Ссылки для упрощенного доступа

15 Декабрь 2017, Бишкекское время 12:39

Проблемы границ потребуют политического решения


Граница Кыргызстана с Узбекистаном, 1 мая 2012 года.

Так считает завотделом делимитации границ и развития приграничных территорий аппарата правительства Курбанбай Искандаров.

«Азаттык»: Как в 2012 году проходили переговоры по границе с соседними странами? Можно ли ожидать, что в нынешнем году проблема сдвинется с места?
Искандаров: Мы уже много лет ведем переговоры с Таджикистаном и Узбекистаном. Если быть точным, то с Узбекистаном мы начали процесс делимитации в 2000 году. С тех пор из 1378 километров границы было уточнено 1007.

Как известно, после апрельских событий переговоры остановились. Потом мы подняли инициативу об их возобновлении. Узбекская сторона при первой же встрече предложила пересмотреть уже уточненные участки границы.

Согласие с уточненными участками границы ранее выразили и президенты двух стран. Несмотря на это, узбекская сторона при встрече потребовала, чтобы участки были пересмотрены. А мы сказали, что до этого было проделано много работы, и надо начать с того места, где остановились. Но они на всех трех встречах настаивали на своем. Мы же сказали, что «мы не против пересмотра некоторых участков, но надо сначала определиться с теми участками границы, которые еще не делимитированы».

Узбекская сторона согласилась с тем, что в ходе работы будут рассматриваться по два-три участка. Во время последующих двух встреч было рассмотрено более 20 участков в Баткенской и Ошской областях. В 2012 году мы провели мало встреч с представителями Узбекистана. Мы составим график на 2013 год и уже в его начале позовем узбекскую сторону.

Переговоры по границе с Таджикистаном начались в 2002 году. Мы с ними имеем общую границу протяженностью 970 километров. На сегодняшний день 517 километров уточнены и закреплены на уровне межправительственной комиссии. Однако с таджикской делегацией работа ведется быстро. Например, последняя встреча прошла в Худжанде. Жители двух сел, расположенных ниже зоны Кулунду Лейлекского района, должны проезжать в Кулунду через территорию Таджикистана. Это создает много трудностей для народа. Там установлен пограничный контроль, автоинспекция, экологический пост и другие контрольные посты. При переходе через каждый из постов возникают трудности.

Школьники из села Максат ходят учиться в село Кулунду. Поэтому они испытывают много трудностей. Мы поставили этот вопрос при переговорах с таджикской делегацией. Когда там строилась дорога, должен был быть возведен мост через реку Козу-Баглан. Там есть канал, из которого берет воду Таджикистан. Есть неуточненный участок границы площадью 78 гектаров. Согласно документам от 1958-59 годов, эта территория принадлежит нам. А Таджикистан исходит от документа 1989 года и считает этот участок своим. Этот вопрос пока не решается при переговорах, но мы его поднимаем уже два года.

Таджики сказали, что «мы не против строительства, но вам надо официально обратиться с письмом к властям». Однако мы объяснили, что «эта земля и не наша, и не ваша, а если мы официально обратимся, то это будет равно признанию этого участка собственностью Таджикистана». С тех пор проблема оставалась открытой.

После этого этот вопрос поднимался во время встреч президентов и премьеров двух стран. Однако вопрос был положительно решен во время последней встречи правительственной комиссии в Худжанде. Теперь там будет построен мост, через который жители будут обходить территорию Таджикистана. Надеемся, что мост будет построен уже в этом году. Мы также составили с ними график переговоров по неуточненным участкам. 8 или 13 января они приедут к нам.

И с Узбекистаном, и с Таджикистаном у нас немало острых вопросов. Причина в том, что все три государства расположены в Ферганской долине. У нас, по сравнению с соседями, плотность населения меньше. Поэтому они хотят расширить свои территории и заглядываются на наши земли. Поэтому мы обязаны как можно быстрее решить все вопросы.
Земля одна, названия разные
«Азаттык»: Какие земли самые спорные, по которым трудно найти общее мнение?

Искандаров: Даже если речь идет об одной сотке, проблема решается очень тяжело. Самый простой пример: сколько проблем появляется, когда два соседа не могут поделить огород? А когда вопрос касается границы, эта проблема касается двух государств и народов. Когда-то они были соседями и республиками одной страны. Но мы не должны на этой волне конфликтовать, надо постараться все вопросы решить мирно.

Спорных участков очень много. С Узбекистаном их 58. Уточнить их будет нелегко. Но несмотря на это, мы определились с позицией по каждому из участков. У Узбекистана тоже есть своя позиция. Перед тем, как рассматривать какой-то вопрос, мы разговариваем с местным населением, проводим разъяснительную работу. Если это не делать, то потом будет много разговоров. Народ должен знать, на основе каких документов мы считаем эти земли своими и на что опираются соседи.

Узбеки называют Андижанское водохранилище, а мы называем его Кемпир-Абад. Там очень много проблем. Второе – у нас там есть анклав Барак. И там тоже возникают проблемы. Также то, что мы называем массивом Бургонду, узбеки называют Северный Сох. В общем, проблем много. Надеюсь, они все решатся в свое время.
«Азаттык»: Сообщалось, что узбекская сторона была против того, чтобы Кыргызстан отгораживал границу в Бургонду. Вы могли бы что-нибудь рассказать об этом?

Искандаров: На сегодняшний день Узбекистан, ничего не сообщая и не согласовывая, отгородил более 500 километров границы. Мы неоднократно обращались к ним с тем, что они перекрывают неуточненные участки границы. Вошедшие на нашу территорию два-три участка мы вернули обратно. Вот последняя информация: они опять начали обстраивать границу в Кадамджае. А если мы начинаем отгораживать уже уточненные участки, они говорят, что там граница еще спорная. Но мы имеем право обустраивать эти участки.

Возможен ли компромисс?
«Азаттык»: В чем основная причина вялой работы по делимитации и демаркации границ?

Искандаров: В мировой практике это трудный вопрос. Есть проблемы, которые не решаются веками. У каждого региона есть свои особенности. И у Центральной Азии есть особенности. Мы применяем разные рычаги для решения проблем – говорим с аксакалами, просматриваем исторические, архивные документы. Основными считаются документы, которые имеют юридическую силу.

До сегодняшнего дня мы не пришли к согласию с соседями о том, какой силой обладает тот или иной документ. Это и есть основная причина. Например, в 1924 году началось национальное территориальное деление. Начиная с этого до 1955 года территории передавались той или иной республике. Земли между двумя районами или управлениями передавались без каких-либо документов во временное пользование. Поэтому есть много земель, которые остались на территории той или другой республики.
«Азаттык»: Много говорят о том, что при уточнении спорных территорий Кыргызстан проиграет. Есть ли основания так говорить? Как важно идти на компромисс во время переговоров?
Искандаров: Переговоры и должны так проходить. Я же говорил, что надо применять различные методы. Этот способ применяется в мировой практике. В некоторых случаях приходится соглашаться на условия противоположной стороны. В некоторых местах народ уже осел, а земля разделена на долевые участки между ними. По таким участкам можно договориться путем обмена. Я не поддерживаю мнения о том, что Кыргызстан проиграет. Как можно говорить об этом, если еще нет решения? Мы еще не закончили уточнение границ. Остались самые трудные участки. Возможно, в некоторых местах потребуется политическое решение.

BK

Перевод с кыргызского, оригинал интервью здесь.

XS
SM
MD
LG