Ссылки для упрощенного доступа

18 Октябрь 2018, Бишкекское время 15:40

«Судебная реформа измеряется не мантией и количеством зданий»


Иллюстративное фото.

Президент Сооронбай Жээнбеков отметил, что темпы судебной реформы оказались ниже ожидаемых.

Взяла ли судебная система курс на системные изменения?Могут ли суды стать зависимыми от аппарата президента? Почему выбранные судьи до сих пор не назначены?

В дискуссии на эту тему в программе «Арай көз чарай» приняли участие депутат Жогорку Кенеша Алмамбет Шыкмаматов и судья Верховного суда Гульбара Калиева.

«Азаттык»: Президент сказал, что темпы судебной реформы оказались ниже ожидаемых. Вы согласны с этим?

Алмамбет Шыкмаматов: Если честно судебная реформа и не велась медленно, она просто стояла на месте. Судебная реформа не исчисляется тем, сколько зданий было построено, сколько мантий для судей сшито, а также, какие столы и стулья закуплены.

О судебной реформе можно судить по тому, насколько независимыми стали суды, по тому, насколько система укомплектована честными людьми и насколько выносимые ими решения соответствуют букве закона.

Кто виноват в том, что судебная реформа не шла вперед? В этом есть и значительная вина парламента. Потому что именно Жогорку Кенеш отвечает за создание качественных законов. Последний вариант Конституции был явно не в пользу судебной реформы. Например, Дисциплинарная комиссия наоборот сделала суды еще более зависимыми. Пока им не будет предоставлена абсолютная свобода, реформы никакой не будет. Суды должны подчиняться только закону и своей совести.

«Азаттык»: Президент Сооронбай Жээнбеков 17 мая заявил, что институт пробации должен заработать уже через год. Что это за институт и в чем его обязанность?

Гульбара Калиева: «Пробация» это один из видов условного наказания, это международный термин. В этом случае провинившемуся судом дается некий испытательный срок, в течение которого он находится под наблюдением соответствующих органов. Например, его могут передать в ГСИН или может быть введена отдельная служба. Цель внедрения такого института не судить всех людей и наказывать их, посадив в тюрьму. Предполагается изменить вид наказания на условный, то есть воспитать человека и социализировать его в обществе. Из-за того, что всех сажают в тюрьмы, лучше не стало, наоборот усиливается криминалитет.

Алмамбет Шыкмаматов: Другими словами «пробация» означает, что человека укравшего курицу не стоит заключать в одну камеру с матерыми уголовниками и тем самым делать только хуже. Предполагается сделать так, чтобы этот человек с помощью общества социализировался настолько, что во второй раз на кражу курицы он не пойдет. Выносимое судом наказание должно быть не местью государства, а мерой, направленной на воспитание. Этот метод оправдал себя в развитых странах, поэтому был взят за образец. Например, в Украине пробация сейчас работает очень хорошо.

«Азаттык»: Глава государства освободил от занимаемой должности Манаса Арабаева, которого негласно называли «куратором судей», с формулировкой «в связи с утратой доверия». А есть ли гарантия, что человек, который придет на его место, не будет также «курировать работу судей»?

Алмамбет Шыкмаматов: Этот человек должен понимать, что если будет повторять действия своего предшественника, то и финал у него будет такой же. Политическая карьера Арабаева закончилась очень плохо. Но кто бы ни пришел на его место, он должен «семь раз отмерить, один раз отрезать».

«Мои требования будут жесткими». Президент раскритиковал суды и силовиков

«Мои требования будут жесткими». Президент раскритиковал суды и силовиков

Президент Сооронбай Жээнбеков 8 февраля выступил на заседании Совета безопасности. На заседании рассматривался вопрос о мерах по борьбе с коррупцией в судебных, правоохранительных и надзорных органах.

В этой ситуации сам Аарабаев виноват на 40%, оставшиеся 60% - это вина тех, кто давал ему указания. Он же выполнял не свои прихоти. Ему давали указания бывший президент, Фарид Ниязов, такие как Джолдубаева и Сегизбаев. Но в итоге Арабаев - единственный виноватый.

Это зависит от воли президента - чтобы не было таких гнусных вещей. Например, если действующий глава государства скажет, что «отныне заведующий отделом моего аппарата не будет вмешиваться в работу судов», от все встанет на свои места. Почему люди не верят судам? Такая оценка дается, исходя из пяти-шести резонансных дел. А так ведь все граждане не судятся.

«Азаттык»: Председатель Верховного суда заявила, что неквалифицированные судьи бросают тень на всю систему. А какие есть тому аргументы, как можно повысить квалификацию судей?

Гульбара Калиева: Знаете, бывает, например, что человек, который ранее работал нотариусом приходит на место судьи и начинает рассматривать очень тяжкие преступления. А те, кто работал в милиции рассматривают гражданские дела. Эти обстоятельства могут оказать негативное влияние на качество выносимых вердиктов.

Несмотря на то, что все судьи имеют юридическое образование надо постоянно повышать их профессионализм, организовывать курсы. Надо обучаться в нашем учебном центре. Есть предложения создать институт менторства и наставничества, пригласив работать туда честных и справедливых людей, которые отработали в этой системе и вышли на пенсию.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG