Ссылки для упрощенного доступа

16 июля 2024, Бишкекское время 13:20

«Независимость судебной системы подменили обычными торгами»


Акция против судей, Бишкек. 2018 г.
Акция против судей, Бишкек. 2018 г.

Можно ли считать кадровой зачисткой то, что депутаты Жогорку Кенеша не пропустили трех кандидатов в Верховный суд?

Отвечает ли требованиям времени механизм выбора судей? Дисциплинарная комиссия следит за законностью или ее решения зависят лишь от аппарата президента? Когда мы добьемся прозрачности и справедливости в работе судей? Эти и другие вопросы обсуждались в очередном выпуске программы «Лицом к лицу» («Арай көз чарай»).

В дискуссии приняли участие депутат Жогорку Кенеша от фракции «Республика – Ата Журт» Кенжебек Бокоев и бывший судья Верховного суда, заслуженный юрист КР Султангазы Касымов.

«Азаттык»: Жогорку Кенеш отклонил три кандидатуры из пяти, представленных на должности судей Верховного суда КР. Как вы оцениваете это решение? Это признак начала кадровой чистки в судебной системе или же просто отдельные политические силы попытались отомстить?

Султангазы Касымов: Такая ситуация возникла из-за того, что сам механизм выбора судей неверен. Например, Совет по отбору судей состоит из 24 человек, треть которого - люди, совершенно не разбирающиеся в судебной системе.

Оставшиеся две трети - это представители политических партий и других сфер. И я не понимаю, как можно выбрать достойных судей в отсутствие профессиональных юристов… Но и те, кто уже работает судьями, или же желающие ими стать тоже не внушают доверия. Потому что изначально в выборе кадров была допущена ошибка. Независимость судебной системы подменили обычными торгами.

«Азаттык»: После решения Жогорку Кенеша высказываются мысли, что судьи, чьи кандидатуры не были одобрены, подверглись одностороннему очернению; что профессионалы своего дела стали жертвами политической борьбы…

Я не против тех, кто говорит, что эти кандидаты – профессионалы своего дела. Да, возможно, какой-то судья может быть лучшим юристом Кыргызстана. Но при этом он может быть умелым при реализации коррупционных дел и во всем слушающийся представителей власти.
Кенжебек Бокоев.

Кенжебек Бокоев: Судьям, претендовавшим на должности в Верховном суде, была дана оценка, исходя из их предыдущей работы.

Я не против тех, кто говорит, что эти кандидаты – профессионалы своего дела. Да, возможно, какой-то судья лучший юрист Кыргызстана. Но при этом он может быть умелым в реализации коррупционных дел и во всем слушается представителей власти.

Что именно мы, депутаты оценивали в судьях? Кандидаты прошли специальные тесты, где проверялись их знания и опыт. Первичный отбор по документам и другим критерием Совет по отбору судей уже сделал, проанализировал это.

А депутаты дали свою политическую оценку тому, достоин тот или иной человек работать судьей Верховного суда КР. Мы не спрашивали у них смысла какой-нибудь статьи из Уголовного кодекса, не экзаменовали их. До нас они уже прошли сито Совета по отбору судей, аппарата президента.

Я, например, задал вопрос о том, имеет ли Айдарбек Алымкулов моральное право работать судьей. Именно он в свое время открыл дело по заявлению Сергея Костырина, находящегося в международном розыске, и за два часа вынес решение об аресте имущества телерадиокомпании НТС.

В то же время, сколько наших граждан месяцами-годами ждут вердикта суда и находятся за решеткой. Поэтому я и заявил, что отдельные судьи исполняли политические заказы. У таких кандидатов нет морального права работать судьей.

«Азаттык»: Гражданские активисты потребовали, чтобы судья Ирина Воронцова покинула свой нынешний пост председателя Бишкекского городского суда. А есть ли моральная, правовая ответственность в таких ситуациях?

Независимость судебной системы подменили обычными торгами. Судья не должен никого слушать, его свободу должен охранять закон.
Султангазы Касымов.

Султангазы Касымов: Не буду говорить о моральной стороне, но расскажу о правовых путях. Если президент, Совет по отбору судей выдвигает кандидата в вышестоящую инстанцию, но этот человек получает низкую оценку парламента, может ли он продолжать работу в нижестоящей судебной инстанции? Он должен автоматически подать заявление об уходе. Если опираться на логику, то морального права работать в городском суде у нее нет.

Кенжебек Бокоев: После того, как более две трети парламента, другими словами 91 депутат высказался против ее кандидатуры, то, конечно, она должна покинуть свой пост.

И, наверное, необходимо внести в законодательство норму о том, что судьи, чьи кандидатуры на должности судей Верховного суда были отклонены парламентом, освобождаются от ранее занимаемых должностей…

Полную версию программы (на кыргызском языке) можно послушать здесь.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG