Ссылки для упрощенного доступа

20 Август 2017, Бишкекское время 08:12

Народный артист СССР работает консультантом двух театров в казахстанском Петропавловске.

Режиссер, снявший культовые картины «Белый пароход», «Выстрел на перевале Караш», «Ранние журавли», «Алые маки Иссык-Куля» и «Волчью яму» за последние 20 лет не снял ни одного фильма.

И вот, по словам Болота Шамшиева, которому в этом году исполняется 72 года, он вскоре приступит к сьемке новой кинокартины на основе собственного романа, и даже сыграет в ней роль аксакала.

Корреспондент Радио «Азаттык» Жаныл Жусупжан поговорила с мэтром кыргызского и советского кино накануне его отъезда в Астану, где он собирается провести переговоры по открытию в столице Казахстана собственной студии.

Шамшиев: Сейчас я работаю единым театральным советником двух театров в Петропавловске. Первый - это Областной русский драматический театр имени Николая Погодина, а второй - казахский музыкально-драматический театр имени Сабита Муканова.

Написал одну пьесу, два сценария и один роман. Первый сценарий посвящен 300-летию Аблай-хана, а второй основан на моем собственном романе «Королева и олигарх». Пьеса посвящена известному казахскому драматургу и мыслителю Габиту Мусрепову, который подвергался гонениям в советский период. Это крайне интересная личность.

Сакен Сейфуллин, Бейимбет Майлин и Магжан Жумабаев -все они представители одного поколения. Все они были расстреляны в сталинские времена. Мухтар Ауэзов смог избежать трагической участи многих представителей интеллигенции, исчезнув на время. Габита Мусрепова выгнали из партии. Тогда он в сердцах сказал «Лучше бы меня расстреляли, чем выгнали из партии». Двадцать лет человек мучился.

"Азаттык": Насколько я знаю, раньше вы писали больше сценарии, но не пьесы. Пьесу о Мусрепове вы написали для казахских театров?

Шамшиев: Да, пьеса будет поставлена в Погодинском театре, а играть будут актеры казахского театра имени Муканова.

Болот Шамшиев. Фото из архива
Болот Шамшиев. Фото из архива
"Азаттык": В Петропавловске, наверное, к вам приходят ходоки, когда узнают, что вы работаете в местных театрах?

Шамшиев: Кто слышит, обязательно приходит поздороваться. Сидим и разговариваем обо всем. Есть такой большой писатель - Роллан Сейсенбаев. С ним часто встречаемся. Культуролог по имени Мади тоже довольно часто приходит.

Бывает еще наш кыргызский тренер по боксу, который сейчас работает на севере Казахстана. С известным философом, акыном и эссеистом Ауэзханом Кодаром тоже часто встречаемся. Ряд моих публикаций вышли в его журнале «Тамыр». Другая пьеса была опубликована в алматинском журнале «Аманат».

"Азаттык": Петропавловск - один из самых отдаленных и провинциальных городов Казахстана. Вам там не бывает скучновато?

Шамшиев: Нет, наоборот - все хорошо. Там прекрасное творческое настроение, никакой суматохи или суеты. Когда устаю, выхожу погулять, а округа вся утопает в белых березах. Поброжу по лесу, и опять домой. В общем, тишь да благодать, если бы не шум играющих детей. Моему младшему исполнилось 2,5 годика, а старшему - 4,5. Ночами, когда они спят, работаю над своими рукописями. Свой роман «Королева и олигарх» считаю вехой в своем творчестве.

"Азаттык": Вы насовсем уехали из Кыргызстана или еще вернетесь?

Шамшиев: Я не по своей воле уехал из Кыргызстана. Я был вынужден искать работу. По другому говоря, я, Народный артист СССР, сегодня - гастарбайтер. Сейчас много таких, кто вынужден в поисках лучшей жизни покинуть Родину.

Я двадцать лет сидел в Кыргызстане. 15 лет ждал, когда Акаев даст денег для кино. Пять лет ждал во время Бакиева. Потом правительство дало мне 2,5 млн. сомов. Из них полтора миллиона сомов украли люди с нашей студии. На один миллион снял 1\3 часть фильма. У меня забрали камеру, не давали денег. Создали такие условия, что я вынужден был уехать, чтобы прокормить свою семью.

У нас талантливый народ. Но его надо поддерживать, давать образование молодым. Я просил выделить студию. Но тогдашний министр культуры Султан Раев ничего не сделал, а казахи, наоборот, предложили мне открыть в Астане свою киношколу, свою мастерскую. Получается, что я казахам более нужен, чем своей Родине.

Болот Шамшиев на съемках фильма "Волчья яма". Фото из архива
Болот Шамшиев на съемках фильма "Волчья яма". Фото из архива
"Азаттык": Сейчас в Кыргызстане собираются снимать историческую картину о Курманжан-датке. Государство выделило финансирование. Вокруг много разных разговоров и споров. Если бы вы снимали эту картину, то какой была бы у вас Курманжан-датка?

Шамшиев: Если бы я объявил, что хочу снимать картину о ней, мне бы ни копейки не дали бы. Потому что моя фамилия Шамшиев, а не Шерниязов. Мне бы не дали 1 млн. долларов.

"Азаттык": Ну, вдруг представилась бы такая возможность. Как бы вы сняли Курманжан-датку?

Шамшиев: Даже «вдруг» невозможно представить. У нас очень сильно развит регионализм. Мой отец с юга, а мама с севера. Я сам не делюсь и просто не знаю таких слов как «север» и «юг».

"Азаттык": Вы начинали свою карьеру как киноактер. Возможно ли сегодня ваше возвращение как актера?

Шамшиев: Я, конечно, задумывался об этом. В моем последнем романе «Королева и олигарх» есть такой персонаж - стареющий режиссер. Он в разрушенном заводе ставит «Ромео и Джульетту». Эту роль, можно сказать, я для себя написал. Мне действительно хочется сняться в кино…

"Азаттык": Тогда будем ждать…

Шамшиев: Дай Бог. На все воля Всевышнего...

P.S. Фрагмент культового фильма "Белый пароход", 1975



AI
XS
SM
MD
LG