Ссылки для упрощенного доступа

28 октября 2021, Бишкекское время 01:36

Греческая трагедия или Европа Прометея


Здание греческого парламента. Афины, 16 мая
Трудно было бы назвать, какая газета мира еще не написала о Греции наших дней. Страна погрузилась в полную неизвестность. Все ищут виноватых. Объем долгов давно выше легендарного Олимпа. Европа уже устала покрывать долги Греции, чтобы предотвратить дефолт, который был бы неминем, если сотни миллиардов кредитов ЕЦБ. Все ищут героя масштаба Геракла, который бы расчистил Авиевы конюшни греческой экономики.

Разумеется, в такое время громче всех кричат правые и левые, всякие ура-патриоты, за которые голосуют и которые щедро обещают скорое решение всех проблем. Парламентские выборы ничего не дали в плане создания нормального правительства, главная причина—не договорились.

Поэтому греческий президент Ив Морети вынужден был сформировать некое техническое правительство, чтобы страна вовсе не погрузилась в хаос. А Греция, по мнению The Economist, это без превеличения “ахиллесова пята” Европы.

Словом, в памяти европейцев вновь воскрешают общеизвестные символы античности с ее Прометеем, с греческими трагиками, Софоклом и Еврипидом, заодно вспоминаются и мифы о нити Ариадны. Но трагедия именно в том, что пока даже близко не видно этой самой “нити”, на горизонте всерьез маячит возможный выход Греции из Еврозоны и возврат к давно забытой драхме—старой денежной системе.

Не лучшими выглядят экономические перспективы Испании, за ней Италии, не говоря о Португалии и Ирландии, которые сумели избежать наихудшего только благодаря щедрым денежным вливаниям ЕЦБ. Некогда мощная Япония никак не сможет выходить из состояния столь затянувшейся экономической анемии, что усилилось особенно после прошлогоднего разрушительного цунами. Разумеется, никто бы не хотел, чтобы так закончилась великая идея о единой, объединенной Европе.

Но, как пишет журнал Time, уход Греции обошелся бы Евросоюзу слишком дорого в финансовом плане —старому континенту это обойдется как минимум в 1 триллион евро. Поэтому можно понять реплику газеты The Washington Post, написавшей, что в такой ситуации очень многое может зависеть от Ива Морети, президента Греции, от его политической воли и мудрости, от его 11 миллионов соотечественников, какой путь, какую судьбу изберет их страна.

Понятно, что греческая проблема, в целом судьба еврозоны, пути выхода из тупика обсуждались в Кемп-Дэвиде, пригороде Вашингтона, на саммите G-8. Вывод был один—все делать для того, чтобы Греция осталась в еврозоне, дать возможность экономикам Европы, в целом Запада, членам Большой восьмерки, расти, выздороветь, чтобы успешно справиться с возникшими проблемами.

Очередной саммит НАТО в Чикаго, в родном городе Барака Обамы, обсудит новые вызовы мировой безопасности, включая ядерные программы Ирана и Северной Кореи. Для саммита хорошей новостью может стать то, что в Иран вылетел руководитель МАГАТЭ для переговоров, а накануне в печать просочилась информация о том, что на этот раз совсем изможденный из-за санкций Иран может отступить от прежних позиций и может открыться путь для мирного разрешения конфликтных вопросов.

На таком непростом геополитическом ландшафте все чаще обращает внимание аналитиков США, грядущие выборы в ноябре. Очевидно, что европейцам более по душе Барак Обама, деятель не воинственный, избегающей всякой имперской фразеологии, предпочитающий дипломатический путь решения вопросов, чем военный.

Не менее интересно и то, что в новом раскладе экономических и военно-политических сил в мире, многие аналитики начинают размышлять о том, что ждет Америку в обозримом будущем, сохранит ли она свой особый статус мирового экономического лидера, даже “жандарма”, как США называют их оппоненты в мире.

Лондонская The Financial Тimes посвятила на эту тему целую статью Мартина Вульфа, который, подчеркивая несомненно выигрышную политическую и экономическую систему США, следуя которой многие ведущие страны добились огромного успеха, считает, что этой стране тем не менее необходимо реформироваться. Если бы все было так совершенно и безупречно, как могло случиться так, что ведущая экономика мира стала самым крупным должником мира и фактически живет в долг? Да, пишет Вульф, что американская экономика и сейчас дважды больше, чем китайская, но последняя развивается во много раз быстрее и эффективнее, к тому же успешнее справляется с возникающими проблемами, чего не скажешь об американской.

Автор статьи признает, что вечный спор между республиканцами и демократами, огромные трудности принимать болезненные, но необходимые решения через Конгресс, серьезно ослабляет Америку. Геополитическое положение страны, окруженной двумя океанами, не враждебными соседями как с севера, так и с юга, столь долгое отсутствие войны на собственной территории после, разумеется, гражданской войны, были и остаются самыми благоприятными для Америки как страны. Потому, пишет Мартин Вульф, быть лидером и сохранить свой особый статус в буквальном смысле находится в руках самой Америки и все зависит только от самих американцев.

Конечно, было бы несправедливо утверждать, что все в Европе плохо, что не видно никакого просвета. Первый квартал нынешнего года весьма обрадовал немцев—экономический рост Германии составил почти пять процентов. Показатели оказались выше чем прогнозировали. Вдруг пошло на сокращение число безработицы в Великобритании. Но эти показатели еще не показатели тенденции роста, а некие “островки”, одиноко очерченные на общей карте Старого света.

The Financial Тimes в очередной раз взялась за обсуждение ближайших перспектив нового азиатского гиганта—Китая. Кейт Маккензи, автор статьи, полагает, что годы стремительного экономического роста Китая все-таки уходит в прошлое. Предполагается, что экономика страны уже в этом году снизится на один процент—с 8.5 процентов на 7.6.

Автор обращает внимание, что в лучшие годы рост Китая составлял аж 10 и более процентов. Нужны будут реформы, в том числе и политические, хотя такое менее всего хотелось бы нынешнему Пекину, пишет Маккензи. Но новые вызовы мировой экономики все-таки требуют новых решений и выиграет тот, кто окажется наиболее готовым эти вызовы воспримет адекватно, с адекватными политическими и экономическими решениями, пишет Кейт Маккензи.

В заключении обзора хотелось бы остановиться на статье в журнале The Economist, в которой речь идет о Таджикистане, о той все усиливающейся роли, которую играет наркотрафик в без того хилой экономике этой страны.

Журнал утверждает, что в этой самой бедной в Центральной Азии стране, имеющей 1300 километров общую границу с Афганистаном и пропускающей ежегодно через свои наркотропы около 90 тонн героина, других видов наркотиков, влияние этого вида “экономической деятельности” продолжает расти. Имея очень слабую промышленность и коррумпированное руководство, страна вошла в открытую зависимость от наркоторговли, причем, эту отрасль криминальной экономики контролирует сама политическая элита страны. Роскошные частные хоромы и сверкающие модные машины на улицах Душанбе, происхождение которых очень трудно объяснить на фоне всеобщей бедности, свидетельствуют о растущей криминализации экономики, о большой доле теневого сектора, связанного, конечно, с наркоторговлей.

Журнал пишет, что о вовлеченности в эту сферу высшего руководства страны, самого И. Рахмона давно говорят, но разоблачать это никто не в состоянии, потому что все понимают прекрасно, что новый передел этой сферы чреват разве что новой войной, поскольку никто не потерпит изменения давно установленного порядка и разделения сфер влияния.
XS
SM
MD
LG