Ссылки для упрощенного доступа

23 Август 2017, Бишкекское время 12:17

Все 39 военнослужащих, самовольно покинувших 3 февраля место несения службы, вернулись в место расположения своей части.

Руководство воинской части № 702 Внутренних войск МВД объясняет данный инцидент проявлением неуставных отношений. Такого же мнения придерживаются родители военнослужащих.

Случай с побегом солдат расследует Военная прокуратура. Также собственное расследование проведет общественное объединение «Солдатские матери». Как отмечается, солдатам не грозит уголовное наказание, так как они вернулись в расположение части в течение 3 суток, и поэтому они получат лишь дисциплинарные взыскания.

Начальник в\ч № 702 Болотбек Бокошев в интервью «Азаттыку» сообщил, что в тот день из 39 сбежавших военнослужащих 22 находились на территории государственной резиденции «Ала-Арча». Побег произошел во время отдыха солдат. Остальные военнослужащие ушли в самоволку с территории самой воинской части. Вот как прокомментировал произошедшее Бокошев:

- У нас каждый день идет военная подготовка. В том числе занятия спортом и строевой подготовкой. Кроме этого, каждой роте выделяется определенный участок территории - согласно правилам, военнослужащие обязаны привести его в порядок. Эти же решили, что после истечения 8-9 месяцев армейской службы не обязаны этого делать.

Напомним, что Государственный комитет национальной безопасности КР категорически опроверг ранее появившуюся информацию о том, что сбежавшие солдаты имели отношение к охране государственной резиденции №1 в Бишкеке. В сообщении спецслужб подчеркивается, что эта функция осуществляется силами 9-го управления ГКНБ и Национальной Гвардии Министерства обороны Кыргызской Республики.

Бокошев в интервью также подчеркнул, что ранее в их части не было зафиксировано ни одного факта самовольного оставления службы.

Родители сбежавших солдат не согласны с версией военных. Мать одного из военнослужащих по имени Рыскуль сказала следующее:

- Все это случилось из-за неуставных отношений. Если бы все произошло через пару месяцев службы, мы бы подумали, что наши сыновья не выдержали тягот армейской жизни. Но у них-то восемь месяцев прошло. Мой сын до этого случая вообще не жаловался. Я не видела синяков на его теле. Спустя столько времени солдаты должны смотреться как настоящие бойцы. А тут все наоборот - сын стал выглядеть замученным. На руке у него выскочил чирей, который до сих пор не зажил. Когда я спросила его: кто-нибудь следит за состоянием их здоровья? - сын ничего не смог сказать.

Военная прокуратура в интересах следствия ограничила общение вернувшихся в часть солдат с родителями, а также с журналистами, которые пытались узнать из первых уст причину массового побега.

По словам руководителя правозащитной организации «Наше право» Каличы Умуралиевой, солдаты наверняка были вынуждены пойти на такой шаг:

- Один человек может сбежать по дурости, а тут массовый побег - 39 военнослужащих! Это можно расценивать и как знак протеста. Возможно, они так поступили, потому что никто не обращал внимание на их удручающее положение. Этот случай нужно расследовать, и отнестись к нему как к общественной проблеме. Никто не контролирует действия офицеров. Правительство должно оценить должным образом случившееся и принять соответствующие меры.

В Концепции реформирования МВД внутренним войскам было уделено достаточно внимания, и этот вопрос вызвал острую дискуссию, потому что и руководство министерства, и представители гражданского общества предлагали ликвидировать этот вид войск, передав его функции другим подразделениям МВД.

AI

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG