Ссылки для упрощенного доступа

23 Октябрь 2018, Бишкекское время 19:37

О «лесозаготовке» в масштабах столицы


Пенек от одного из срубленных деревьев в Бишкеке.

Из города с плохими дорогами Бишкек постепенно превращается с город с неплохими дорогами. Но асфальт наступает на зеленые территории. Для расширения улиц мэрия вырубает деревья, которым уже по несколько десятков лет. В ответ на критику горожан муниципалитет отмечает, что вместо старых деревьев высаживаются молодые, полноразмерные.

К чему может привести вырубка и почему деревья живут меньше, чем должны? «Азаттык» искал ответ на этот вопрос с экологом Эмилем Шукуровым.

«Азаттык»: В городе вырубается много деревьев, в ответ на возмущения бишкекчан в мэрии заверяют, что вместо них будут высаживаться молодые. Насколько это оправдано и эффективно?

Эмиль Шукуров.
Эмиль Шукуров.

Шукуров: Проблема городского озеленения превратилась в последнее время в самую острую. Но ситуация становится еще более неразрешимой. Если озеленение будет продолжаться так, как это делается сейчас, то скоро мы лишимся деревьев совсем. Это уже просто шизофрения, а не профессиональный подход к озеленению.

Под видом озеленения совершается нечто другое, в чьих-то интересах. Выдвигают положения, согласно которым все деревья в городе, достигшие 50-60 лет, устарели, и их все надо вырубить и заменить на новые. А чтобы бедные горожане не пострадали, надо полномерные деревья заменить полномерными саженцами, которые, как минимум, в 100 раз а то и больше, дороже обычных стандартных саженцев.

Утверждение, что предел жизни деревьев 50-60 лет – это ложь, введение в заблуждение. Когда начинаешь их критиковать, они оговаривают, что это предельный возраст деревьев в условиях города. Так вот, в условиях города в Киеве в прошлом году отметили 1000-летие одного из дубов. Там никто не ставит вопрос о том, что его уже 100 раз надо было вырубить.

А у нас в этом году уже новый лозунг: в 40 лет деревья уже негодные. У нас надо вводить положение о том, чтобы вице-мэр, который отвечает за посадку деревьев и занимается этим больше 4 лет, уже не годится. Он пережил этот срок, и его надо менять. Это будет так же обосновано, как и то, что за 40 лет все деревья становятся негодными.

Достаточно посмотреть на те деревья, которые они еще не вырубили. Большинству из них по 70-80 лет. Причем, они были посажены не полномерами, а обычными саженцами. Значит, на место профессиональных озеленителей пришли люди, которые занимаются всем, но только не озеленением. По факту, они занимаются уничтожением зеленых насаждений. Горожане выступают, но их не слушают. Им предлагают подключиться, но они и в этом качестве не нужны. Потому что тут, по- видимому, озеленение – это некий бизнес. Я очень сильно извиняюсь, если ошибаюсь, но ничем другим происходящее объяснить невозможно.

«Азаттык»: Насколько жизнеспособны полноразмерные саженцы?

Шукуров: Они настолько же жизнеспособны, насколько жизнеспособны обычные саженцы. Но проблема в том, что у нас более половины города не поливается, у нас и поливной воды-то нет. Вот этим толком никто не занимается. У нас под всякими предлогами уничтожается арычная система.

Сейчас новый повод уничтожать деревья – это освоение китайского гранта на строительство дорог в Бишкеке. Они вырубают все деревья на сотнях метров, причем и деревья, которые не входят в полосу расширения. Это можно назвать неприкрытой лесозаготовкой в масштабах города. И никакие аргументы абсолютно никого не интересуют.

«Азаттык»: К чему в конечном счете могут привести вот такие процессы?

Шукуров: Уже привели. В городе раньше был достаточно чистый воздух. Сейчас он стал одним из самых загрязненных. Мы уже среди городов с очень плохой экологической ситуацией. Одна из причин связана с резким сокращением количества деревьев на душу населения. И качество тех деревьев, которыми заменяют старые, значительно хуже.

Например, сторонники вырубки яростно твердят, что надо убирать из города все тополя. Но эти деревья на протяжении сотен лет были главными в озеленении среднеазиатских городов. И в этих городах, которые появились чуть ли не в начале первого тысячелетия, никто не ставил это под сомнение. И тут приходит реформатор. Говорит, что они долго не живут, что они загрязняют воздух пухом, который забивает носы горожан и вызывает аллергию. И еще говорят, что эти тополя постоянно стремятся упасть – на постройки, провода и людей. Действительно, на многих улицах тополиные ряды в очень плохом состоянии. Значительная их часть не обеспечена приствольными кругами, их корням нечем дышать. Они закатаны в камень, бетон и асфальт. Неправильно задушить дерево, а потом заявить, что оно опасно. Кто опасен, так это горе-озеленители.

В дендрарии Ботсада есть аллея тополей, которые были посажены в начале 1940-х годов. Так сколько им лет? Как минимум два раза по сорок. И ничего, они прекрасно выглядят, у них нет больных ветвей. Значит, утверждения о том, что они не живут больше 40 лет – ложь.

XS
SM
MD
LG