушев: Уже два-три дня тишина. Я лечусь. Семья в безопасном месте. После выписки, даст Бог буду здоров, пойду на работу. Если не ошибаюсь, 20-го мы написали заявление в городскую милицию и прокуратуру. Но по закону мы не обязаны обращаться в эти органы. Однако если судьям угрожает опасность в связи с вынесенным приговором, должно быть возбуждено уголовное дело по факту.

«Азаттык»: Распространилась информация о том, что другой член судебной коллегии, вынесшей оправдательный приговор, сейчас скрывается в Джалал-Абаде, опасаясь за свою безопасность.

Курманкул Зулушев: И я, и Сатиев вывезли свои семьи в безопасные места. Но мы оба не ездили в Джалал-Абад. На выходные мы были вместе. Это связано с тем, что ситуация опасная.

«Азаттык»: Реформа судебной системы еще не закончена. Не секрет, что большинство мнений о судах негативные. Сейчас высказывается мнение о несправедливости суда в связи с процессом над «атажуртовцами».

Курманкул Зулушев: Судебная реформа продолжается уже два года. Сейчас остались районные суды, остальные уже избраны. Я думаю, наше решение – это результат реформы. Настало время принципиально исполнять свои обязанности, называть черное черным, а белое белым. Я считаю, что новые судьи в такой ситуации будут выносить решения без чьего-либо вмешательства.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал интервью здесь

XS
SM
MD
LG