Ссылки для упрощенного доступа

19 Декабрь 2018, Бишкекское время 18:24

Все больше этнических кыргызов заявляют о пропаже родственников в лагерях Китая


Китай, Синьцзян. 25 июня 2017 г.

В Кыргызстане увеличилось число граждан, которые ведут поиски своих близких, оставшихся в Китае. В «Азаттык» обратились несколько человек, которые потеряли связь со своими родственниками в Синьцзянь-Уйгурском автономном округе.

Ранее кайрылманы, приехавшие из КНР, обратились к президенту Кыргызстана с просьбой оказать им помощь. В Министерстве иностранных дел КР заявляют, что информация о массовых задержаниях этнических кыргызов в Китае уточняется.

Представившийся как китайский кыргыз Маметрасул Айшан приехал в Кыргызстан в 2016 году с матерью, а через год получил гражданство и паспорт КР. Он говорит, что приехал на историческую родину по приглашению родственников, и что власти Китая дали разрешение на выезд только его самого и его матери.

А его семья – двое сыновей и супруга, а также другие родственники остались в уезде Каргалык округа Кашгар. Маметрасул говорит, что его жена Нурмангуль Абай по национальности кыргызка, но по паспорту числится уйгуркой. А его 13-летние сыновья-близнецы оказались записаны как узбеки. О том, что его супругу отправили в лагерь, мужчина узнал уже после своего выезда из Китая. С тех пор он не может связаться со своими близкими.

​Маметрасул Айшан рассказывает, что еще в 2015 году, когда жил в Синьцзяне, на два месяца попал в «лагерь политического перевоспитания». Но тогда, по его словам, в лагере просто держали людей с утра до вечера, а сейчас эти места превратились в тюрьмы:

- В 2015 году эти «лагеря политического перевоспитания» были огорожены сетками, колючей проволокой. Походили на тюрьмы. Милиция все охраняет. Туда мы заходили в семь утра. И до вечера никуда выйти не могли. Отпускали лишь в семь вечера. Это то, что я видел своими глазами в 2015 году.

Сейчас правила пребывания изменились. По моим данным, человек попавший туда, уже не возвращается. Жив они или нет – никакой информации. В 2015 году, когда я посещал лагерь, то в основном там рассказывали о политике правительства. Вечером я возвращался домой. Сейчас это не так, оказывается. Поступают сообщения о том, что на заключенных оказывается всяческое давление. Но сам я этого не видел.

Супруг Гулайым Орозбаевой, в свое время уехавший в Китай, вот уже более двух лет не дает о себе знать. Женщина, воспитывающая двоих детей, говорит, что ее супруг пытался получить гражданство Кыргызстана и в связи с этим выехал в Китай для подготовки документов, но был задержан сразу по пересечении границы:

- Мой супруг Хадыркулов Алманбет – китаец кыргызского происхождения. Он родился 24 января 1973 года в селе Учуй уезда Ак-Чий Синьцзяна. 22 июня 2016 года он выехал с намерение через два месяца вернуться, но с тех пор пропал. Что с ним случилось, никто не знает. Насколько я знаю, после пересечения границы, когда он оказался на территории Китая, когда вышел из автобуса, его сразу же задержали и куда-то увели. С тех пор надеемся получить от него хоть какую-то весточку. Он не был особо религиозным, бороду не отращивал. Никаких религиозных интересов у него не было.

Азия: «взяли расписку, что лагерей в Китае нет»
please wait

No media source currently available

0:00 0:25:00 0:00

Сообщается, что среди кыргызов, которые оказались в лагерях Китая, есть и те, кто числится студентом в кыргызстанском вузе.

Как сообщали в недавно созданном Комитете по поддержке кыргызов в Китае, до сих пор не вернулись из Синьцзяна 45 студентов и один преподаватель, которые выехали туда из КР.

Получивший паспорт Кыргызстана кайрылман, студент Аалы Суйунаалы уулу сообщил, что им поступают приглашения и угрозы от правоохранительных органов Китая:

- В 2017 году на каникулах отдельным студентам говорили вернуться, они уезжали в Китай, но не возвращались. Последние уехали в январе в 2017 года, не вернулись. Ко мне тоже поступали приглашения. Спустя полгода после задержания отца меня спросили, где я буду дальше учиться, с кем знаком, чем занимаюсь. Но после ответов отпустили меня на продолжение учебы. Два-три раза звонили. Хотел поехать на каникулах, но не получилось поехать вместе с другими студентами. Я с ними созванивался. Меня звали милиционеры из района и секретари села.

Мама тоже говорила, что мне обязательно нужно вернуться, потому что к ним поступают предупреждения. Но я предчувствовал, что не смогу вернуться в Кыргызстан. Сейчас мой отец – Суйунаалы Жусупемет – под арестом. Он родился 14 июля 1970 года в селе Жалан-Чий района Ак-Чий Кызылсуу-кыргызского автономного округа. Я приехал в Кыргызстан в 2014 году и в 2017-м получил гражданство КР. Отец дважды приезжал в Кыргызстан. В последний раз приезжал в 2016 году вместе с бабушкой. Спустя полгода, в марте 2017 года, сообщили, что его увезли в лагерь. Я узнал об аресте через месяц после его задержания. Через три-четыре месяца после ареста отца я разговаривал с матерью, но последний год я не связывался с ней.

Тем временем в Кыргызстане создали Комитет поддержки китайских кыргызов. 29 ноября организация выступила с обращением к властям КР и обществу с целью обратить внимание на положение кыргызов в Китае. До этого родственники этнических кыргызов опасались какой-либо огласки о проблемах в соседней стране. Но трудное положение земляков и рост числа арестантов вынуждает их открыто говорить о происходящем.

В начале недели кайрылманы направили обращение к президенту страны Сооронбаю Жээнбекову. Официального ответа пока не последовало. МИД ограничился лишь сообщением, что проводится проверка информации о положении этнических кыргызов в Китае. Отдельные общественные деятели и правозащитники призывают власти обратить внимание на китайских кыргызов и найти дипломатические пути для диалога с Пекином.

Аскар Бешимов.
Аскар Бешимов.

- Наше правительство должно направить официальное обращение к китайской стороне, основываясь на межгосударственных соглашениях и стабильном сотрудничестве, и получить официальный ответ, - считает экс-замминистра иностранных дел Аскар Бешимов. – Европейские правозащитные организации и весь прогрессивный мир открыто обсуждают факт существования «лагерей перевоспитания» в Китае. Мы тоже должны попросить китайскую сторону предоставить информацию об этнических кыргызах. В Урумчи работает четыре дипломата от Кыргызстана, пусть они тоже собирают информацию. Так прояснится, как обстоит ситуация, и в чем корень проблемы. Исходя из этого мы должны делать следующие шаги.

По данным Комитета поддержки китайских кыргызов, в «лагерях перевоспитания» в СУАР содержится около 50 тысяч этнических кыргызов.

Аналогичные сведения приводят в казахстанской организации «Молодые добровольцы Ата-Журта». Пекин называет лагеря образовательными центрами, где «студенты» проходят курсы китайского языка и становятся более законопослушными. Но этнические кыргызы и казахи в Китае называют эти учреждения не иначе, как колониями усиленного режима.

NO/YrU

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG