Ссылки для упрощенного доступа

28 октября 2021, Бишкекское время 09:12

За решеткой. Часть III


Некоторые подробности о прежде считавшихся закрытыми для сторонних взоров колониях стали известны общественности

Объект, угрожающий столице

(Первую и вторую части можно прочитать здесь и здесь)

Бродя по этому СИЗО, можно с первого взгляда понять, что для заключенных созданы только самые минимальные условия. Часто говорится, что содержание подозреваемых в совершении преступлений в этом старом здании в самом сердце Бишкека, а точнее, на пересечении улиц Ибраимова и Горького, угрожает общественной безопасности. Потому что прежде бывало, что заключенные, убив надзирателей, убегали из изолятора. Прошлогодний бунт, кажется, заставил вздрогнуть не только жителей округи, но и весь Бишкек.

Но СИЗО в Оше еще более ветхое. Оно расположено в здании, построенном в конце XIX века сыном Курманджан Датки Камчыбеком. Словом, все пенитенциарные учреждения Кыргызстана давно обветшали и вот-вот станут историческими памятниками.

Как уже было выше сказано, в этом СИЗО содержится 1400 человек, но рассчитано оно на 1325 арестантов. Свыше 900 заключенных – подследственные или подсудимые. Из них 80 – женщины, причем одна с грудным ребенком. А 146уже осуждены и отбывают здесь свое наказание. Кроме того, в этом СИЗО есть особо охраняемые камеры, куда не достает «рука» криминальных группировок. Там могут сидеть обвиняемые по тяжелым статьям или, добровольно попросившись, государственные чиновники. Сейчас, как нам сказали, в этих так называемых «закрывашках» сидят около 50 человек.

Кадырбеков: Шанса остаться в живых не было

Как уже говорилось, экс-депутат, бывший глава агентства архитектуры и строительства, ныне член Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов Ишенбай Кадырбеков просидел в этом СИЗО целый год с апреля 2008 по апрель 2009 года по обвинению в злоупотреблении служебным положением. Сам Кадырбеков называет это политическими гонениями. Оказывается, он, будучи обложен огромным налогом здешнего «общака» лишился жилья и крупной суммы денег.

– Когда я там сидел, все было. Побои были. У меня отобрали все имущество: и деньги, и дом дочери, квартиры, машины. Все забрали. Тогда управление исполнения наказаний относилось к министерству юстиции. Когда проверяла прибывшая оттуда комиссия, все мое тело было в синяках. Но тогда были другие обстоятельства, известно, что власть и преступники были одной командой. Если комиссии рассказать о побоях, они послушают, запишут. А ночью я по-прежнему остаюсь в заключении. Там у человека нет возможности остаться в живых. У этого места своя политика, власть с ними была в тесных отношениях.

В этом же следственном изоляторе из-за политических гонений побывал и бывший министр обороны генерал Исмаил Исаков. Но просидел он недолго и, по его словам, не подвергался притеснениям.

Особым вниманием «общака» пользуются чиновники, предприниматели или обвиняемые по статьям вроде взяточничества и сокрытия налогов. Они обязаны выплатить в «воровскую» казну 10% суммы, упоминаемой в деле. Есть и другие способы пополнения «воровского» бюджета. Такой налог платят все заключенные, независимо от статуса. Словом, значительная часть финансов криминального мира поступает благодаря усилиям и неписанным законам «общака» этого СИЗО.

Еще один момент, достойный упоминания: половина заключенных СИЗО №1 – судимые впервые. Потому «общак» стремится по возможности получше их «подоить».

Омбудсмен Турсунбек Акун тоже охарактеризовал СИЗО №1 как занимающее особое место в криминальном мире:

– Там средоточие всего криминала. Оттуда управляются все колонии Кыргызстана, расходятся указания. Там людей ломают и обирают.

(Продолжение следует)

AlM

XS
SM
MD
LG