Ссылки для упрощенного доступа

18 Октябрь 2017, Бишкекское время 02:44
"Wake me up when September ends" - "Green Day"

Сонное утро, страна не спала. Она шушукалась. Шелестят слухи, бурлит кровь, и устали нервы.

Неоспоримо, что двое ошиблись. И заведённое уголовное дело уже многие заведомо одобрили. Но лично меня не оставляет в покое другое - эти несколько кадров, которые не дали заснуть.

Я прокручиваю этот момент снова и снова. Бежит человек. Я знаю это чувство. Сколько раз хотелось вот так побежать, все бросить, потому что надоело, и выхода нет. Как говорил герой «Страха и ненависти в Лас-Вегасе», «искушение учинить жесть и а...уй окажется непосильным».

Этот бег не вызывает отвращения, потому что бегущий человек никогда не может скрыть себя. Он виден весь - во время бега не удается соврать. Наконец-то. Нельзя лицемерить, когда ты так быстро бежишь. Ведь мы же от этого устали? И человек, который побежал, подсознательно тоже устал: от своей лжи и пустых слов.

И я нажала бы «стоп» на этом месте, если бы я была режиссером жизни. Чтобы мы застыли в памяти космоса вот так. Кыргызы, жаждущие чего-то, чего не знают сами.

Оставив на паузе жизнь, мы бы смогли убежать от самих себя. Пойти на глупость в последний раз. Пусть все будут смеяться над тобой. Пусть. Но у них только слова, а у тебя был бег. Они правы, ты неправ. Все ясно и от этого спокойно. Наконец-то.

Страна с избыточным тестостероном, где ум не решает ничего. Где эго сталкиваются лбами ежедневно. Страна перманентных дежавю. Ведь все это было. Разбудите меня через сто лет, все будет так же. В Кыргызстане. Среди гор. Люди будут перелезать через забор – уличная камера запечатлеет испуганный и растерянный взгляд милиционера, его голова уходит в плечи. Кто-то крикнет: «Кумтор элдики, ...ля!». Женщина заорет истошно и неприятно. И будет стоять белый склеп. Он также будет манить всех. Весь в дыму от сожженной арчи. И нам не преодолеть эту энергетику Кыргызстана - мы сами несем в себе эти бури. Каждый кыргыз.

Я оставляю объектив камеры там, на бегущем человеке, на толпе, у которой мутнеют глаза. А сама мысленно ухожу в кабинет президента, который сегодня заперт. Оттуда видна вся площадь. И из окна можно оплакивать нашу наивность, наши дешевые белые кепки, наших некрасивых кричащих женщин, нашу разрушительную энергию, которая переполняет нас, и мы бежим. Даже отсюда можно разглядеть животы бегущих, и короткие крепкие ноги. Нам обязательно нужно перелезть забор, если даже у нас в кармане лежит удостоверение депутата. Таковы мы, а не только Ташиев. Gangnam style по-кыргызски.

И тут в толпе слышны одиночные выстрелы. Пули резиновые. Они уходят в небо. Прямо к дулу бежит тот же самый человек в черном костюме. Но на миг можно оказаться в шкуре убегающего парня из охраны «Белого дома». Убегая, он слышит свое сердце. За ним бежит бык, стихия, инстинкт, но не депутат, не политик, и уже не человек.

Вечером вся страна смотрит телевизор, телефоны разрываются от звонков. Волна смеха у мониторов компьютеров не стихает.

Вместе с шелестом листьев доносятся и шепот. Несколько мужчин сидят за столом – им предстоит тяжелая ночь. Лампа у следователя горит. Джип стоит во дворе ГКНБ. Журналисты мерзнут и пьют кофе. Коньяк взять забыли. Через всю страну летят, летят осенние листья, звонки, слова. Перекрестные звонки. Обыскиваются машины, офисы.

Генпрокурор, высохшая от хитроумных юридических формулировок и лжи, тоже плохо спала. Юристы ломают головы. Адвокаты думают.

Дальше будет торг. Дальше начнется обыкновенная некрасивая история, и ее не хочется продолжать. Дальше придут старые лисы и шакалы. Ташиев потом на допросе и всю жизнь будет задаваться вопросом: зачем он перелез, а потом побежал?

Первый президент Кыргызстана Аскар Акаев тоже бежал. Вернее, убегал. Увидев по новостям Бишкек и «Белый дом», он вспомнил 24 марта 2005 года. Ему хочется злорадно усмехнуться, сидя в кресле в Подмосковье, но нет, не получается.

Второй президент Курманбек Бакиев гуляет в дождливой Белоруссии. И он тоже вспомнил этот бег и 7 апреля 2010 года.

Алмазбек Атамбаев еще летит. В самолете он на секунду задумывается об Акаеве, Бакиеве. Он тоже хорошо помнит такую же ночь, когда его забрали в ГКНБ. На секунду липучему, холодному страху удается забраться и сесть возле него. Но он смахивает страх, материт Ташиева, но улыбается. А потом думает о беге. Никто не хочет убегать.

Все смешалось. Мы устали, потому что никто не наказан. Кто виновнее? Акаев, Бакиев? А кто из «временщиков» остался незапятнанным?

И ночью вместе с листьями проносились лица, лица, лица.

Столько любви, столько животного, и совсем мало ума в Кыргызстане. А может, и наступят скучные, благопристойные, мудрые времена? И мы будем вспоминать бегущих нас?

А пока: «Беги, Ташич, беги!», - кричали мы 3 октября 2012 года.

В это время министр внутренних дел Зарылбек Рысалиев препирался с удивительно похожей на него женщиной. Другая женщина сидела, а кровь текла на асфальт. Я не смогла увидеть ее лица - только шлепанцы на носках.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG