Ссылки для упрощенного доступа

7 декабря 2021, Бишкекское время 11:49

За решеткой. Часть II


Неформальные криминальные лидеры в камере СИЗО

Некоторые подробности о прежде считавшихся закрытыми для сторонних взоров колониях стали известны общественности.

«Централка» – Клондайк криминального мира

(Первая часть материалаздесь).


В народе это место называют СИЗО №1, а официально это – учреждение №21 Государственной службы исполнения наказаний. Оно представляет собой трехэтажное здание, построенное в самый сложный год Второй мировой войны – 1942. Наверное, никого не удивим заявлением, что здание давно обветшало. Охраняется оно строго, любому посетителю приходится преодолевать тщательный досмотр и три железных двери. Большинство осужденных, а также подследственные женщины содержатся на первом этаже.

Подсудимых мужчин размещают в основном на втором и третьем этажах. А в подвале есть особо охраняемые камеры называемые «закрывашка». Там бывают разные «гости»: от притеснявшихся криминальным сообществом СИЗО государственных чиновников и бизнесменов до простых смертных. И хотя здание очень старое, даже в зимнюю стужу в камерах достаточно тепло.

Это место представители криминалитета называют «централкой». К слову, не только потому, что оно находится в Бишкеке, да еще в самом центре города, причины этого гораздо более глубокие. Если некоторые утверждают, что этот изолятор своего рода «Белый дом» уголовного мира, другие говорят, что СИЗО№1 настолько же значимо для него, как Кумтор для бюджета Кыргызстана. В-общем, место и роль «централки» для криминального люда неоценимы.

Советбек Алымбек уулу вот уже восемь с половиной месяцев работает в службе исполнения наказаний. Он так нам пояснил нравы «общака» или криминального сообщества СИЗО №1:

– Здешний «общак» представляет внешние криминальные группировки. Например, есть тяжелые статьи, связанные с мошенничеством, изнасилованием, наркотиками. И члены «общака» попавших сюда облагают в соответствии со статьями большими налогами. Сейчас же есть мобильная связь. Так, они могут отбирать жилье, сообщив своим внешним людям. Главная задача местного «общака» – ломать крупных «маслокрадов».

«Маслокрадами» здесь называют денежных, с имуществом или занимавших высокие государственные посты людей.

Упорная борьба

С 16 января прошлого года в большинстве пенитенциарных учреждений Кыргызстана долгое время не стихали волнения, дошло до голодовки, и как известно, бунт начался в этом первом СИЗО. Как поясняет ГСИН, планировалось 16 января провести здесь проверку и закрыть прежде днями-ночами открытые камеры «общака». Руководители упомянутого ведомства характеризуют эти действия как борьбу против порядков криминального мира.

Глава ГСИН Шейшенбек Байзаков тоже озвучил такую позицию.

– Камеры держали открытыми с 2005 года. Во времена Бакиева начальником СИЗО стал Маматалиев и открыл все камеры. А ходили свободно по учреждению «положенцы», «смотрящие» и «авторитеты». Поэтому они и открыли камеры.

Уже неоднократно сообщалось, что с началом проверки заключенные оказали упорное сопротивление, а находившиеся на втором и третьем этажах выломали двери камер, и около 700 человек оказались в коридоре. Но стоит отметить, что около 30-40 из 1400 арестантов жили в особенных условиях. Они словно бай-манапы проводили дни возлегая на коврах в современно оформленных камерах с мягкой мебелью.

Начальник СИЗО Марс Жусупбеков говорит, что прежние руководители учреждения скрывали, что заключенные могли сколько угодно перемещаться туда-сюда, велеть отпирать другие камеры и вымогать огромные суммы у задержанных.

Сам он назначен главой этого изолятора в декабре прошлого года.

– Три камеры не закрывались вовсе. В любое время они выходили-входили, открывали другие камеры и запугивали сидящих там, вымогали деньги. Они требовали не запирать эти помещения и не увозить Дамира Сапарбекова.

Оказывается, одна из здешних камер была приготовлена на случай задержания «вора в законе» Камчи Кольбаева.

– Этот камера специально приготовлена для «вора в законе» Камчы Кольбаева. Внутри была мягкая мебель. Во время обыска мы все это вынесли. Видите, как отличается она от других?

Самое интересное, что руководство СИЗО позволяло и даже способствовало этому.

Беспричинные побои

Между тем, заключенные придерживаются иной версии событий 16 января. Они заявили, что сотрудники ГСИН пользуясь служебным положением притесняли их, беспричинно избили. Вот что говори один из заключенных:

– Не успев войти, они стали нас избивать. От безысходности в знак протеста некоторые начали себя резать. Ребята в тяжелом состоянии, падают. Много с черепно-мозговыми травмами. Они теряют сознание, лежат, больные.

И тут мы попытаемся выяснить, кто такой, выражаясь языком «черных», «положенец», каков его статус. Ответ дал сотрудник СИЗО №1 Советбек Алымбек уулу:

– Внешние криминальные группировки оказывают какому-нибудь попавшему сюда заключенному доверие и назначают «положенцем». И тот становится своего рода «хозяином», «начальником». Иначе говоря, вторым начальником. Глава СИЗО не может ничего решать, они навязывают свою волю. А если он найдет общий язык с «начальником», то будут действовать заодно.

Например, можно видеть, когда для главы учреждения не законы важны, а криминальные авторитеты ему диктуют свою волю. Он может снять с работы любого человека. Я сам в своей трудовой практике столкнулся с этим. Как-то из-за одной вещи поспорили, не сошлись во мнениях, я цитировал закон, а он свое доказывал и в итоге уволил меня. Я был вынужден перевестись в другое место. Другим словами, мою работу, карьеру решил один «зэк».

Словом, Государственная служба исполнения наказаний уверяет, что положила конец господству в этом СИЗО криминального сообщества – «общака». Но другие не разделяют такого оптимизма. Они напоминают, что для окончательного наведения порядка в пенитенциарных учреждениях нужно еще много времени и труда.

Вообще, СИЗО №1 выполняет три функции. Во-первых, здесь содержатся подследственные, подозреваемые в причастности к преступлению. Такие составляют 80% заключенных. Немало и тех, кого оправдывают и освобождают. Поэтому правозащитники всегда напоминают, что сотрудники ГСИН не имеют права избивать арестантов.

Таким мнением с нами поделился и омбудсмен Турсунбек Акун.

– Не должно было быть 16 января такого безобразия: ворваться и бить. Шесть человек получили тяжелые травмы, 116 заключенным оказана медицинская помощь. Они же там не сидят для того, чтобы их избивал Байзаков. Они там сидят, чтобы шло следствие, и если их осудят, отбыть срок.

Во-вторых, в этом следственном изоляторе отбывают наказание приговоренные к тюремному заключению или пожизненному лишению свободы. В-третьих, отсюда осужденные распределяются по другим учреждениям. Но есть обязательно условие: все заключенные, будь то подследственные, подсудимые или осужденные – все должны сидеть в закрытых камерах.

(Продолжение следует)

AlM

Смотреть комментарии (1)

Не допускаются комментарии, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG